ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Я говорил, что скучал по тебе?
Вурд. Мир вампиров
Все девочки снежинки, а мальчики клоуны
Серые пчелы
Найди свое «Почему?». Практическое руководство по поиску цели
Проверено мной – всё к лучшему
Гнездо перелетного сфинкса
Шаг первый. Мастер иллюзий
Максимальная энергия. От вечной усталости к приливу сил
A
A

— Да уж кому как не тебе, — подивился Хастред. — Ты ж тот самый персонаж, о ком байки ходят уже при жизни!

— Не знаю, кто тебе напел, но всё неправда — я обычный обыватель. — Чумп сделал левой рукой непонятный жест, и метательный нож с утяжелённым острием и рукоятью из рыбьей чешуи легко провалился в его бездонный рукав. — Правда, ты тоже на героя не тянешь, даже в железе. Зато тать просто-таки первой гильдии.

— Я летописец, да и вообще — видел хоть раз грамотного татя?

— Нет, и героя тоже. А зачем грамотею такая гора железа, если в герои не метит?

— Так ведь рубашка, к тому же железная. Сносу не будет, хоть ты по каким лесам броди.

Хастред забросил длиннющий онтский клинок обратно в ножны и махнул рукой: ну не везёт. С другой стороны, вон колдун набрал три меча, утомится таскать — даст покрасоваться.

— Всё? — Чумп с отвращением оглядел нагруженного шамана. — Да с таким арсеналом на фига огненные шары? Гиря-то тебе зачем? Ей уметь надо, не то ноги в цепи запутаются.

Зембус прислонил к стене дротик-пилум, высвободив одну руку, сдёрнул с шеи боевую гирю на цепи и залихватски прокрутил над головой — взревело так, что Вово в другом конце лавки трусовато сгорбился и прикрыл голову локтем.

— Не всю жизнь магии отдал, — пояснил друид стеснительно. — Папаша-то мой, Асгардиус Зелёный — слыхали, может? — первейший был вояка в войске Илдрика Сопливого, а тот свою дружину не из слабаков набирал.

— Асгардиус? — вскинулся Хастред. — Это который знатно баронам навесил под Зоной или который пьяный на спор с колокольни прыгнул?

— Да это всё один Асгардиус учудил. Он и есть мой папенька. Более, правда, который с колокольни. Он с тех пор сильно в те науки подался, что большой прыти не требуют, и меня вот к друидскому ремеслу приставил. Оно и мне больше по сердцу, но оружьем в нашем роду грех не владеть!

— Убедил. — Чумп завистливо вздохнул. — Я вот своего отца не знал вовсе. Вот и гадай, от кого плохая наследственность… Ну, ты всё собрал, чем можно ушибиться да порезаться?

— Абордажный бы мечишко, — застенчиво пожелал Зембус, с надеждой косясь на альва.

— Чур меня! — шарахнулся тот. — Эдаких нечестивых поделок не держим!

— Тогда всё.

— А ты, книгочей? Неужто ни на что не позаришься?

— Сочтёмся…

— Вово! А, ну с тобой всё ясно. — Чумп подобрал диковинный арбалет. — Посчитайте нам всё до кучи. А то я уже за анарала беспокоюсь. Вот уж нескучный перец, как бы сам себе ноги не оттяпал. Или что похуже. Или не себе вовсе. А то опять выпендрится на весь мир, а кому расхлёбывать? Мне, мирному ущельнику… А я так не люблю драться! Сколько? Сколько-сколько???!!! Это за то, что взяли, или за всю лавку???

…Люблю шашлык я жарить
Из свежего мясца,
К которому добавить
Аджики и перца!
Ещё б лучку зеленого,
Позлее чтобы был,
Да кетчупу ядрёного
Эх кто бы мне налил?!

Генерал спроворил изящный для его туши пируэт от очага к разделочному столику, где начинял мясо смесью приправ по собственному рецепту, притопнул каблуками и блаженно заревел припев:

Видишь — гзур идёт?
Зубы настежь!
На шашлык пойдёт!
Дас ист фантастиш!

От мощного командного баса даже стены подрагивали, а уж зеваки, что сбежались со всего квартала послушать бесплатный концерт, и вовсе брызнули от окошек подальше. Мало ли каковы побочные результаты этого искусства. Панк, впрочем, пребывал в самом благостном расположении духа.

