ЛитМир - Электронная Библиотека

…Уже давно не было на свете бабушки. Но Захар часто вспоминал её. Особенно, сказки Полины Алексеевны. Не выходила из памяти самая последняя. Она о том, как Василиса Прекрасная пообещала Ивану Царевичу, что станет его женой, если принесёт он ей из неведомого мира волшебное кольцо.

Очень не простое. Наденешь его на безымянный палец – и любое твоё желание исполнится. Можешь стать счастливым, здоровым или просто… богатым. Пожелаешь – превратишься в любое животное или предмет. Можно и летать над землёй, как птица.

Вот и пошёл Иван Царевич туда, сам не знал, куда. Баба Яга, старая ведунья при встрече с ним сказала, что поможет его горю. Как раз, завтрашним ранним утром эти места наполнятся громким звоном, напоминающий одновременно и щебетания десятков тысяч птиц и плеска горных ручьёв. Это мощный звук – предвестник появления прямо перед её избушкой на курьих ножках огромной серебристой пелены. Но это не туман, а ворота в один из миров, как раз, в тот, где Иван может раздобыть такое кольцо. Там много всяких и разных волшебных вещей.

Но вернуться ему назад надо будет через эти ворота не позже, чем через семь суток. Ведь звон этот не простой, а кочующий, как и ворота. Они движутся по Земле, появляются вместе с громким звуком в самых разных местах и потом найти их будет нелегко. Да и такие ворота можно спутать с другими, ведь таких проходов великое множество, и ведут они в самые разные миры. Главное суметь прийти туда, куда надо, и вовремя вернуться назад.

Сказка с хорошим концом. Попал Иван Царевич в неведомый мир, где встретили его добрые и счастливые люди. Они подарили ему это кольцо и проводили до звенящего кочующего звона туманных ворот. Ясно, что женился он Василисе Прекрасной и прожили они долгую и счастливую жизнь, и волшебное кольцо служило не только им, но и всем славным людям.

Еще за несколько лет до своей смерти бабушка сказала внуку, что когда-нибудь учёные придумают, как сделать такое кольцо и многое другое, чтобы человеку интересней и легче жилось на белом свете. Уже много лет, как не стало бабушки Полины Алексеевны, но Захар помнил её и сказку эту необычную. Впрочем, про Ивана Царевича немало похожих сказок.

Почти с самых первых дней, в середине июля, молодому офицеру Захару Бадыкову, выпускнику одного из военно-пехотного училищ на Дальнем Востоке Советского Союза после трёх лет ускоренного обучения, с января 1940 года выпало нести службу под Хабаровском, в стрелковой дивизии. Молодого лейтенанта сразу же назначили командиром взвода в роте разведчиков. Он уже и не сомневался в том, что если не на век, то на долгие годы связал свою жизнь с Российским Дальним Востоком. Об этом он не жалел. Да и служба ему казалась интересной: работа с географическими картами, ориентирами, постоянные стрельбы, преодоление самых различных и сложных полос препятствий…

Он, коренной москвич, оказался на «краю земли» совсем не случайно. Дело в том, что с раннего детства мечтал побывать во Владивостоке, посмотреть на океанские корабли на дальнем азиатское Японском море, на залив Петра Великого, Золотой Рог, но ничего не получилось… До Владивостока он не доехал, оказался в одном из городов на реке Амур. Так получилось.

Да и какая разница? Обычный строящийся город, в котором пока строились, в основном, деревянные здания – от двух до четырёх этажей. Людям требовалось жильё. Москвичу, конечно же, такая глубокая провинция не сразу показалась раем. Но за полгода учёбы, постоянной муштры, он привык к окружающей обстановке, к молодым курсантам, которые приехали сюда из самых разных уголков страны: Якутск, Саратов, Ленинград…

Почему он в училище выбрал специальность разведчика? Наверное, потому, что с детства занимался самбо и, став курсантом, с удовольствием работал с картами, научился неплохо стрелять из всех видов оружия… Но не это главное. Совсем другое определило его судьбу, как будущего разведчика.

