ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Сурово, — заключил Хастред, но тут же здраво рассудил, что нет худа без добра, — меч, подвешенный к поясу, нет нужды стаскивать, как тяжёлый топор из-за спины, потом следить, чтобы никто не попятил… А от хауберка и рад избавиться, уж больно тяжёлый, а оборонять шкуру пока вроде бы не приходится, не от благородных же Наместниковых гостей… осталось только меч выбрать, благо есть из чего выбирать.

— А ты бы и постригся ещё, — предложил Панк настоятельно. — А то прямо позор нации. Ни разу не слышал даже россказней про косматых гоблинов, как, впрочем, и про грамотных.

— Времена нонче чудные, — согласился Чумп. — Прямо-таки анахронизмом себя ощущаю на вашем диковинном фоне. Ты уж как знаток этикету скажи сразу, может, туда и штаны надо какие особенные, чтоб взашей не попёрли?

— Кружева, что ли, раздашь? Главное, дырки чтоб были не шибко конфузные. Единственно надеюсь, что в твоих штанах никто из гостей свои не признает.

Чумп подумал, поскреб жёлтым ногтем потрёпанную штанину.

— Уже не признает.

— Вот и не задавайся ерундой. Ах да, платок для сморкания ещё приличествует…

— У нас фуфайки с рукавами…

— Аристократизм не пропьёшь, да? Мое дело известить. — Генерал душевно зевнул, ещё раз с неудовольствием покосился на Вово. — А теперь схожу-ка я через дорогу, давеча углядел там вывеску с телячьей ногой, и вас прожруш с собой не возьму. Держите крепость, эт самое, — поняли, нет? Вернусь вскорости, но коли увлекусь — подберите меня, как пойдёте на пир.

Генерал отставил жбан, поправил на поясе благоразумно прихваченный меч и твёрдой походкой двинулся к выходу. Забегая вперёд, скажем — он таки увлёкся.

Гоблины прибыли к резиденции Наместника как раз к вечернему набату. Ехали они на потешном транспорте — извозчике. В самом деле возницы в Копошилке скорее работали как аттракционы, нежели предоставляли реальные услуги, ибо проехать могли далеко не везде, и даже богатые горожане предпочитали верховую езду неповоротливым экипажам. Однако для извозчиков оставались вакансии развозчиков пьяных, которые не способны были держаться в седле без посторонней помощи, а ещё в колясках время от времени проезжали те, кто хотел сделать себе репутацию франта и аристократа.

Естественно, в большие франты бригада генерала не годилась, зато сам он к моменту, когда за ним зашли, как раз утратил способность передвигаться традиционным образом. Дело в том, что, увидев в обжорке цены на довольно невыразительные блюда, мудрый Панк сразу припомнил, что впереди у него званый обед, где при известном навыке распихивания гостей локтями можно прорваться к столу и налупиться на халяву. Поэтому заказывать он ничего не стал и хотел было удалиться, с достоинством нагрубив чумазой подавальщице, однако из-за ближнего столика поднялся ему навстречу опузыревший малый с обвисшими усами и мечом при бедре, громко выразил гоблину свое одобрение, а виденным намедни гзурам порицание, и широким жестом пригласил к столу. Генерал никогда не бегал от того, кто предлагал выпить или подраться (впрочем, бегал он вообще редко и довольно плохо). Предусмотрительно он не взял денег, кроме нескольких медяков, звеневших в карманах, но случилось так, что его новому другу давеча выпал полный флеш-рояль, и он с таким мучительным вниманием вслушивался в генеральские полевые байки, что растроганный гоблин только и успевал махать — несите, мол, ещё пива! От браги он самоотверженно воздержался, и тем не менее кондиции его были к моменту появления братии далеки от совершенства.

Гнать с ветерком у извозчика не получилось, так как улицы были полны личностей, шатавшихся без особой цели, к тому же генерал ворчал на тему — почему, мол, так низко летим? — и порывался, отпихнув возницу, принять управление заморенной клячей. Однако закалённый организм гоблина использовал передышку наилучшим образом. Панк, в начале поездки слабо различавший собратьев, начал держать голову ровно и даже перестал рваться обратно за стол к благодарному слушателю. Однако и слов приличнее строевых команд припомнить не мог.

