ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Нойер. Вратарь мира
Майндсерфинг. Техники осознанности для счастливой жизни
Фаворитка Тёмного Короля
Всё сама
Разбитые окна, разбитый бизнес. Как мельчайшие детали влияют на большие достижения
Клинок из черной стали
Выбор в пользу любви. Как обрести счастливые и гармоничные отношения
Дама сердца
Преследуемый. Hounded
A
A

Подозрительному от природы Чумпу вовсе не понравились конюхов плотоядный оскал и кривой меч на боку, но спорить было бесполезно. И поздно. Чумп тоже слез с коня, снял с луки свой мешок и генеральский топор. Мало ли что.

— Пошли. — Панк приблизил к Чумпу свой шлем и прошипел еле слышно: — И не думай даже о ремесле своём окаянном!

— Оно и не думается, — успокоил его Чумп.

Мысли его и впрямь были далеки от кражи мечей и арбалетов. Он изучал внутренность острога. Возиться с запорным механизмом — оно интересно, но не всегда возможно. А чтобы сигануть со стены, надо ещё как-то на неё взлезть. Так что нашлось, что оглядеть.

Таверна, где надлежало провести ночь, была двухэтажной постройкой с удивительно плоской крышей. По такой сможет удирать не только генерал, всё ж таки кондовый горный гоблин, но и любой раздолбай, у которого худо-бедно ноги переставляются. Так что, буде дойдёт до отступления, один путь вроде как есть. Если, конечно, на крышу удастся как-то влезть. Ну и если генерал не упрётся в героическом порыве сокрушить врагов. По обе стороны таверну зажали ещё два здания той же конструкции. Стало быть, махнуть с таверны на любую крышу, а с той легко можно перепрыгнуть и на стену. С третьей стороны, между таверной и задней стеной, высилась башня, куда убыл Коальд. В ней было на поверх больше, да ещё на крыше имелось что-то вроде смотровой башенки, горел факел и маячил какой-то верзила. Башня нам вроде бы ни к чему, хотя именно в ней, по всем понятиям, хранится казна, и ежели до утра не убьют, как раз туда-то надобно перед рассветом наведаться. Так что для Коальда выгоднее будет-таки хрястнуть первым и на совесть… О-о… Онт дурнем не выглядел, должен понимать, что к чему… И как генерал, такой беспечный, до своих лет дожил?

Генерал и впрямь о мрачном не помышлял. Такой вещи, как КОВАРСТВО, он не признавал. В случае если придётся вытащить меч и встать со случайным спутником спиной к спине против всего мира — он был готов. Всегда готов. В конце концов, никогда не знаешь, из-за какого угла выскочит злой разбойник или кто косо посмотрит на твои новые ботфорты — за иной такой взгляд в высшем свете принято было выкликать на двобой без промедления.

Несмотря на обилие народу в остроге, корчма мало не пустовала. Генерал заломил бровь — вспомнил Хундертауэр. Чумп не удивился, ибо заметил, что многие из встреченных на пути что-то лопали прямо на месте. Лишний [раз] убедился — чего-то ждут, все держатся в боевой готовности. Однако не на него же, в самом деле, поставили засаду? Он бы обогнул острог по большой дуге, не напугали бы ни Стремгодовы твари, ни генеральское возмущение, единственное, чего опасался, так это что из Хундертауэра за Панком будет погоня. К тому же, несмотря на явное преимущество, не навалились сразу… А впрочем, ежели хотят избежать лишней крови, оно и полезно дать расслабиться, скинуть броню, а то генерал какой могучий и страшный, весь в железе, что колокол, не один меч об него выщербишь.

В корчме, едва освещенной полудюжиной факелов, Чумп решительно прошёл в самый тёмный угол, уселся спиной к стене, чтобы видеть и дверь, и все окна, топор отставил, но недалеко — как раз чтобы дотянуться не вставая. Генерал же не принял, а точнее, не понял этих элементарных мер предосторожности. Для него война была войной, а гулянка гулянкой, и смешивать оные понятия не надлежало никоим образом. Шлем он небрежно поставил на лавку, поперёк стола уложил меч и гаркнул молодецки:

— Эй, там! За что деньги плочены?

Приблизился кривоногий верзила с зубами через один, в грязном фартуке и опять же почему-то с мечом на боку. Чумп живо представил себе его в компании с давешним конюхом сидящим в лесной засаде на одиноких путников. Уж как должна судьба кидать эдакого агнца, чтоб загнать в повара?

