ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Гзуры топтались, старшие одёргивали молодых и горячих. Что за охота погибать? Уже поняли, что силой паладина не взять. Старший сгрёб одного за ворот, что-то яростно шептал, брызгая слюной от избытка чувств. Молодой развернул коня, унёсся в степь. За подмогой, а не то за новыми арбалетами. Мост не обрушится, его бы топоров в десять… так что, похоже, пора пришпорить коня и сломя голову врезаться в середину гзурской шайки. Хотя куда ему спешить? Пусть у принцессы будет лишняя минутка. Вот и солнце словно приклеилось. Явно прошло минуты полторы, как он тут остановился, однако ж, глядя на эти рожи, впору луну требовать, дабы повыть от избытка чувств.

На край моста осторожно ступил высокорослый гзурус в набранном из костяных плашек панцире, на плече двуручная спата с копьё длиной. Сделал пару коротких шагов, отсалютовал неправильным образом и предложил:

— Слышь чего, остроухий! Давай учиним поединство.

— На ёршиках не горазд, — отрезал орк, глотку напряг, чтоб голос звучал ровно и сильно, только потому не сбился на неслышное шипение.

Гзур стушевался, причем как-то очень уж сильно, аж попятился. Вот уж воистину народ дикий, неискушенный в словопрениях! А ежели их всех послать поизощреннее?

За спиной отчётливо застучали копыта. Неужто принцесса, дура благородная? Гм, или просто благоразумная, пусть уж лучше посекут на месте… Да нет, топочет грузно, явно воин могучий, не мельче самого орка, и конь несёт его ровно, не хрипит, с шага не сбивается, свеж, не загнан. А вот и ещё топот — вовсе будто слон рысью идет.

Гзурские рожи как одна вытянулись, словно узрели невесть что. Оглянуться, что ли? Так этот вот любитель дуэлей с прыжка как раз дотянется, меч у него с оглоблю, как врубит меж ушей, тут уж хоть самого Йаха узришь — не поможет. Но и ждать не с руки. А вдруг правда суровый оркский бог Йах примчался на выручку? Может оскорбиться, что дорогу застил, к тому же повернулся задницей. Боги — народ не шибко терпимый, съездить может нимало не хуже того гзура, только мозги брызнут! Влип, однако же.

— Эгей, Кижинга-угу, — произнёс мощный голос, смутно знакомый, у орка по спине сразу побежали мурашки размером с мышей. — Пред тобой нечестивые гзуры, попратели наших с тобой дупоглотских ценностей, так что или ты при на них и руби, как пристало джигиту, или брысь с моста. Дай дорогу старшему.

— Эй-эй! — засуетился старший гзурус, дюжий дядька в красной кепке. — Тебе чего, да? С тобой не ссорились, да? Езжай своей дорогой, да?

— Я и еду, а вы тут устроили хрень какую-то. Что за митинг, да?

— Великую Гзурусь строят, — предположил ещё чей-то гулкий бас. — Ты, однако, мужик в железе, решай по-скорому. А то впрямь построят, а нас потом совесть мучить будет, что, мол, рядом были и рога не посшибали.

— Кто-кто тебя мучить будет? — не понял знакомый голос.

— Совесть. Слово мудрёное, три дня заучивал. Эт когда голодный, а есть не могешь, и в драку не тянет, даже с троллем, а уж на девок вовсе нуль внимания…

— Так и говори, мол, когда состаришься… И ваще едь-ка подальше от Чумпа, нахватался эльфийских слов, сопляк…

Застучали новые копыта, ещё двое тут как тут. Ух ты, да тут скоро целая рать соберётся! Кижинга чуть расслабил взмокшие в латных перчатках пальцы. Неужели опять пронесло? А ведь, пожалуй, верно поют монахи: живешь праведно — хрен получится помереть. Эх, теперь начнётся — где искать принцессу?.. следы, правда, запутывать не умеет, да и лошадь небось пала за ближайшим холмом…

— Сэр Кижинга, ты жив? О, хвала богам!

Помянешь принцессу — вот она, получите, распишитесь. Однако трое… четверо? Вроде слышал ещё одного — против полутора дюжин? В свите принцессы было с десяток воинов. Не ахти каких, конечно, да и налетели гзуры из засады, к тому же их ряды Кижинга сам проредил более чем прилично… Но сейчас его уже настигла волна тяжкой беспробудной усталости — сжёг все силы, теперь отсыпаться неделю, сейчас бы меч не выронить. А нежданные друзья кем-то ещё окажутся? Где же этого, справа, слышал? Почему от его голоса даже заплетенные в косу волосы норовят встать дыбом?