Хороши бывают гзуры
С тонкой корочкой румяной.
Коли гзур мясной породы —
На столе он будет главным.
Орки с юга — тоже мясо,
Пошинкуй их с травкой вместе,
Соль и перец всыпь по вкусу
И вари, измазав в тесте.
Видишь — орк идёт?
Зубы настежь!
На пельмени пойдёт!
Дас ист фантастиш!

Метнул мясо в очаг — и пошёл выделывать легкомысленные коленца. Ох, любил генерал народные баллады, даром что уже три поколения гоблинов не пробовали орочьих пельменей. Заведённые хумансами животины, коровы да барашки, жевались легче, усвоялись в желудке лучше и, по слухам, сами подставляли голову под нож, а орки народ такой — с них станется отмахиваться большими ятаганами. Иные же орки, вон хоть тот же Кижинга, вовсе дошли до крайности, в железо зашиваются наглухо, да и мышцы такие, что зубы пообломаешь. Такими пельмешками только незваных гостей потчевать!

Эльфы больно худосочны.
Кейджа хоть и почитают —
На второе сплошь негодны:
Мясом квелым обладают.
На столе они нелепы,
Нет средь них изрядных дуп.
Коли попадутся эльфы —
Смело отправляй их в суп.
Видишь — эльф идёт?
Зубы настежь!
На супец пойдёт!
Дас ист фантастиш!

Мясо, брошенное на железную решетку в очаге, истекало пахучим соком. Травки, умело загнанные в многочисленные надрезы, начали закручиваться от жара, вплетая в аромат свои пряные нити. Ненасытный генеральский желудок взвыл и полез по позвоночнику поближе к вожделенному куску. Панк, однако, героически терпел. Извлек из шкафчика пыльные бутыли с соусами, осторожно сыпанул с острия ножа на лопающуюся пузыристую мясную корочку соли, похлопал клинком плашмя, вбивая соль, потыкал острием, перевернул и продолжил без комплексов откалывать некислые танцевальные па, которые сделали бы честь угрюмым девицам, кои обзывались в Копошилке почему-то танцовщицами.

Мясо, ежели большое
И могучее изрядно, —
Грызть его ты и не пробуй,
Зубы, знать, ломать накладно.
Тролля или там амфиба,
Порубив в кусочки ловко,
Кинь в уху, как будто рыбу,
Специй всыпь, добавь морковку.
Видишь — тролль идёт?
Зубы настежь!
На уху пойдёт!
Дас ист фантастиш!

Генерал вспрыгнул на стол. Процесс слюноотделения достиг пика, ещё немного — и он, заслуженный офицер, бросится пожирать мясо как невоспитанный дикарь, что, конечно, плохо и недостойно, так что надо как-то выпустить излишки энергии. Панк взлетел на устойчивый трёхногий стол одним длинным плавным скачком, достойным хумансового акробата. Запахи заверяли, что мясо таки созрело для употребления, и как раз пришла очередь актуального и своевременного куплета про рагу из толстых, сварливых, но неспортивных и потому мягких гномов — жизнь прекрасна, мнилось генералу в тот момент…

Но все эти радости стремительно перечеркнула летящая в генеральскую голову гзурская шашка.

Панк нипочём не дожил бы до своих лет, если бы не был мастером использовать при нужде всё, что ни попадётся под руку. Банг! Шашка скрестилась со сковородкой и отлетела, получив глубокую зазубрину. Гзурус, ею сдуру маханувший, яростно помянул Кейджа, дико вытаращил белые от ярости глаза, ещё чуть-чуть — и прожёг бы в генерале дыру, но тот ждать не стал — слегка подскочил и грянулся на столешницу массивным гузном, а в грудь незадачливому ассасину выслал обе пятки. Удар вышел на совесть. Здоровенного гзура враз вынесло в дверной проем, уже уплывая из осознанного мира, он попытался было зацепиться руками за пролетавшие мимо косяки, но опоздал на пяток футов, а в конце путешествия лихо кувыркнулся, запнувшись о табурет, и затих самым надёжным образом.

56
{"b":"6289","o":1}