ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Величие мастера
Помолвка с чужой судьбой
О лебединых крыльях, котах и чудесах
Государева избранница
Мужчины с Марса, женщины с Венеры… работают вместе!
А я тебя «нет». Как не бояться отказов и идти напролом к своей цели
А что, если они нам не враги? Как болезни спасают людей от вымирания
На струне
Стройность и легкость за 15 минут в день: красивые ноги, упругий живот, шикарная грудь
A
A

— Дурные у вас бароны, — с чувством высказался генерал.

— Бароны везде дурные, — поправил Чумп, покосившись на его золотую цепь. — А страдает кто? Мирный жрец природы, лишённый прибыли…

— Наверстаем, — посулил генерал зловеще. — И с баронами бестолковыми посчитаемся!

— Вот это бы хорошо, — в один голос поддержали Чумп и Хастред.

— А которые думают, что я, отирамшись при дворах, не научился понимать того явления, что эльфы именуют сарказмом, так тем я ещё и ухи накрутить смогу!

— Видели, как ты накрутил давешнему, — фыркнул ущельник и углубился в пожирание.

— Так у того я ушей не нашёл. Было бы чего крутить. Как говаривал один древний: дайте мне точку опоры, и я всем с неё накостыляю…

Доели мясо, опустошили бурдюк с водой — осталось ещё два, генерал с тревогой взвесил их на ладонях.

— Вово! Тутошнюю воду пить можно?

— А ты бы стал — такую, в которой та фигня плещется? Она ж туда, поди, и гадит? А так, ключ питьевой вполне можно найти. Вон туда же вверх подадимся, найдём.

— Так, может, и двинем уже? Вверх решили?

— А далеко ли до воды, если вниз? — уточнил Хастред. — Не хотелось бы изначально не в ту сторону двинуть.

— А кто ж его знает? — Вово развёл руками с вопиющим равнодушием. — Чую только, что пахнет водой, и ещё какой-то дрянью, а из левого дух идёт сухой и как бы даже с гарью.

— Ну, коли с гарью — стало быть, наш путь. Для дварфийских плавилен, поди, мелковато?

— Когда здесь дварфы селились? Не было такого. Сии места вообще не очень заселены, слава у них нехорошая, как бы не от таких вот зверушек, как давешняя. Я, понятное дело, про нижние ярусы говорю, на поверхности вам виднее, что к чему.

Гоблины зашевелились, натянули доспехи. Зембус с сожалением осмотрел дыру в спине новенького панциря, прикинул поставить бронзовую заплату, а ещё лучше не связываться с такими противниками, которые вне его разумения. Чумп перекосился от боли — задел ожоги, но на сей раз от байданы не отпирался — смекнул, что без неё был бы трачен кислотой с шеи и до задницы, ни встать и ни сесть. Хастред насилу пропихнул в рукав повреждённую руку, еле шевелится, случись теперь драка — придётся с одной руки, хорошо что друидский меч как раз под одну руку предназначен. На Вово панцирь надели с трудом, он пару раз сдавленно ухал, наконец вздохнул с облегчением, поднял мешок, упорно его не доверяя никому, забросил его на спину, поднял меч. Коридор оказался узковат для длиннющего клинка, и Вово перехватил его за рикассо, для лучшего управления.

— Правильно, давай вперёд, и ежели чего — командуй, — напутствовал его генерал. Он один из всей компании натянул кольчугу с удовольствием, меч тоже вынул из ножен, а то в узком месте ещё и не выхватишь быстро, уложил на плечо. — Факел возьмёшь?

— Мне ни к чему.

— Тогда погасите его вовсе.

Хастред затоптал факел, сунул за пояс, пристроился третьим в колонне. Чумп пропустил Зембуса, хватит ему одной дырки в спине, сам поплёлся последним, кривясь от нестерпимого нытья в опалённой коже. Под кислоту доселе попадать не доводилось… Что ж, неприятный, но тоже опыт. Будем знать, как говорится.

Вово не бежал, двигался мягким размашистым шагом, время от времени останавливался и щупал стены или пол, в одном месте перевернул меч и постучал навершием его рукояти по выступу под самым потолком. Ничего не произошло, но Вово растянулся на полу, приложил к нему ухо и некоторое время прислушивался. После чего встал и в прежнем ритме двинулся дальше. Генерал подумал было, не стукнуть ли и ему по тому камню, уже даже меч скинул с плеча, но Хастред рявкнул в спину «Цыц!», и Панк рассудил, что, пожалуй, не умеючи, лучше не пытаться. Камни — не головы, по ним стучать надо с пониманием.