— Н-да, — заметил Чумп мрачно. — Этот таких сделок поназаключает… Короче, колдуны, вам торговаться. Зембус, на тебя вся надежда. Этому книжному только дай, сразу бросится встречных дев спасать и старикам почтение оказывать…

— Старикам — эт правильно, — вставил свои три копейки Вово. — Да и дев чего бы не спасти при случае, с них по старинному обычаю за спасение причитается…

— Уже и этого испортили… Вово, ты читать не пробовал?

— Нет, а зачем?

— Да за спасение причитается только грамотным.

Вово поразмыслил, завистливо покосился на Хастреда и, похоже, решил дев не спасать, покуда не освоит грамоту. Ишь чего удумали, ты трудись, за злодеями гоняйся по зловещим коридорам, срывайся с высоких башен и тони в седых океанах, а все лавры достанутся такому вот косматому, отродясь в руках кайла не державшему… Несправедливость!

— Ты, Вово, при анарале держись, — посоветовал Чумп. — Следи, чтобы не хватил лишку и не задрался ни с кем. И подкрепляйся, мало ли когда в следующий раз покормят. Ты, книжная душа, поди со своим магом побеседуй, только чур — обещаний не раздавать не подумавши. И так обязательств перед родом выше крыши…

— А ты где будешь? — простодушно поинтересовался Зембус.

Хастред даже хихикнул от такой наивности. Чумп смерил вопросившего тяжким взором и пробурчал что-то в том духе, что он-де пойдёт исследовать поле деятельности, а если его вдруг хватятся — он на минутку отлучился по нужде.

— Хоть на то, что поднять не сможешь, не покушайся, — предупредил Хастред. На поясе у него висел один из Зембусовых мечей, книжник от этого чувствовал себя не в моменте и всё время ёрзал по сиденью.

— Ты кого учишь?!

— Тебя, кого же ещё. Как сейчас помню, в Колдере пытался докатить до границы статую Райдена…

— И докатил бы, кабы те олухи с вилами не напали… Чего им, спрашивается? Ведь не их же была статуя!

— Благочестивый народ. Да и кто потерпит, когда статую твоего бога на пинках катят?

Перед резиденцией Наместника выстроилось оцепление. В отличие от обычных стражей порядка, личная охрана градоправителя носила дорогие латы и мечи, а на балконах и крыше здания по всем тактическим правилам рассажены были арбалетчики. Генерал одобрительно рыгнул при виде отлично организованной охраны, а вот Хастред тревожно огляделся.

— Странно что-то, — сообщил он, разглядывая рослого детину с двойным стремянным арбалетом. — Сколько гулянок тут проходило, а вот арбалетчиков на моей памяти выставляли только дважды. Сам Наместник тут дома, защищаться ему не от кого… Такие меры — только для особо важных гостей.

— Наша принцесса — чем не важный гость?

— Да кто знает, что она здесь?

— Это ты прав, едва ли она будет афишироваться…

Верзила в наборном панцире остановил экипаж на подъезде к резиденции.

— Разворачивай, — повелел он сурово. — Сегодня в другом месте гуляйте. Нонче званый ужин, только для особо приглашённых.

— Мы таковые и есть, — доложил Чумп миролюбиво.

— Прям мои слова, — подивился генерал и сделал попытку подняться в рост. — Эгей, вояка, а ну проводи нас в нашенскую ложу, покуда пьеса не началась!

— Как тебя покидало-то, — обзавидовался Хастред. — С малых лет мечтаю пьесу увидеть, а ты уж преуспел, хоть и офицер!

— Дыкть, — Панк повёл мутным глазом, — я и постарше тебя буду…

К охраннику тем временем прибыло подкрепление — в чине не ниже капральского. Этот вновь прибывший явно имел должные инструкции, ибо задираться не стал, а повёл дланью, предлагая покинуть экипаж и следовать дальше пешим манером.

— А нельзя ли поближе ко входу подъехать? — проявил леность неугомонный ущельник. — У нас вишь какая важная птица? Настоящий анарал, тебе до такого чина служить ещё поди не один год!

— Который? Этот, что ли?

— А что не так? — насупился генерал. — Эполетов недостает? Я генерал полевой, авось не штабная крыса! Этой вот рукой…

60
{"b":"6289","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Спасти лето
НЛП. Большая книга эффективных техник
Дама с жвачкой
Душа в наследство
Забойная история, или Шахтерская Глубокая
Алхимики. Бессмертные
Эльфика. Другая я. Снежные сказки о любви, надежде и сбывающихся мечтах
Мопсы и предубеждение
Омерзительное искусство. Юмор и хоррор шедевров живописи