ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Генерал, оказавшись на свежем воздухе и взгромоздясь в седло, перевёл дух и малость подобрел, даже перестал пытаться уязвить Чумпа сапогом пониже спины. Прежде чем идти под землю в городе, он решительно экипировался по всей форме — напялил кольчугу и шлем, закинул меч по-походному за плечо, к седлу приторочил всё потребное — круглый щит, чекан взамен утерянного Чумпом топора, пяток увесистых дротиков. Не то чтобы готов был драться со всем воинством гзурусов, однако без доспехов ощущал себя как без штанов — за много лет привык к ним как к собственной коже. Заставил втиснуться в броню и остальных, после чего некоторое время плевался и ругался по адресу своего бестолкового воинства — вот уж не думал, что сыщется гоблин, не умеющий носить доспех, а тут их развелось целое стадо… Вово влез в свой диковинный панцирь с любопытством, сейчас осматривал себя, поводил чудовищными плечищами, гулко хлопал себя по бокам и пузу, неуверенно гыгыкая при этом. Коня для него подобрали не то чтобы очень высокого, но непомерно широкогрудого и мощноногого, Панк сразу признал в нём жеребца из тех, что были выведены для рейдеров — воинов-странников, имеющих обыкновение возить при седле целую кучу оружия, а также мешки с захваченным добром. По крайней мере, под Вово зверюга не дрогнула.

Правда, мешок с продовольствием навьючили на заводного коня, решив не подвергать битюга дополнительному риску. Чумп так вовсе упрел под пудом стали, крутился, чесался, фыркал, демонстративно отжимал свой чуб и брюзжал под нос, что надо было лучше поискать, не могло же не быть где-нить в чулане или частной коллекции лёгкого мифрилового доспеха. Лук свой он таки сбомбил Хастреду, тот торчал в седле героический, перекрещенный перевязями налуча и Коальдовой секиры, уже два раза пожалел, что не было времени проехать в таком виде перед парикмахершей, а может, и ещё кое под чьими окнами. Один шаман был ничего себе, сменил шляпу на железный шлем и на безрыбье вполне мог бы сойти за добросовестного уоррент-офицера. Арсенал, взятый в дорогу мирным друидом, большей частью был навьючен на того же единственного заводного коня, и генерал призадумался уже, как, не потеряв лица, выяснить назначение парочки вещей, не знакомых даже ему.

Балка обильно заросла высокими травами, однако более существенной растительности рядом не было, и факел в руке Зембуса заметен был бы издалека. Генерал поспешно подъехал поближе, сдёрнул с луки щит и поднял повыше, закрыл с одной стороны. Вово пристроился с другой, у него щит был в гномий рост, овальный, такие пытались в своё время ввести в своих армиях хумансы, дабы создать воинство наподобие дварфьего хирда. Щиты не привились — уж слишком тяжелы оказались, зато вот для Вово в самый раз. Шаман отмахнулся — мол, заметят так заметят, вона до стены рукой подать, а в подземный ход никакой гзур не попрёт. А когда с двух сторон на тебя дышат один пивом, а второй чесноком, как-то мысли отдаляются от дела.

— Ежели я верно мыслю, то это та башня, за которой ежевичник ещё знатный, — наконец родил Зембус. — А только ночью мы дотеда не доберёмся — коней на буреломах сгубим.

— Тю на тебя, — подивился Хастред. — Откуда тут буреломы? Я и бурь-то уже лет пять не видел, разве что дождик!

— А смерчи пускать не учился? Я вот как-то попробовал, потом баронская дружина три недели завалы растаскивала… С тех пор и не дружу с ними — грубые они… Да к тому же сии башни завсегда буреломами огорожены — мода такая магическая, для пущей значительности.

— По-эльфийски антураж, — подтвердил Чумп. Он держался в сторонке, таращил глаза во тьму, щит обеими руками закинул за голову — чтобы факельный свет сзади не мешал. — Хоть сколь-нибудь проедем, а там и до рассвета рукой подать… или и днём верхами не проехать?

— Разве что прорубаться… впрочем, я вон пару топоров прихватил, да и у Хастреда куда как удобный агрегат. Ладно, поехали шагом, это нам для начала строго на север.

