ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Кто таковы? — взревел свирепо, даже, пожалуй, с излишком. — По какому праву мирного странника обокрали и заперли?

— Во загнул, — восхитились за дверью. — Мирный генерал, это ж надо! Вон тот второй — эт не спорю, мирный и есть, всего-то дюжину народу положил!

На сердце у Панка потеплело. Свой парень Чумп… был. Жизнь продал, как завещано, не задаром. Или же?..

— Неужто так продешевил? — делано удивился генерал, сердце запрыгало в ожидании радостной вести. — Либо плохо я его учил, либо нашёл дела поинтереснее, чем вашего брата лупошить!

За дверью помялись, измышляя ответ позловреднее.

— Поди, и нашёл — только пятки засверкали, — сообщили наконец. — Да как лихо — словно Кейджа воочию увидел.

— Ну, не боись, выловим. Никуда не денется от таковского должка. Вот вместе вас и рассмотрим, кто мирный, а кто где.

Физиономия Панка самопроизвольно расплылась в неудержимой ухмылке. Жив, ловкач! Ну а коли так — не бросит, это у каждого хуманса хата с краю, аж чудно, где столько краев набрать, а у гоблинов всё по покону: сам погибай, а товарища выручай… Однако же рано ликовать! У Чумпа ныне есть проблема и понасущнее, как то: не попасться Коальдовым молодцам по второму разу. К тому же вот от этой подземной напасти он едва ли спасёт, да и так уже вырвался вперёд на целую дюжину голов. Пора догонять, дабы не опозориться.

— Хрен тебе в сумку, любезный! Гоблина в лесу не всякий егерь сыщет, а уж вам, онтским прихвостням, и вовсе ловить нечего.

Пол сотрясся опять, генерала подбросило и ляпнуло о стену, потом просела плита под ногами, Панк распластался по стене, впился в глыбы, мало что не продавив гранит. Что ж это за монстр такой? Может, уж лучше пусть в нужнике топят?

— Это мы увидим, а пока не буйствуй! Кликну тролля, узнаешь у меня!

— Зови! — воодушевился генерал. — Да чтоб сын Драго какого тролля возбоялся?! К тому же скучно тут, как в склепе.

Пол опять дрогнул. Даже если генерал супротив тролля и оплошает, то тому, что под полом, они оба явно на ползуба. На лбу Панка выступил холодный пот, мышцы затвердели в преддверии доброй потасовки. Случалось с троллями биться… Стоит такая глыбина фунтов на пятьсот, и дубась его хоть кулаком, хоть коленом, хоть палицей — хорошо если заметит и почешется. Есть, конечно, кой-какие хитрости, это с болотным троллем ещё никто не совладал, который помельче горного, потому что этому племени секреты Равновесия ведомы. А тролль горный, он могуч, но прост, как дверная ручка, его если не уложить, то надуть умеючи всегда возможно…

— Глянь, герой какой! — удивился тот, за дверью. — Что ли и впрямь кликнуть?

— Ты ещё здесь? Беги шустрее! Да одного мало, зови двоих мне размяться да четверых их вытаскивать. И пивка с ветчиной прихвати, мы даже гномов пленных кормили, когда кряж в Серпентии держали.

По природной скромности генерал смолчал, что кормили гномов хлебом и водой, да и то вопреки всем его вердиктам. Обойдутся и без подробностей, а вода — не пиво, от неё сил не прибавляется, только и мыться этой гадостью… Кто, вообще, пить придумал — сам бы усёк на голову, ишь, развелось умников…

За дверью зашлёпали удаляющиеся шаги, а генерал постарался припомнить приёмы, что против троллей изрядны. То бишь всё, что с обретением благородного звания старался на фиг забыть как низкое и подлое, типа битья ниже пояса и прочих несообразностей. Как назло, сто лет голыми кулаками не работал — всё больше мечом или хотя бы оглоблей какой, а здесь её, оглоблю, откель выломаешь? Что ли попробовать выторговать у сговорчивого стража хоть какой мечишко?

И тут одна из плит пола с грохотом провалилась.

Генерал застыл, как конная статуя древнего правителя Замзибилии, глядя на чернеющий провал. Надо же — не успел… В кои-то веки… Впрочем, когда-то надо начинать… Сейчас метнутся чёрные склизкие щупальца… Или выпрыгнет нечто, сплошь слепленное из клыков, когтей, шипов и жал. Тролль, он что, его хоть на финт словить можно, промеж ног двинуть коленом, вилкой в глаза, тролль — тот же гоблин, только здоровее, а как с этим, подземным? Обломать кулаки о чужую рожу — милое дело, а вот уколоть палец о шип Панк панически боялся.

