ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Привет, — порадовался тот. — Чего-то разбежались оне все. Говорят, опосля еды танцы будут. А я вот думаю, где тут костёр разводить?

— Зачем костёр?

— Ну как же… У нас завсегда, как пляски, так костёр посредь деревни, и ну через него во все стороны порхать!

— Куда тебе порхать после такого ужина?

Вово недоуменно осмотрел кость от окорока в руке.

— И верно говоришь… Ещё приключится несварение… Не будет, стало быть, танцев?

— Будут, но не здесь. Сейчас, видится мне, соберёмся мы всею компанией и поедем в лес. Там и потанцуем, буде гзуры повстречаются.

— Ночью в лес? Лошадки ноги поломают!

— Зато есть мысля, что гзуры нас не рассмотрят. Ты вот чего — оглядись-ка, а то зайди на кухню — вон та дверь, откуда шныряют хумансы с лентами на штанах, скажи там — Наместник велел нас в дорогу снабдить провизией. Будут возражать — не бей, но лицо делай солидное и знай сули неприятности.

— Это я могу! Много ли брать?

— Денька на два, в лесу, коли что, мяса добудем.

Вово с неожиданной лёгкостью снялся со стула и гордо понёс могучую свою персону на кухню. Хастред не без удивления полюбовался на его удаляющуюся спину. Что-то в верзиле было явно не так — даже помимо очевидных габаритов. Уши эти, гоблину таких не отрастить вовек, даже и ноги ставит как-то не так, при всех очевидных девяти пудах веса ступает мягко, как Чумп. Надо будет поинтересоваться происхождением, для вящей научной достоверности мемуаров. А то опять никто не поверит, обвинят в пустомелии, слово за слово, и опять драка — не так страшно, как уже надоело.

Изрядный ломоть ветчины спустя к Хастреду торопливо подлетел очередной лакей, тихо обратился на ухо:

— Для вашей компании, сударь, по распоряжению его сиятельства подготовлены лошади в конюшне, а на кухне происходит разорение, кое неплохо было бы унять…

— Это разве разорение? — удивился Хастред искренне. — Вона главный разоритель сидит, я ж не вандал какой — его отправлять на промысел! А что до Вово, дык сомневаюсь, что эдакий агнец за всю жизнь хотя бы гнездо разорил, у него ж на роже всемирная благость написана…

— Однако же запас продовольствия, запланированный на три дня королевских трапез для знатнейших гостей…

— Это гостям на три дня, знавал я пару знатнейших, хоть бы и ту прынцессу — жрать-то они и не горазды… Что им на три дня, нашему дохлику Вово едва ли на один завтрак хватит или, как говорят наши друзья гзуры, на адын ползуба!

— Хотя бы придержите его, пока в винный погреб не ухнулся!

— В винный? — Хастред впервые встревожился. — Это ты прав, приятель, ежели ещё и этот перегрузится, как бы нам вовсе в какой Сингопал не зарулить… Добро, пойду попытаюсь его взять под контроль, а ты пока обеги моих сотоварищей и отправь в конюшню.

Он подхватился, махнул Чумпу и Зембусу — генерал в его сторону не смотрел, а смотрел прицельно на Чумпа, причем таким взором, из которого только что дымок не вился, а под крышкой стола свирепо комкал краюху хлеба размером с половину каравая, превращая её в весомый плотный шар. Такому только попадись какой гзур! Чумп кивнул и огляделся вокруг, вероятно, в последней отчаянной попытке что-нибудь приличное уволочь, друид же проявил свойственное духовной особе пренебрежение к таким мелочам, деликатно забросил под стол огрызок колбаски и поднялся в рост.

— Без присмотра не оставляй, — посоветовал Хастред лакею. — Либо передерутся, либо ещё чего-нибудь учинят… такое, что и на голову не налезет.

И отправился на кухню по стопам Вово.

