ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ты чего? — окрысился Панк. — Груши на мне растут али борода гзурская?

— Эх, старина… Не тебя бы учить… В сто копий и пятеро таких, как твой Вово, завалят. Но это что, ты всегда умел одолеть, даже когда один на дюжину… хм, правда, та дюжина на ногах не стояла, их ветром валило, но ты вроде тоже… и не только настойку всю выдул, но и грибов нажевался… Ладно, дело прошлое. Ну вот взял ты Хундертауэр — а далее? Мыслишь в три рыла удержать? Или думаешь, что гномы так тебе всё и спустят?

Генерал досадливо сплюнул. Что за манера — вперёд забегать! Может статься, он голову сложит ещё под стенами, так чего её зря сушить? Тем более, чего все пристали с одним? Чумп все уши проныл, что, мол, армия нужна хотя бы сотен на пять стрелков да мечников, а лучше бы вовсе повторить гномий фокус — заманить в Хундертауэр побольше гоблинов да и дать им жить как набежит, года через три вовсе гномьего духу не останется. В этом Панк справедливо сомневался, гномы на то и гномы, что живут везде, прямо как крысы, даже похожи малость, но идея понятна. Вот только не было в ней места воинской удали, размаху, героизму, свисту стрел и бряцанью мечей, а без этой аранжировки генерал не мог себе представить даже рейда на рынок за булочками. К тому же отдавало гномизмом, а снисходить до методов противника генерал почитал зазорным. Однако тема была по большому счету правильной, и Панк начал её обдумывать. Набрать войско в Копошилке он планировал в любом случае, но одно дело — оплатить штурм, а вернее, даже марш-бросок до цели, ибо наверняка трусливая стража сразу же подаст лапки кверху, и совсем иное — поставить гарнизон… Гном бы исхитрился обойтись без особых расходов, а особо ушлый гном — навроде магистра Тиффиуса — поди, и вовсе бы повернул дело так, что воины остались бы ему должны. Но не простой и честный (по-своему) гоблин! Панк ясно понимал, что ему по средствам одна операция, но никак не целая война. А поскольку одна битва способна дать только преимущество, но не полную победу, надо было думать об источниках финансирования. Думать же генерал никогда не любил — от думанья у него пухла голова и замедлялась реакция. Чумп пускай думает… а лучше прыгает.

— А салландский монарх не могет ли, ежели подкатить к нему со знанием дела и через посредников, помочь войсками? Далеко, конечно, но дружина у каждого короля имеется, сам сколько таких выпестовал. Войска кажинного государства постоянно должны где-то воевать, сие есть непреложный закон управления…

Вон как понеслась! Законы управления приплести не поленился. Кижинга сморщился, с силой потёр подбородок железной перчаткой. Картина рисуется прелюбопытная. Без помощи генерала как-то ещё до Салланда доберёшься. А доберёшься, нетрудно себе представить, кто окажется в роли посредника между гоблином и хумансским королём. Дипломат из Панка ещё тот, с него станется сделать по гоблинскому обыкновению пальцы врастопыр и покатить на короля в духе своего любимого «понял, нет?». Так и окажешься между двух огней, поскольку король — это король, армия у него пусть не самая боеспособная, но многочисленная, а гоблин на то и гоблин, чтобы сильно стучать по голове того, кто подвернется первым. У Минимуса, ясно, все мыслимые преимущества — хотя бы и то, что он в своих исконных землях… Однако и Панка не во поле нашли, случалось ему в ходе карьеры рушить и королевства.

— Что тебе сказать, пол… тьфу, генерал… хоть бы скорее до маршала дозрел, к тем я уже привык при королевском дворе… Так вот, между нами, его величество, король Минимус, суть ротозей и пропойца…

— Из наших, что ли? Описание гоблинское…

— Мечтай, как же. Гоблинов на дух не терпит. Даже на меня косит, терпит единственно потому, что я вот при дочке. У них по традиции наследников королевских охраняет тот, кто с мечом в руках докажет состоятельность, а где там в их задрипанном Салланде взяться бойцу? Да что там я, я тоже остроухий — он и своих же хумансов не терпит, у министров головы летят каждый год.

— Свиреп! Но ведь король же, им и положено.

— Ага. Король, хоть крышу им подпирай. Дешёвый выкрутасник, гномье дупло, мерзкий самодур, казнокрад и прочие иные слова… Дуподрюк, по-вашему, по-гоблински. И не думаю я, что даст он тебе войско хоть бы и на маневры, не то что для своих нужд.