— Есть кто? — вопросил из пролома басовитый гоблинский глас.

Генерал мучительно поперхнулся, кровь жарко прихлынула к голове. Ай да воин, ай да герой! Тварь со щупальцами отыскал! Это ж сколько копать, пока сыщешь чудище с говором обитателя Железных Гор! Ежели не почитать за оное гоблина — а гномы, к примеру, так и делают.

— Честь имею — Панк из рода Драго, генерал, — представился он поспешно, но солидно, в голосе не проскользнуло и нотки давешней паники, сам подивился своей крепости. — А ты кто таков будешь, родич?

В провале появился чадящий факел, дым сразу пополз в глаза генералу, тому пришлось унизительно сместиться на пару шагов влево, чтоб не пустить слезу от дымной едкости.

— Ежели грохнусь, буду последний осёл, — объявил бас. — А пока что я Вово из рода Скаго. По матери. Тоннели прохожу, в шахты лажу, одним словом, хреном груши околачиваю… Ежели вылезу — это как, ничего?

— Будь как дома! Я как раз собрался рожи набить паре троллей, коли хочешь — могу поделиться. Не жадный.

Факел поднялся выше. Панк его перехватил и прикрыл ладонью глаза. Вот сюрприз будет троллям — факелом в рыло! Из дыры появилась пятерня, ухватилась за край пролома. Затрещало, из-под пальцев посыпалась каменная крошка.

— О-о, — испуганно пробасил невидимый Вово. — Щас по чану каменюкой… Ух, полечу со свистом!

— Не допустим. — Генерал всадил факел между плитами пола, раздвинувшимися при прорыве Вово, стал на карачки и ухватил собрата за запястье. Ого! Запястье оказалось толщиной с иную лодыжку! Генерал потянул как мог, в плечах затрещали жилы, на руке словно повисли враз все, кого Панку довелось сразить в честном бою, а было таких немало, поди сдвинь! Из дыры выбросилась и вторая ручища, лапнула другой край пролома, Вово издал конфузный звук и с усилием подтянулся. На уровне пола появилась голова размером с пивной жбан, длинные светлые волосы заплетены в две толстые косы, челюсть смахивает на боевой молот, глаза глубоко всажены, уши острые, как у самого Панка, только что куда крупнее, в полголовы каждое, а нос был бы грознее клюва птицы Рок, кабы не был сплющен страшенным ударом много лет тому. Чумаз, но явно свой!

Генерал ухватил нового знакомца за грубый, прочный с виду ворот, рванул вверх всей силой ног, включил и спину, коня бы перебросил через голову таким рывком. Ворот затрещал, Вово захрипел, маленькие его глазки полезли из орбит, он отжался лапами как мог спешно и повалился на пол Панкова узилища всем своим могучим торсом, отдулся и втянул ноги. Генерал его оглядел и почувствовал, что его собственные глаза выкатываются нимало не хуже.

Вово был одного с генералом роста и вдвое — самое малое! — шире его в плечах. На нём было длинное, до пят, пончо, то ли тканое, то ли валяное, такой работы генерал отродясь не встречал и не взялся бы пропороть кинжалом — разве что своим мечом, но тем он и рыцарские латы колол на спор… Из ворота торчала шея толщиной с ногу Панка, и до ужаса огромными во вновь прибывшем были не только уши!

Подземник вздохнул облегчённо, пригладил волосы. На руке мышцам было явно тесно, громадные глыбы сдавливали друг друга так, что поднялся скрежет. Этот новый гоблин был по макушку налит странной и страшной силой, для которой, понял генерал сразу, нет и не может быть преград и запоров, да что там преград — любое вместилище разорвет изнутри в клочья… кроме этого самого Вово. Вот уж воистину достойный носитель непредставимой силищи! Чтобы обхватить такого, понадобятся два Панка, спиной Вово, случись нужда, легко закрыл бы выбитые тараном ворота замка, а ручищей подземный странник без труда снёс бы тяжеловооруженного рейтара вместе с конем. Попадись генералу дюжина таких — прошёл бы огнём и мечом через весь мир, и кто бы остановил? Но Вово был один, на физиономии его содержалось выражение крайнего благодушия, а вместо меча за широким кожаным поясом торчала кирка, незаурядная разве что весом.

19
{"b":"6289","o":1}