ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Приз дают? — профессионально заинтересовался Вово.

— Дают. Потом догоняют и ещё дают. Однако, по чести, не думаю, что против тебя хоть какой их чемпион встать рискнёт. Если уж тебя такая погань не добила…

— Да я чего, — засмущался Вово. — Это я ещё болел в детстве много, недоедал, времена-то голодные были… Эт потом, когда батя появился, и подкормил, и малость наставил на путь, а в отрочестве был — любая муха забодает… ну, огр точно бы прибил, я от одного долго бегал, пока наконец смелости не набрался.

Генерал изумлённо помотал головой. Он бы от огра бегал до сих пор, даже с небольшим войском не вдруг бы решился связаться с такой заразой! Хотя если к стенке припереть, то и он, генерал Панк, кое на что ещё годен, вон тот крендель в конце коридора подтвердит.

Отлеживались, выравнивали дыхание, Вово сопел сосредоточенно, мял лапами помятые свои рёбра, пару раз явственно хрустнуло, но богатырь сразу ухмыльнулся — явно стало легче.

— Вот чего всё хочу спросить, — спохватился генерал. — Из какого Зангина колена родитель твой почтенный, Вово?

Вово замялся, зыркнул стеснительно.

— Не ведаю…

— Ведаешь, — уличил Хастред. — Послушав россказней да поглядев на твои подвиги, уже и я догадался!

— И ты? — изумился генерал. — Читать мне, что ли, обучиться? Так кто ж?

— Смеяться будешь, — измученно хлюпнул Вово, даже слёзы на глаза навернулись, сразу видно — в детстве задразнивали не на жизнь.

— Да уж будто бы. — Чумп покосился на генерала. — Это ж чувство юмора иметь надо… А у офицеров только чувство ритма, так, анарал? Короче, не мучайся, я-то тоже сразу смекнул что к чему… Кобольд его папа. Настоящий глубинный кобольд…

Вово кивнул смущённо, весь сжался в ожидании насмешек. Генерал изумлённо покачал головой — ничего ж себе, подарочек! Глубинные кобольды пришли в мир даже раньше общей массы Древних — гоблинов, эльфов, дварфов и троллей. Раса это была куда как загадочная, их знали, но только по слухам, они не вели войн с другими народами, не творили ничего, что бы пользовалось спросом в мире, как гоблинский эль или дварфийские механизмы. Они вообще не попадались на поверхности. Под землёй же — некогда известные воинственностью дварфы пытались сражаться с ними за право господства над земными недрами, некоторые свои шахты и выработки кобольды отдали им, не вступая в бой, — просто как ненужные, но когда дошло до настоящих битв на территории, которую кобольды хотели и впредь видеть своей, они просто уничтожили несколько отрядов дварфийского воинства. Не устраивали баталий, не выходили на переговоры, не предлагали откупиться или, напротив, взять откуп — просто уничтожали без жалости и без остатка, по слухам, один кобольд, в одном лице воин и маг, стоил хирда, а что особенно пугало дварфов, так это полное равнодушие врага к трофеям.

Драгоценные брони из мифрила и адамантиновые топоры оставались лежать там, где пали их обладатели. То ли не были нужны, то ли кобольды не разумели их ценности, то ли своё оружие у них было не в пример лучше… Но, повидав несколько пещер, усеянных останками дварфийских воинов и их драгоценным снаряжением, дварфы напугались даже больше, чем если бы страшные хозяева глубин пошли на них прямой атакой. С тех пор никто не сталкивался с кобольдами напрямую, хотя вот ведь Чумп же ещё в остроге Коальда что-то про них рассказывал…

— Они не очень-то прячутся, — пояснил Чумп, прочитав на простом генеральском лице его не менее простые мысли. — Просто им до нас дела нет, мимо пройдут — и не заметишь. Я вот к ним зашёл — и ничего, не выгнали, не прибили… бояться-то им нечего.

— Нас, наземных, нечего, — поправил Хастред. — На всякую силу есть своя сила… Что-то я такое слышал про Глубинные Страхи…

— Не под землёй же! — шикнул на него Вово, пугливо огляделся. — Не буди лихо…

— Извиняй. А этот вот зубастик не из них?

— Нет, это так… Какой-то местный, вот как хумансы собак держат при хатах. Вы ж видели — его простым оружием забить можно, коли долго лупить…

— А как кобольды к гномам относятся? — хищно поинтересовался генерал.

