ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— А поди-ка сюда, малый! — позвал Панк и одним рывком втянул эльфа в его же тьму. И Вово тут же сорвался с места, одним ударом меча свалив арбалетчика, и Хастред бросился на намеченную жертву, бить мечом не стал, а нырнул головой вперёд и боднул в грудь с такой силой, что отшвырнул на несколько метров. Зембус метнул под свод пещеры подготовленный светляк и тоже пошёл скользящим боевым шагом, распуская на ходу цепь моргенштерна.

— Щенок, — задушевно пробасил из непроницаемой темноты генерал. — Подумаешь, мрака напустил! Да ты только за железку свою взялся, а я уж вижу, куда прыгнешь и как рубанёшь! На то есть сложное эльфийское слово экспириенс…

Во тьме хрустнуло, высоким голосом взвизгнул эльф.

— Ну-с, жду, время кинжалом попробовать, — просветил его Панк. — Ага! А я чего говорил!

Хрустнуло опять, а потом бухнуло гулко, словно по наковальне, и безжизненное тело по крутой дуге вылетело из пятна темноты. Следом за ним выбросился и сам генерал и недолго думая устремился на старшего эльфа. Тот отступал, прикрывая глаза от неяркого светляка под потолком странным щитом, словно собранным из металлических листьев. Справа Хастред зло рубился с другим дроу, тот работал двумя длинными клинками слаженно, но скованно, лицо отворачивал, чтобы в глаза не светило, и гоблин обрушивал на него частые и насколько мог сильные удары, вынуждая защищаться. Нож в левой руке книжника содержался, скорее чтобы нервировать противника — Хастред и сжать-то его рукоять не мог достаточно крепко. Слева от генерала сражался Вово, он сошёлся в грудь с дроу, вооружённым кривым скимитаром и уже был два раза ранен — в грудь и плечо. По причине добротного панциря, чрезвычайно прочной мускулатуры и невеликих эльфьих сил раны были неглубоки, но Вово смекнул, что на мечах ему с опытным эльфом не совладать никогда, потому отбросил свой двуруч в сторону и попёр врукопашную, принимая удары на прочную оковку перчаток.

Вот откроется тёмный — одного удара ему хватит… Зембус смял ещё одного алебардиста, походя уязвив его в висок тяжкой своей гирей, но потом перед ним оказалась фигура в шлеме-пауке, и колени друида поневоле дрогнули, а руки налились чугуном, моргенштерн безвольно обвис, и тут же второй стрелок угостил его арбалетным болтом в правое плечо. Шаман ухнул, лицо посерело, гиря выпала из онемевшей руки. Арбалетчик бросил свой агрегат, выхватил меч и бросился добить. Тут бы и конец Зембусу, ибо таращился он как прикованный на зловещий паукообразный шлем, а его владелец, по всему походный клирик, начал уже нараспев выговаривать заклинание, но Вово наконец улучил момент и страшно хряснул своего противника в нижнюю часть живота, едва не распластался сам, но удар своё дело сделал — отбросил эльфа на клирика, тот рухнул под тяжестью, потерял спелл и шлем.

Шлем вовсе укатился по камням далеко, и друид очнулся, левой рукой выдернул из-за ремня длиннющий стилет и встретил набежавшего арбалетчика на его трехгранное острие. Умения ему было не занимать, и дроу охнул в изумлении, когда меч его бессильно соскользнул по искусно подставленному клинку, а гоблин, не тратя времени на фехтовальный поединок, с маху сшиб свой стальной шишак со шлемом эльфа. От удара у самого в глазах помутилось, но уж дроу получил по самое не балуйся.

Всё это генерал разглядел краем глаза, надвигаясь на старшего эльфа. Тот всё пятился, однако, разглядев идущего прямо на него гоблина, остановился, выставил меч и проорал через плечо отрывисто:

— Elgg kul'gobuss!

Из-за камней в дюжине шагов позади метнулся ещё один, ранее неучтённый дроу — этот был в более лёгком доспехе, в кольчуге, вооружён не мечом, а посохом. Бросился не в драку, а за другую кучу камня, но пробежал всего три шага, как в глазнице его с чмоканьем возникла короткая рукоять метательного ножа. Чумп выскочил навстречу, пригнулся как краб, сабля в руке — драться не рвётся, но и отступление эльфам отрезает. Генерал наконец достал старшего дроу, сшиблись, эльф сразу же выронил щит — от удара тяжкого гоблинского клинка отнялась рука, зато меч порхнул ядовитой змеей, узкое острие кольнуло в грудь, прошло между колец брони, правда, сразу же и застряло, но кровь хлестнула ручьём. Чёрное как уголь лицо эльфа исказилось радостной ухмылкой, однако гоблин заставил её завять — взревел, напряг мощные грудные мышцы, провернулся, расширяя рану, но одновременно и выворачивая из руки дроу рукоять меча. Глаза эльфа расширились — самому ему такое и в голову бы не пришло, да и то — его бы такой укол мало что насквозь не прошил. Генерал же коротко хакнул и рубанул его снизу над самым плечом, снеся голову вчистую, как гильотиной.