Богатырь вёл себя вполне мирно, единственно, чем задевал кухонную обслугу, так это плечом, если какой-то нерасторопный деятель попадался на пути его метаний от одного стола к другому. Мешок, в который Вово сваливал без разбору подрумяненные на вертелах птичьи тушки, свежезажаренные пласты мяса, идеально круглые лепешки, фигурно нарезанные сыры и прочие вкусности, стоял на полу и уже был наполнен настолько, что в высоту достал почти до Хастредова пояса. Вово присмотрел ещё пряно пахнущий салатик, который из большущей миски раскладывали по небольшим золоченым блюдам, но благоразумно не решился валить его туда же, куда остальное, теперь искал тару — ведерко какое-нибудь, но все подходящие емкости хитрые повара попрятали от греха…

Хастред ухватил мешок за горловину, крякнул, кровь бросилась в лицо, шея набухла от натуги и раздалась так, что треснул вполне свободный ворот, мешок оторвался от пола и тихо заскрипел по швам. Пуда три, опытно прикинул гоблин. Похоже, там в самом низу целиковая кабанья туша… если одна.

— Вово, брось, — пропыхтел книжник, плюхнул мешок обратно, с облегчением смахнул выступившие от натуги слёзы. — Этого нам как раз хватит… гммм… на первое время. Только ещё бы пивка малость, а то ума не приложу, как генерал переживёт грядущее утро.

— Малость? — вскинулся дородный повар в белом колпаке набекрень. — Зуб даю, столько во всём городе нету, чтоб этому мордастому хотя бы малостью показалось!

— А вот и неправда, — обиделся Вово. — Я вообще не по этой части… Покушать — это да, ничего не имею против… а пиво ваше — оно не по мне, я бы кваску лучше, да вот давеча квас скверный подсунули, вкусил и проснулся, тока когда водой окатили, в подвале чужом, сыром и холодном, а как туда попал и что там всю ночь делал — то для меня загадка великая… А вот молочка не будет ли у вас? Я так думаю, и Панк не откажется молочком здоровье поправить!

Хастред мученически уставился на повара, тот ошеломлённо помотал головой и кивнул в сторону ледника — мол, забирай сколько хочешь пива, только проваливайте во имя богов…

— Бери мешок, — велел книжник и пошёл за пивом.

Бледные северные звезды в изобилии усеяли низкое сумрачное небо, когда кавалькада гоблинов выехала из города мало кому ведомым путем — заросшей травами балкой. Когда-то по ней протекал ручей, питавший тогда ещё маленькое поселение, однако давным-давно он пересох, а расщелину сверху закрыли толстым бревенчатым настилом. Когда же спустя много лет прямо на настиле построили дом, про балку вовсе забыли за ненадобностью. Правда, для входа и выхода из города она не годилась всё равно, ибо ещё в водоносную пору её заперли посередине мощной решёткой, ключ от которой хранился в канцелярии Наместника. Найти оный ключ, к слову, так и не удалось, однако хватило и того, что про решётку вообще кто-то (престарелый маг — вероятно, в предчувствии больших неприятностей) вспомнил. Замок Чумп взял на себя и добросовестно раскрошил отмычкой половину конструкции, давно и напрочь проржавевшей в труху. Окончательно решил вопрос Вово — мощным пинком. Лошадей вели по балке в поводу, с завязанными глазами, и только когда дно балки поднялось настолько, что голова шедшего первым Хастреда показалась над краем, гоблины стащили с лошадиных глаз повязки и влезли в седла.

Хастред развернул карту, запалил маленький факел и поманил поближе Зембуса. Карта была новенькая, явно недавно нарисованная, видимо, прямо для них и довольно бездарная. На ней крупно значились Копошилка и искомая башня, а вот никаких других ярких ориентиров обозначено не было, и как прокладывать курс — никаких мыслей в начитанную Хастредову голову не пришло.

— Оцени, — попросил книжник Зембуса. — Ты у нас зверушка лесная — где эта конструкция и как до неё добираться?

Друид принял карту, вдумчиво её осмотрел, перевернул, ещё раз осмотрел, забрал факел и погрузился в размышления. Леса он знал и впрямь неплохо и, какие эманации должны идти от постройки чёрного мага, представлял вполне отчетливо. В конце концов, наверняка видел и оную башню, внутрь, конечно, не лазил — ни к чему было, но вокруг обошёл не раз… Только вот башен таких, разной степени обрушенности, в Злом Лесу он лично повидал не менее пяти штук, чаще их попадались разве что мухоморы и недоброжелательные хумансы. А поскольку неведомый рисовальщик карты поленился нанести на неё не только масштабную сетку, но и излишние на его взгляд детали ландшафта, например ближнюю реку Келебхир, приходилось только гадать, к которой из многих башен направляться.

66
{"b":"6289","o":1}