— А никак, — честно ответил Вово. — Был у нас в деревне гном торговый, всех было своими кредитами окрутил и пошёл жилы тянуть, а тут папаша пришёл… он со своими живёт, к нам так, иногда заглядывал. Маманя ему полночи объясняла, почему так нехорошо живём и что за такой гном проклятущий. Батя так и не понял, как, мол, так, почему он со всех что-то тянет — у них-то всё по-другому, делай что можешь и бери что нужно, — пошёл сам разбираться. Вошёл к гному, а батя-то повыше меня головы на две, да и по плечам я его никак не догоню, только начал выспрашивать, что сей гном творит, как тот глаза выпучил и шмыг через заднюю дверь! Ждал его батя, пока не проголодался, потом домой пошёл, делать-то нечего. Гном так и исчез с концами, только мошну свою прихватил, а полный склад товаров оставил, ну, разобрали их, папаша с тех пор уверен, что зря мы на того гнома щерились — милейший оказался сосед, вона сколько полезностей после него…

— Разъяснить надобно!

— Не надобно, — непоколебимым голосом отрезал Чумп. — Ты вот над чем подумай, анарал разъяснительный: вот проведёшь ты агитацию, двинешь кобольдов против гномов, а те ещё лучше им разъяснят… и что тогда?

— Уй, — ответил генерал ошарашенно и свернул тему, подтащив к себе мешок с провизией. — А ну, поглядим, за Вово чуть жизнь свою молодую не отдал.

Хастред тоже оживился, развязал мешок, бережно вытащил из него свою книгу заклятий — массивный том в переплёте из телячьей кожи, даже с красивыми медными замочками под золото. За эту книгу две недели грузил ящики с товарами в лавке крупного торговца всякой волшебной атрибутикой, а уж сколько магических рецептов в неё собственноручно записал по специально разлинованным строкам, сколько схем старательно вычертил! Вроде бы писал хорошими ядрёными чернилами, не должно было смыться, но всё же… По счастью, обошлось — том подмок самую малость, набухли страницы по обрезу, но это ничего, главное — все записи в порядке и не надо возвращаться и рвать на ленты вредителя, как было сгоряча пообещано.

Генерал вытащил вожделенного свинёнка, копчённого в вишневых косточках с листьями черемши, потряс, сбрасывая налипшие ошмётки, ухватил за разведённые рёбра и разломил на две половинки, одну кинул Вово, тот впился с утробным урчанием. Вторую отправил Зембусу с Хастредом, для Чумпа персонально, в виде признательности за спасение от кислоты, извлёк нежную куропатку, начинённую чем-то донельзя ароматным, не обидел и себя — добыл кусок аппетитной вырезки, запечённой на углях, как всегда любил, пока жизнь не обучила приёмам использования сковородки. Хруст поднялся до небес, Хастред даже сесть поленился — жрал лёжа на боку, явно уже заготовил какой-то исторический прецедент для обламывания любого, кто сделает замечание, но никто не сделал — не до манер. Вот пиво зря бросили на вырубке, с тихой печалью облетела всех общая мысль, но тут Зембус меланхолично снял с пояса фляжку из свиной шкуры, натянутой на каркас из прутьев, глотнул небрежно, протянул Хастреду, тот тоже приложился от души — глаза полезли из орбит, однако, прежде чем начать кашлять, успел всунуть фляжку генералу, только тут торопливо заглотнул и задышал как дракон — Вово аж лицо в ладонях спрятал. Генерал ухмыльнулся — молодой ещё, мол, — глотнул сам, опалило, как будто проглотил факел, дёрнул головой, стукнулся о стену затылком, Чумп спешно вырвал у него фляжку, пока ценный продукт не разлился, отхлебнул осторожно, сморщился, посмотрел на Вово и решительно вернул фляжку владельцу.

— Сам варю, — пояснил друид с гордостью. — Одно время даже повадился было продавать в ближнюю весь, там-то народ с умом — воды добавляют два к одному и гуляют от души. Да потом наехал к ним барон, изъял чего мог, ну и наливки этой ведёрко, по пути решил прямо так опробовать, был навеселе, понимал, что припекает, да не остановился вовремя… Прожгло ему кишки насквозь, ну он с озлобления всю весь спалил, а народу сколько запорол — поди сочти… А мне вот стыдно, хотя вроде и не виновен.

77
{"b":"6289","o":1}