Генерал плюнул и решительно взметнулся в седло. Кижинга спешно цапнул его за плечо, от натуги взревел, не удержал бы нипочем, но Панк прыгнул на совесть, сам дотянул, пришлось только утвердить, не дать перелететь через коня. Гоблин облегчённо отдулся.

— Тогда и не хрена шукать в том Салланде. Ежели удастся под спасение выжать с оного короля малость злата — перешли в Копошилку.

— Губищи-то не раскатывай.

— Такой жадный? А чего ж ты там потерял? До девки, смотрю, касательства не имеешь, я помню, ты завсегда подороднее уважал, словно тот гзур. Денег не дают, даже подраться со вкусом, коли не врёшь, не с кем…

— При принцессе хорошо. Фрейлин море, кормят вкусно, а что до злата, так просто знать надо, с какой стороны в сокровищнице дверь, а с какой дыра в стене. Вон тот твой молодчик, что коней вяжет, там бы вовсе так разжился — дай Скорпи каждому, кабы гоблином не был.

— Отрядить с вами Чумпа под видом благолепного эльфа? — Генерал с сомнением пожал плечами. — Слов эльфийских знает больше, чем родных, а король твой небось ни гоблина, ни эльфа не видел. Так до вашего Салланда, кажись, надо море переплыть, а он по дороге саму ладью сопрёт, просто не удержится. Вот потонете…

— Острить, что ли, научился? Я о чём речь-то веду. Край салландских земель граничит с Орлиным Нагорьем. Это как раз край народов дивных. О пеорах ты, поди, слышал?

Генерал вскинул брови так, что шлем едва не слетел с головы. Вот уж воистину — день сюрпризов! Он, полководец волею всех пограничных богов, мог не слышать о моде на узкие штаны или о преимуществах колеса со спицами перед сплошняковым, но как мог пропустить мимо ушей слухи о пеорах? Сколько раз, особливо по молодости, тряс походных магов, чтоб те превратили его ополченцев в морфов, несокрушимых в рукопашной схватке, или же в этих самых пеоров, гигантов с чудовищными луками, чьи стрелы пронизывают любые доспехи и щиты, а говорят, что и стены домов!

— Далеко не заходил, а как к принцессе прикипел, так и вовсе шляться по диким местам стало некогда, — продолжал орк. — Но как-то раз понизу видел огра, по слухам — где-то там есть и дроу, а чуть к северу от Салланда, на ничейных землях, в лесу живет целое племя гноллов.

— Эй! — донеслось с того берега. — Вы что, тоже Гзурусь строите? Ехать надо, и так к ночи не успеваем!

Чумп махал рукой преувеличенно бодро, коней собрал не всех — взял только полдюжины лучших, остальных погнал прочь, в обратную от гзурусов сторону. Правильно, есть шанс, что гзуры вернутся и двинут по следам своих коней. На одного коня, посвежее, успел пересадить принцессу (устыдился и незаметно насадил на пальчик одно из колец, всё равно не продать, на камне гравировка королевской монограммы, но машинально увёл с другой руки браслет). Вово сжимал в кулаке верёвку, которой сцепили коней, и пересчитывал бурдюки с чачей.

— Мы — рушим, — огрызнулся генерал вяло. Мысли его кружили вокруг новых перспектив и вот-вот должны были до чего-то дойти. Огр, он же каменный гигант, зверюга ростом с двух Панков, его не всякий рыцарь копьем с разгону пробьёт, шкура — куда там кольчугам да панцирям. Тварь глупейшая, ибо жрет хумансов (ещё людоедом, бывает, зовётся) и по той же причине ими нелюбима. Такого спустить на стражу любо-дорого, а ежели ещё и прикормить в городе, никакой гном не сможет заставить хумансов пойти на штурм такого города. Другое дело, что прикормить огра ещё никто не ухитрился, а магия Повеления действует на него из рук вон плохо. А гноллы — они народец лесной, мохнатые, как собаки, умом не блещут, ну да зачем ум в лесу? Зато знают дерево, их дубины не раз наминали бока вторженцам, хумансам и даже в своё время — эльфам. Самострелы тоже делают неплохие, а золото над ними власти не имеет, ибо торговли они не ведут и, стало быть, расплачиваться с ними за помощь надо будет каким-то иным образом. — Эт мы обмозгуем… Прямо по пути… Ты двигай, двигай, Чумп зря не дёрнет.

36
{"b":"6289","o":1}