— Приветствую. — Повар поскрёб в затылке. — Чем порадовать? Каша есть, оленины хоть уешься, с утреца пару лосей добыли… Гуся спечь могу али поросёнка, но это ждать придётся. Из напитков пиво, мимбо из самого Дэмаля, брага…

— Ждать, милейший, нам недосуг, — ответствовал генерал. — Так что поросёнка ты нам к завтраку, да не забудь, что в лучших домах в пасть ему яблоко положено или ещё какой овощ. А чего есть — волоки, каша так каша. Из напитков же, учитывая, что ободрал нас почтенный Коальд до последних штанов, придется хлебать мимбо как самое ценное.

— Экий практичный, — подивился мрачный Чумп. — А квасу не будет?

— Квасу не держим. Не тот народ.

— Ну, пускай будет пиво. Только в чистой кружке.

— А хошь, в бокал налью?

Генерал обиделся за Чумпа, воздвигся в рост, ухватил повара за грудки и просипел:

— В бокал, гришь? А промеж глаз?

— Шуткую, — пояснил повар спешно, подёргал нехилыми плечами, но вырваться из гоблинской хватки никогда не было простым делом.

— На кухню иди шутковать, — присоветовал генерал, разжал пальцы и плюхнулся обратно на лавку.

Этот нашуткует, уныло подумал Чумп. Всыплет тебе в мимбо совок пронеси-травы, вот будет веселье на всю крепость. Но генерал, наивная душа, уже забыл про инцидент, рьяно потянулся, прошелестев стальными кольцами брони, и вытянул под столом ноги.

— Вот и полпути сделали, — заметил он. — К завтрему доберёмся до Копошилки. Ты вроде говорил, у тебя там друг есть? Кто из себя?

— А-а, и не спрашивай, анарал. Малый поотстойнее нас обоих. Хастред, он книжник. То есть грамоту с малых усвояет. Впрочем, и мечом владеет, а ещё пуще топором, но в драку почём зря не лезет.

— Тьфу ты, молодёжь… Дожили… отродясь грамотного гоблина не видал. Тоже, что ли, из какого ущелья?

— Да нет, родители были как раз из Хундертауэра. Вот с тебя, пожалуй, размерами будет. В форточку ни за что не пролезет, но и без того мне помогал иной раз изрядно — всяки книги да манускрипты читал, где про клады, и не жадничал, как гном, многого не требовал — ну там за пиво разве заплатить или из тайника, куда всё равно полезу, припереть какую книжку.

— Эт зачем гоблину книжка, даже грамотному? Грамота, как я разумею, нужна — вывески читать да ругаться посредством письма!

— Да нет, не скажи. В иных книжках великая житейская мудрость сокрыта. Вот, например, заклятия всяческие… Хастред одно, помню, разучил — за ним все тамошние маги бегали, всё умоляли обучить. Полезное заклятие, мух отгоняет!

— Ишь ты! И впрямь полезное, мухи завсегда в жару донимают! И что, работает?

— Как тебе сказать? Мух правда отгоняет. Зато на тебя все пчёлы слетаются, осы, слепни и даже птицы норовят клювом долбануть…

Генерал обиженно булькнул — вот, мол, облом, уже прикинул было себя в Дэмале, посреди пустыни, и никаких тебе мух…

— Ну и помимо заклятий книга многим полезна, — рассуждал Чумп, пытаясь отвлечься от мыслей о Коальдовых молодцах, небось в этот самый момент окружающих таверну. — Книгу можно подложить под стол, ежели шатается. Можно с книгой пару раз пройти мимо любой дамы высшего свету, действует как приворотное зелье, а уж ежели открыть и прикинуться, что читаешь, — оные дамы вовсе из-за тебя передерутся, главное не перепутать, где верх, где низ. Ещё в иных книгах картинки встречаются презабавные, а корешок Хастред настоятельно советует сразу и аккуратненько ножичком вскрыть на предмет зашитого золота…

Вернулся повар, приволок, кривясь от натуги, здоровый чугун с полуостывшей кашей и миску размером с тазик с олениной. За ним брёл горный тролль, под потолок ростом, вдвое тяжелее Панка, в каждой ручище по питьевой емкости. Составили всё это на столе и спешно отошли. Тролль оборачивался, нервно лапал торчавшую за поясом колотушку побольше иной булавы. Генерал заулыбался: боится — значит, уважает.

В чугуне нашлась пара обгрызенных ложек, генерал их с презрением выложил на стол, добыл из-за голенища свою, завернутую в тряпицу, — размером куда солиднее. Не оплошал и скромный Чумп, тоже достал личную ложку, вовсе с неплохой половник размером. Генерал хотел было сострить на тему — ладно, мол, это миска, а ложка где? — но Чумп его упредил.

15
{"b":"6289","o":1}