Побоище завяло само собой. Из эльфов осталось боеспособных всего ничего: один, что держался всё время поодаль и теперь ни с кем не успел сцепиться, будучи ослеплён внезапно поданным светом, противник Хастреда — в другом месте он бы на мечах обставил двух таких книжников, сейчас же всё его умение свелось к тому, чтобы не полечь самому, — и сваленный с ног, но не особо пострадавший клирик. По одному Вово, Хастред и Зембус свалили оглушив, изначальный поединщик тоже был угощён кулаками Панка, но встанет уже вряд ли, первый арбалетчик рассечён мечом Вово напополам, старший красиво обезглавлен, и одного уложил Чумп, как всегда без особого риска, аккуратно, ухитрился даже вопреки своему обыкновению не изгваздаться кровью. Ещё один обнаружился промеж камней с головой, раскроенной гирей Зембуса. Итого оказалось одиннадцать.

— Хватит железом звенеть, — авторитетно потребовал генерал. — Всё прояснили? Супротив нас жидковаты вы, чёрные. Эй, Вово, отпинай-ка подальше ту шапку с лапами! Вишь, как она шамана нашего подвела.

Воин, что бился с Хастредом, отпрыгнул к стене, выставил мечи, не зная, бросаться ли в битву и — на кого из этих? Двое же остальных спина к спине озирались, но о драке, похоже, не помышляли — ноги бы унести!

— Вернёмся к нашим баранам. — Генерал указал острием меча на этих двоих. — Коли вы не расслышали, так мы ищем магичку…

— Этот велел прикончить пленницу. — Хастред кивнул на тело старшего. — Стало быть, там, где Чумп нарисовался. Неспроста, наверное… Всё меня обвиняет в шатании по магичкам, а сам?

Они с недавним противником сверлили друг друга взглядами. В глазах дроу была досада на собственную оплошность — надо было рубить гоблина сразу, хоть вовсе вслепую, а сейчас уже поздно, несколько секунд он продержится, а тут и остальные поспеют. Книжник тоже это понимал, было немного неловко — такой здоровый, в мечтах прямо герой, а устоял только по воле случая! Впрочем, кабы был у него топор, хоть его двуручный, хоть обычный боевой со щитом в паре, — тут бы расклад вышел совсем другой… Надо будет подумать о том, чтобы на следующую вылазку взять вместо всех этих мечей и кинжалов запасной топор.

— Есть тут некий куль, — подтвердил Чумп. — Дёргается, не иначе наша подруга.

— Это… женщина с поверхности, — подтвердил клирик, слова чужого языка давались ему с куда большим трудом, нежели покойному предводителю.

— Ну так чего встали? — фыркнул генерал добродушно. — А ну, брысь отседа! Ещё раз нам попадётесь, лучше сразу себе глотки вскрывайте. А ты, двухмечный, знатно бьёшься… как ты касательно гномов?

Сумрачный оберукий боец, похоже, не понял ни слова, Хастред переводить не собирался из принципа, а Вово уже вовсю занимался засевшим в плече Зембуса болтом и ему было не до ерунды. Генерал вздохнул — какие кадры пропадают! — и махнул мечом в глубь пещеры. Мол, скатертью дорога.

Дроу не заставили себя просить дважды — под стеночками ненавязчиво отступили мимо Чумпа в глубину пещеры и один за другими исчезли в узком коридоре. Панк гадливо плюнул. Не только не забрали павших, но и о бессознательных не позаботились! Воистину поганское племя, надо было добить.

Первым делом занялись ранами. Чумп обошёлся без повреждений, и Хастред только что взмок до нитки, весь выложившись за минуту жестокой рубки (и ещё за много часов, в течение коих он не вылезал из столь непривычного ему доспеха). Колотая рана в груди Панка требовала осмотра, но стаскивать кольчугу было недосуг — вдруг те поганцы вернутся назад с помощью в количестве полусотни голов? Так что генерал подобрал плащ обезглавленного им дроу, попробовал оторвать клок — не вышло, прочность плаща поражала; тогда стащил с того же страдальца панцирь, отполосовал кусок от его же рубахи (всё равно больше не нужна), по ходу задался жалостливой мыслью — как же можно жить с брюхом, которое, как у этого бедолаги, прилипло к спине, — и пристроил ткань на рану, затолкав за ворот брони.

81
{"b":"6289","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Анна Болейн. Страсть короля
Выйди из зоны комфорта. Рабочая тетрадь
Потерянное озеро
Тролли пекут пирог
Затонувшие города
Сердце того, что было утеряно
Опасное увлечение
Шаман. Похищенные
Между мирами