— Ладно, други, — раздражённый новый голос. — Что решили? Бьём? Так давайте шибче, вон уже за полдень, а вы всё рассусоливаете. Вово, хошь стрельнуть? Смотри, какой красивый лук, прямо по тебе.

Гзурусы возроптали, откатились шагов на десять, и Кижинга бросил взгляд через плечо. Узрел высокого воина в роскошной кольчуге, тот сидел в седле надменно, руки в боки, из-под забрала торчит подбородок, о какой только булавы обламывать. За его спиной принцесса, вся встрёпанная, но чуть не визжащая от восторга, и жилистый малый с отличным луком. Глянул налево, увидел понятно кого и понятно что подумал, едва с коня не свалился от изумления.

— Рад приветствовать! — заявил орк спешно. — Не судите, почему, мол, не призывал и ныне к вам спиною. Сердцем всегда стремился… Кто будете? Я вас знаю?

— Меня! Даром, что ли, тебя по плацу гонял!

— Что-о? Меня?! О, Йах, Барака и все-все… Полковник Панк?

— Дед твой полковник! Генерал — с тех пор, как ты позорно дезертировал! Или это не ты? А ты тогда что?

— Ты ж сам нас распустил — наниматель платить отказался!

— Ага, а ты последний кошель спёр, верно?

— Я не вор! — Кижинга заставил коня пятиться, сердце бухало, как кувалда по наковальне. Помощь — это замечательно, Панк старого добра и былой дружбы не забывает, но сам он, что ни говори, фигура неоднозначная. — Только и взял что мех вина, арбалет, пару подсвечников, коврик дэмальской вышивки да щипцы для орехов, и то в чисто в гуманных целях, ты ж их для пыток использовал…

Воин с луком засмеялся противно, но заразительно, нервно захихикала принцесса, гулко прыснул дородный боец с копьем. Наконец, хором ржанули Кижинга и Панк. Гзуры взирали в изумлении, уж насмехательства-то они не ждали никак, тем более что смеяться было и не над чем. Чумп это заметил, осознал, первым же прекратил гогот и навскидку выпустил стрелу над гзурскими головами. Причём едва растянул лук на треть. Стрела со зловещим свистом ушла в горизонт. Гоблин зашипел и злобно воткнул лук в чехол — тетивой распороло кожу на левой руке даже сквозь кольчугу.

Гзуры шарахнулись врассыпную, даром что стрела шла явно выше голов.

— Ты что делаешь, даа? — протяжно укорил Чумпа старший.

— Сорвалось, — пояснил гоблин, потряс отбитой рукой и с натугой поволок из крепления секиру. — Извиняйте. Слаб стал с возрастом.

— Зачем берёшь, если такой слабый, да?

— Начальство велело. — Чумп указал на генерала и таким образом передал тому слово.

Панк тоже прекратил гоготать, тронул коня и, потеснив Кижингу, выехал вперёд.

— Эгей, волосатые, — окликнул он нагло. — Поговорим? Есть до вас малый интересец.

— Генерал! — сдавленно возмутился орк. — Что за препирательства с гзурами? Вон у них какие ритуалы поганющие! Давай мост обрушим и храбро ретируемся.

— Можно бы, да только нам в Копошилку, а это, сам знаешь, на той стороне.

Кижинга прикинул. Ежели здесь сейчас раскланяться с Панком и ехать дальше по этой стороне… и даже не принимать в расчет гзуров (Панк уж договорится так договорится, либо присмиреют, либо и на семя не останется)… то либо дальше на север, в Хундертауэр, — а чего там искать? — либо на восток к Нейтральной Зоне, но до неё разве доберешься через эти злые земли? Нет, надо найти поближе какой-никакой оплот цивилизации, где можно продать пару побрякушек из ларца принцессы (при всей суматохе не бросил, сунул в седельную сумку) и с оказией отослать письмо в Салланд. Копошилка… в общем-то оплот… А только ханжеское салландское Величество, король Минимус, собственноручно отрежет паладину что-то очень нужное, если прослышит, куда тот завлёк его единственное чадо. Злачный город — этим почти ничего не сказано… Но — ближайший город, да и лучше хоть сколько проехать с генералом и его приятелями. Гоблины своих в обиду не дают, а ко всему с ними не всякий и свяжется.

От гзурусов вперёд подался дюжий муж с проседью в окладистой бороде. На воина не сильно похож, брюхо через ремень, скорее уж старейшина. У них, гзуров, толщина — признак солидности, будь генерал Панк гзуром, такую глыбу жира никакой дракон бы не поднял. Гзур подкатил к краю моста, там остановил коня.

33
{"b":"6289","o":1}