Зембус притушил факел, обернул его тряпицей, чтоб не несло далеко гарью, и выехал вперёд. Поперёк седла уложил свой посох (замены ему так и не подобрал, хотя после закупки оружия протащил компанию через весь ряд магических товаров). Тьма для гоблинов быстро рассеялась, осев мягким серым сумраком на глазах, отчетливо проступили очертания первого перелеска на расстоянии двух арбалетных выстрелов — согласно старинным правилам защиты поселений, лес вокруг города был выведен, чтоб враг не подобрался к стенам под деревьями. Друид направил коня к деревьям, на ходу вытащил из поясной сумки какой-то корешок, тихо пробубнил несколько резких слов и начал делать пассы. Вово, Панк и Хастред тронули коней следом, одной линией, а Чумп по дуге выехал в арьергард и снял с плеча арбалет. Нехорошие у него были предчувствия. Вообще, какими делами только ни занимался, но спасателем быть ещё не доводилось… А ничего хорошего в новизне, как известно, нету, это только человекам подавай всё новое, а приличному гоблину нет ничего лучше традиций, уж если взялся за одно ремесло, так и надо было им заниматься, а стоило под давлением обстоятельств свернуть на стезю народно-освободительной войны, как понеслось… Начало бросать от края до края. Баб спасать, потом ещё вышивать крестиком или вовсе стулья сколачивать…

Половину пути до перелеска проехали спокойно, Вово даже начал оглядываться назад, на заводного коня, где остался аппетитно благоухающий мешок, когда Зембус вдруг встал на стременах и вскинул вверх сжатый кулак. Генерал мигом остановил коня, второй рукой сгрёб за плечо Вово, этот бестолковый, поди, и не поймёт, что сей жест значит, а Хастред вытащил из саадака лук, из седельной тулы стрелу и подъехал к друиду поближе.

— Дюжины две народу в деревьях, — прошептал Зембус. — Даже ежели половина — лошади, всё едино… Как разум чуять — не упомню, только вот жизнь могу… да и какой разум у гзура?

— Нас оттуда не разглядят?

— В ночи? Гзуры? Да они и задниц своих не разглядят, это для них неудобственно…

Хастред вздохнул. Объезжать перелесок по большой дуге — лишний риск переломать конские ноги, да и нарвёшься ещё на другую шайку… Но и переть напрямик совсем неохота — ежели ждут их, могли и засеку заготовить, а в лесной тесноте на гоблинскую удаль найдется гзурская хитрозадость и прочие каверзы…

— Схожу посмотрю, — пробурчал он, лук закинул обратно за плечо.

— Сиди. — Друид поморщился, снял с седла один из своих мечей. — Ты своим железом так нагремишь — со всего Дримланда сбегутся любопытные… Чумпа бы туда, да тоже обвешался погремушками, пока снимет, уже солнце взойдёт.

Он соскользнул с седла, пригнулся и нырнул в сумрак. Хастред пожал плечами (только тут задумался — как он, в самом деле, собирался идти на разведку в тяжёлой позвякивающей кольчуге, с секирой чуть ли не в собственный рост и со шпорами на сапогах), вытащил лук обратно. На открытом месте ещё мог разглядеть сложенную в три погибели фигуру шамана, но, едва попав в тень деревьев, Зембус словно растаял в темноте.

— Чего там? — тихо поинтересовался генерал.

— Приехали, — предположил Чумп. — Зембус пошел с магичкой договариваться… Хм, надо было его проинструктировать, хрен его знает, о чём он в лесах привык с девицами общаться… Вот щас ему фаерболом в глаз!

— В глаз? — охнул непосредственный Вово. — В глаз, оно больно… Может, подзакусим?

— Верно мыслишь, юноша. — Чумп похабно хихикнул. — Магичек уламывать — дело хитрое и никак не быстрое… Помнишь, Хастред, как ты ту инвокершу обихаживал? Исхудал вконец, болезный, щёк из-за спины видно не было!

— Я вам подзакушу! — обрезал Панк обжор. — Экие жруны, право слово! Может, сразу к Тиффиусу переметнетесь? Он, я думаю, по такому признаку вас приветит… Куда руки тянешь, скалоед?! Только открой мне мешок — там же мясо с аджикою, гзуры мигом слетятся как мухи на Чумпа!

— Дык тут и поколотим! — возрадовался Вово, не прекращая подбираться к мешку.

Хастред подал коня ещё дальше вперёд, отрываясь от болтунов, подобрал повод лошади Зембуса, лук взял на изготовку — и на друида бывает проруха, так хоть прикрыть его, если что. Сзади шипяще заругались, отчётливо стукнуло по железу, Вово обиженно заскулил, стукнуло ещё раз, сильнее, и стало тихо.

67
{"b":"6289","o":1}