С самых первых лет учёбы он познакомился со старым нанайцем с Сурэ Маранговичем Гейкером на рынке, где старик продавал рыбу. Эта торговая площадь была совершенно неухожена, буквально утопала в грязи. Деревянные тротуары буквально утопали в ней, поэтому продавцы и покупатели, в основном, были в резиновых сапогах. Но на этом рынке, который находился недалеко от набережной Амура, можно было купить всё: от продуктов питания до живой курицы. Рыба Захару была не нужна – ни ленки, ни сиги, ни таймени… Просто знакомился с городом. Да и не один он изучал незнакомые места, а вместе с другом таким же курсантом, как и он, Ильёй Ремизовым.

Разговорились со стариком, и тот, как бы, между прочим, сказал, что сейчас на пенсии, на заслуженном отдыхе. Всю жизнь на рыбном заводе, что находится на том берегу. Но занимался он разделкой рыбы во время кетовой путины, а на лодках ловил рыбу. Да и сейчас на судьбу он не жаловался. Иногда рыбу ловит и продаёт. На жизнь хватает. А сказал он вот что:

– Молодые и крепкие ребята, курсанты. Так? Сам вижу, что так. Однако война будет скоро. Нет, не с японцами, а там на западе.

– Нет, не должно такого быть, – усомнился в словах Гейкера Ремизов. – Вообще, такие разговоры о войне надо пресекать. Паника и страх нам не нужны. Да и мы всегда готовы, если что. Как в песне поётся: «Если завтра война, если завтра в поход…».

– Ну, хорошо, если так, – согласился с Ильёй старый нанаец. – Но надо старательно учиться побеждать врага, однако.

– Так мы и учимся, – улыбнулся Захар. – Пока только на первом курсе. Будем по укороченной программе три года познавать воинское искусство. Япония под боком. Неспокойный сосед.

– У меня надо учиться, – сказал Сурэ Гейкер. – Много знаю, много умею. А вы мне оба понравились. Красивые, сильные. Всегда ведь у вас по вечерам время свободное есть.

Оба согласились. Конечно, время свободное имеется, но не так его и много. Но для дела найти его всегда можно.

Предложил им старик обучаться национальной борьбе, которая называется думэчи. Но Илья Ремизов пожал плечами, заметив, что борьба нанайских мальчиков давно уже стала предметом анекдотов. Вот он, к примеру, занимается боевым самбо и старательно изучает немецкий язык. На всякий случай, а вдруг… А что за борьба думэчи, совсем не понятно.

Но старик не обиделся на эти слова. Продав двух крупных сигов даме средних лет в чёрной шляпке с вуалью, тут же вернулся к начатому разговору. Он заверил, что если у молодых людей появится желание, то он обучит их в совершенстве владеть фехтовальной палкой – мукэчен.

– В добрых руках это великое оружие, – заверил их старик Гейкер. – С ней один человек может запросто одолеть пятерых-шестерых, вооружённых ножами.

– Но обороняться можно не только палкой, – сказал Захар Бадыков, – а самыми разными предметами. Например, даже консервной банкой.

– Верно, – согласился с ним старик. – Я научу вас держать оборону и уметь нападать с помощью всего того, что попадает на глаза, да и руками, и ногами. Знаю, что в училище вы много стреляете. Там уж… сами старайтесь. Хотя покажу, как правильно и метко стрелять.

– Это интересно, – оживился Илья Ремизов. – Не знал, что существует такая интересная борьба и называется…

– Думэчи, – улыбнулся старик. – Думэчи она называется. А моё имя Сурэ, что на русский язык переводится, как «топор».

С большим удовольствием старик рассказал, что в боевоё думэчи входит метание копья, стрельба из лука, метание лассо… Но самое главное уметь быстро и точно в цель бросать в ножи, топоры и самые разные колющие и режущие предметы. Сурэ Марангович очень хотел передать своё мастерство молодым курсантам, будущим офицерам. Им ведь придётся воевать. Тут ясно…

Внучка его Сингэкте (на русском – черёмуха) хоть и молода, но всё это умеет делать. Да и ни к чему ей такие навыки. Ей воевать не придётся, шестнадцать лет всего. Да и женского рода. Но работает продавцом в продовольственном магазине ОРСа, отдела рабочего снабжения местного отделения Дальневосточной железной дороги.

1
{"b":"628858","o":1}