Коридор не петлял, шёл почти прямо на северо-восток, особо не повышался, но и вниз не уходил. Зембус начал прикидывать, где бы они сейчас были, если бы шли поверху. Вышло так, что ушли от башни совсем недалеко, может быть, полчаса пути, но от вырубки, где кони, всё время отдаляются. А как возвращаться, непонятно… зато понятно, что желающих делать это тем же путем нету. А ещё — совершенно понятно, что каждый ход куда-то да ведёт, рано или поздно найдётся выход, но если он будет охраняться уродом наподобие предыдущего, то хоть сквозь потолок прорубайся.

Вово издалека разглядел выход в большую каверну, махнул назад, чтоб подтянули пуза и не отставали, и выдвинулся из коридора. Пещера раздавалась сразу в обе стороны от входа и вверх, голый камень, кое-где поросший пучками странного растения, мох не мох, но вроде того. И очень слабый, но явственный смрад палёного мяса.

— Ишь ты, — порадовался генерал. — Ну теперь, пожалуй, пойдёт потеха. Тут вроде и твари никакой спрятаться негде.

— Бывают земляные элементали, что вылезают или же слагаются прямо из камня, — подал голос Хастред, из великой вежливости, надо полагать, — как же не просветить авторитетного и почитаемого командира. — Есть также странные звери бехолдеры, из себя — летучие глаза, есть некие улитхариды, по природе своей мозгососы, что, впрочем, даёт надежду, что офицеры им не интересны. Бывают также баргесты, анкхеги и всеразличные саламандры, а кроме того, как я ясно понял некоторое время назад, бывают твари и вовсе таковские, про каких никто ещё не писал и даже слыхом не слыхивал…

— А есть ещё и пауки большущие, — подсказал Чумп. — Были по крайней мере. Вон лежит наглядное тому подтверждение.

Он указал саблей на кучку чего-то чёрного, прилепившегося сбоку к валуну.

— Паучиное дерьмо? — удивился генерал. — Как отличаешь?

— Вообще-то это собственно паук. Был при жизни.

Панк присел, пошевелил мечом кучу — она противно скрипнула, откинулась суставчатая лапа. И правда паук… только хорошо прожаренный.

— Не люблю пауков, — пожаловался Зембус из-за спин. — Очень не люблю пауков… Лучше уж обратно к той склизкой… Сразу предупреждаю.

Гоблины поворотились к нему в изумлении. Друид смущённо ковырял камень ногой.

— И давно это с тобой? — осторожно спросил Хастред. — Я и сам-то пауков не очень… по чести, так хуманки мне куда симпатичнее… но чтоб настолько, что обратно к тому уроду…

— С детства. Любых боюсь, даже маленьких… А этот же с кошку был и, небось, не самый мелкий в своём племени…

— Погоди-ка, — заинтересовался генерал. — Пауков, говоришь? Хм, а на мечах выйдешь, к примеру, против четверых?

— А что, не ходил, что ли? И на шестерых случалось…

— А с тигром каким сойтись?

— Да куда уж легче… А к чему ты это?

— Да вот пытаюсь понять, в чём хитрость. Вроде ничем тебя не прошибить, а маленький паучок — и уже руки трясутся! Может, в армии цепных пауков завести? Послать вас наловить каких побольше, тут, поди, и правда начнут с собаку попадаться, а то и с лошадь, и напустить их на гномов…

Зембуса заломало так, что даже в глазах Чумпа промелькнуло сочувствие, а Вово быстро предложил друиду:

— Хочешь, ты тут посиди, покуда мы дальше сходим! Я тебе даже мешок оставлю, только дай честное друидское, что не всё сожрешь до нашего прихода.

— Не фиг, не фиг, — оборвал его генерал. — Пауков ещё, может, и не встретим, а встретим, так отобьёмся вчетвером, а ну как любая другая напасть? Ведь этих, как их обозвал наш книгочей, — белохренов не забоишься?

— Если у них не восемь лап…

— Сколько у них лап, умник?

— Нету у них лап. Летающий глаз с пастью, с меня размером, магией пуляется.

— Да хрен бы с ней, с магией, — оживился Зембус. — Магией я и сам умею! Если лап нету вовсе, то согласен.

— Вот и лады, только ежели таки на пауков напоремся, под мечи не суйся. Кстати, тушка эта вот обугленная — это не прямой ли след нашей огненосной магички?

— Очень похоже. — Хастред ковырнул острием меча паучьи останки. — Да, это похоже на старую добрую flame arrow. Ох, не нравится мне это… Сколько она таких могла выдать? Ну с десяток… а потом? Зажрали бы тут же.

— Было бы кому. Что им тут жрать? Может, это был единственный паук во всех тоннелях.

78
{"b":"6289","o":1}