ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Аромат от месье Пуаро
Ночные легенды (сборник)
Разрушенный дворец
Удочеряя Америку
Искусство убивать. Расследует миссис Кристи
Дюна: Дом Коррино
Нойер. Вратарь мира
Ведьма по наследству
Астрологический суд
A
A

Вуддубейн, помянутый генералом, лежал сильно к югу, и точного его расположения не ведал никто. Орквуды, его населявшие, существами были престраннейшими, и даже неясно, к Древним ли относились или же к Пришлым. Магическое их начало было несомненно, и знала история случаи, когда из этого народа исходили могущественнейшие маги — но только маги Чёрные, практикующие магию Тьмы, Ночи, Смерти, и никогда маги стихийные. Главным же образом славились орквуды своими боевыми ментатами — мастерами мышления. Настоящий ментат в считанные секунды умел просчитать ход сражения, а посидевши ночь над полевой картой — точно предсказать последующие действия врага, наилучшую для себя стратегию, прогнозируемые потери, реакцию населения, даже внешние факторы вроде ураганов и бурь.

При всем своём опыте генерал не мог бы сравниться с Тайвором (которого, между прочим, в своё время вышибли из соответствующей Академии Вуддубейна за нерадивость и бестолковость) в стратегическом прогнозировании. Да и кто мог превзойти странную и тёмную расу на их собственном поприще? Правда, был на свете ещё и Хар, таинственное царство хумансов, всем вроде бы обычное, радушно принимавшее приезжих и бестрепетно их выпускавшее, не хранившее, казалось бы, никаких страшных тайн… вот только выходили из стен его Рыцарского Корпуса воины — обычные хумансы! — не уступавшие на мечах эльфам, на кулаках гоблинам, живучие как тролли, выносливые как дварфы, а в деле стратегического планирования практически не уступавшие орквудам. Был… Но харских рыцарей не осталось более в мире, с тех пор как ушёл в свой последний квест лорд Волдо, великий магистр и глава Корпуса. Рогмор, наставник Кижинги, оказался среди малочисленного последнего выпуска.

С тех пор по роскошным зданиям Корпуса водили за символическую плату всех желающих. И многие хотели пройти по слабо освещённым анфиладам залов, вдохнуть воздуха, навсегда напитанного запахом железа и кожи и, может быть, понять какую-то странную тайну, которая враз сделает из заурядного хуманса непобедимого воина. Однако здание было мертво — с тех самых пор, как его двери закрылись за спиной уходившего в ночь великого магистра. Все его тайны ушли вместе с ним — или были очень хорошо запрятаны. С тех пор орквуды не знали соперников в своем ремесле — и, скажем прямо, не сведи в своё время военные тропы ретивого карьериста Панка и мыкающегося без дела Тайвора, едва ли гоблин был бы так удачлив. Тайвор и преподал ему первые уроки тактики и стратегии, он же стал пусть не первым, но, пожалуй, одним из лучших учителей Панка по мечу, благо владел им на загляденье, и, по чести, именно ему принадлежали лавры доброй половины Панковых побед. Для руководства растяпистым гоблином вполне хватит и недоучки, рассуждал орквуд, — и его впрямь хватало. Афишировать же свое участие в военных действиях он и сам не желал, ибо по суровым законам Вуддубейна за таковые шуточки без диплома Академии и соизволения правящих кругов полагалось много чего малоприятного. Расчётливый Тайвор не светился, сидел над картами в шатре, скрыто гордясь тем, что выигрывает сражения, ни разу не взглянув на поле боя, а когда приходилось-таки выходить, занавешивал рожу капюшоном. Единственный раз, когда ему пришлось вступить в сечу — бой он предвидел, как предвидел и то, что каждый меч будет на счету, — он прошел сквозь врагов во главе клина, плечо к плечу с Панком, играючи отшибая длиннющим мечом стрелы и легко, словно траву, скашивая сильнейших воинов врага. После боя никто, конечно, и помыслить не мог, что это был не выпущенный хитроумным Панком демон, тем более что орквуд и впрямь страшен был отменно — угольная кожа, красные глаза, несколько сотен мелких косичек, семь футов роста и рунный клинок неизвестного металла…

Всё это пронеслось в голове Панка мечтательным ураганом, причем сам он, вспоминая это, не переставал бубнить, перечисляя иных своих знакомцев, которых не грех было бы тоже приставить к делу, поминались уже полевые кухари, мастера игры в аркомаг и один малый, дай Занги памяти, как звать-то, да и что делал, не помню, но морда как кулачный щит, булава ещё у него была какая-то особенная, вот тоже кадр хоть куда… Вежливый Хастред слушал и даже пытался запоминать имена, страдающий Зембус осторожненько положил-таки голову на руки и начал с посвистом посапывать, а здравомыслящий Чумп неспешно допил пиво, сгрыз пару орешков из плошки и — бабах!!! — шарахнул кружкой по столу, прервав идиллию. Зембус опять подскочил, глаза стали дикие, а Хастред опамятовался и поймал себя на том, что ныне зачем-то знает наперечёт всех Панковых адъютантов.

— Не от того пляшем, анарал. На хрена начштаба без армии? Нас и так тут командиров аж четверо, на одного бедного Вово… Ты лучше прикинь, кого и сколько нам нужно нанять, чтоб Хундертауэр захватить и удержать.

Генерал замолчал, призадумался.

— Ежели б дело не было политическим, а всей нужды было — пролезть в Хундертауэр без лишнего шума да и втихомолку скарать на горло преподлейшего Тиффиуса, так и одного тебя бы за глаза хватило. Но как есть наши цели шире, а я грузноват, чтоб тихой сапой через стены шнырять, да и званием шибко благороден…

— То нужны тебе два зверя элефанта под попонами и полста слуг в ливреях, — догадался уязвлённый собственной загружаемостью Хастред.

— Толку с тех слуг! Только слонов пожрут. Вот полсотни, скажем, крепких егерей — куда уж больше. Разве что дракона, но его ж ловить надо, зачаровывать, а оно утомительно, да и жалко скотинку — как заклятие слезет, прибить придётся.

Чумп посчитал в уме:

— Даже если найдём тупиц, что пойдут за золотой в три дня, сколько потянем оплатить? Ну три недели, ну месяц… Правда, по гномским закромам можно пошарить, но их же еще ж захватить потребно… А тупицы, к слову, давно повывелись.

— Эт точно. Есть словечко эльфийское препохабное — инфляция… В минувшей ятанской кампании последний застрельщик золотой в два дня имел, а егерю изрядному и три монеты в день бы отсыпали, кабы была нужда в егерях в тамошней степи бескрайней.

— Ну, здесь у егерей тоже не гнездо, — рассудил Хастред. — Разве что мечники, из дворян. По совести, так и неплохие попадаются, а то и знатнейшие турнирные бойцы. Другое дело, им в тех лесах делать нечего, да и спеси больше, чем железа понадето, — ты ему не монету в три дня обеспечь, а шатёр, стол, невольников с арфами да опахалами, наложниц и титул не ниже графского…

— В любом разе деньги нужны, — подытожил Чумп. — Здесь у нас чего… Так, самих себя снарядить, а то что за вожди в отрепье? Да и посмотреть, как Вово жрет, Зембус пьёт, а умный Хастред ни одной обложки не пропускает — никаких деньжищ не напасёшься. Надо же, вот я и войну финансирую, аки тот самый гном… Слушай, анарал, по всему — не миновать общения с принцессиным папашкой!

— Толку-то?

— Вдруг да какая помощь выйдет.

— И не мечтай. Угораздило спасти ту самую девицу, чей папаша сам в гроб ляжет, но нам напоследок подаст дулю. Однако же к принцессе ты сходи, да не через форточку, а как надо, через приёмную твоего приятеля Наместника. Меч баронетов ему подари.

— Щас, разбежался. Меч денег стоит.

— Подари, не гномись! Могешь другое что-нить спереть, но аккуратно, без шума и пыли. Да запиши меня на приём, лучше бы прямо вечерком. Принцессе привет, только близко к ней не подходи и грабли в карманы, что ли, пристрой. Кижингу пригласи, коли возжелает, к нам на кружечку пива и следующее собрание. По пути погляди вокруг, где можно набрать вояк поприличнее, много не пей и смотри гзурам не попадайся.

— К слову о гзурах! — Зембус воздел палец. — Как гласит Книга Кейджа…

— Итит твою! И этот про книги? Тоже, что ли, грамотный?

— Не-а, хотя руны Даерона малость разбираю, ежели крупно… В детстве отец читал, а я, как оказалось, превеликою памятью скорбен. Так вот, звучит нужный фрагмент эдак вот:

А коли есть такой средь вас,
Кто ходит и со всех срывает,
Но лишь с него сорвёте вы,
Кричит он «Вах!» и стражу созывает —
Таким сидеть под стражей день;
А коли дважды будет схвачен —
Сажайте на позорный пень,
И пусть должок будет оплачен…
48
{"b":"6289","o":1}