ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Хастред ожидал чего-нибудь эффектного — столба пламени, луча, множества огненных частиц, облепляющих тушу. Однако Испепеление сработало, как ему и должно — изнутри. Из пасти, глазниц, даже из щелей между чешуями чудовища хлынули струи пламени. Завоняло гарью. Сперва огненный ореол охватил одну голову, затем языки огня пробились через шкуру шеи, опускаясь всё ниже, вот уже зашипела испаряемая вода, а огонь охватывал всё тело гади, вот он уже начал вырываться из колотящихся в агонии щупалец, кошмарный запах стал и вовсе непереносимым, книжник разглядел ещё, как обугливается секира, торчавшая по-прежнему во лбу монстра…

Громадное тело безжизненно плюхнулось в воду. Самые лёгкие элементы выгорели, во всей туше остался один спёкшийся уголь, и он сейчас утягивал самое воспоминание о страже подземелья на дно.

— Это ж ловко сделано, семь твою восемь, — признал сзади дрогнувший голос генерала.

Хастред обернулся, убирая ятаган. Гоблины были все в сборе — даже Зембус таращился с уважением, невзирая на заторможенность, и только Вово воспринял сотворенное как должное — или же по причине обиды не счел нужным демонстрировать свой восторг.

— Вот всё и устроилось, — проворчал он, протискиваясь в зал. — Хорошо без той заразы! Ну пошли, выбираться же ещё.

Эльфийка сделала два шага, шатнулась, заклинание раскрутила выше допустимого, оно отобрало все силы, теперь только и осталось, что позорно повалиться в воду на глазах у диких гоблинов… но те проворно подскочили, косматый подхватил с одной стороны, обожжённый с другой, а старший тут же схватил и протянул ей посох, как подают меч — навершием вперёд.

Тут мир окончательно померк в глазах магички, некоторое время она ещё чувствовала — её ведут, потом несут на руках, ещё хотела выдраться из лап и огрызнуться — ишь чего о себе возомнили, лапотники, а потом погасло и это видение. Правда, через некоторое время свежий лесной воздух впервые за три дня проник в её легкие, но это только способствовало ещё более глубокому забвению, перетекшему в здоровый сон.

И надо признать, впервые за долгое время Тайанне Эйрмистериорн спала спокойно.

Когда белый, а вернее, зелёный из-за обилия листвы мир принял генерала Панка в свои объятия из мрачного и недоброго нутра некромантской башни, отважный офицер впервые за последние полдня перевёл дух — да таким знатным образом, что прямо по курсу облетели и покорежились два куста, а следующий по пятам за генералом Чумп гадливо сморщился и принялся размахивать руками перед физиономией.

— Я тебе покривлюсь, вражеское отродье, — дружелюбно посулил ему генерал. — Ни на хрен патриотизма, даром что морда роднющая, хоть кирпичом обихаживай. Привыкай к вольным ветрам, не век же в самом деле на углу баны вертеть.

Чумп талантливо изобразил на физиономии удивление таким тонким знанием его профессиональной терминологии, а от вольных ветров всё-таки уклонился, проворно нырнув в обход башни. Панк досадливо крякнул ему вослед. Пора приучать парня к дисциплине, не то все войско растлит своим индивидуализмом.

Следом появился Хастред с искомой эльфийкой на руках. Всем своим видом книжник давал понять, что худшего кошмара ему и с бодуна-то присниться не могло, вот ещё, таскать тут всяких инородиц, да еще столь хамски настроенных. Однако генерал опытно подметил, что рыжую бестию едва ли выдерешь из гоблинских лап усилием пары волов. Вот это верно, это по-нашему. Война должна себя кормить, а также поить, вооружать, одевать и… ну и всё такое прочее. Потому лучшие воины — не те, кто стрелами орлов из поднебесья сшибает, и не те, кто способен в фаланге стоять сутки напролет, и даже не те, под чьей дубиной с легким треском лопается двойной дварфийский мифриловый панцирь (хотя тут можно подумать), а те, кто горазд найти что взять и удержать при себе. Потом, правда, таких деятелей приходится побуждать к честному дележу добычи зачастую посредством сильного битья, но это уже иной вопрос.

— Куда её девать? — осведомился грамотный гоблин сварливо, как словно бы эльфийка успела его покусать, заразивши природной хамоватостью.

— Котла не видать, — бодро ответствовал генерал. — Что тут поделаешь? Волоки теперь до Копошилки, там разберёмся.

— Изъять бы, пока не началось, — предупредил Чумп из-за башни.

— Пока что не началось?

— Начнётся — увидишь.

Панк пожал плечами. Плевать ему было на всё, что только грозит начаться. По опыту он ведал, что всякая гадость тем опаснее, чем больше времени существует на свете. Например, дракон на четвёртой сотне лет куда как экстремальнее новорождённой ящерки, у которой ещё и крыльев-то никаких не заметно.

Последними появились из тёмного провала Зембус и Вово. Друид тащился, механически переставляя ноги, глаза полузакрыты, руки бессильно висят вдоль туловища — знатной же дрянью мажут подземные эльфы свои стрелы! Надо было хоть рецепт позаимствовать, было бы куда как забавно упупить таким болтом магистра Тиффиуса с обратной стороны бороды. Вово волок помимо своего изрядно полегчавшего мешка со жратвой ещё и вязанку собранных с дровийского патруля оружий, а сам при этом не переставал поглощать что-то, что, вполне возможно, ещё вчера вечером напоминало пищу. Кобольд с аппетитом заталкивал непонятное месиво в свою изрядную пасть, челюсти ходили так, что огромные уши едва не отваливались, глаза блаженно жмурил и — генерал готов был дать зуб — оживал на глазах. Чудовищные плечи расправились, походка выровнялась, даже хрипы в груди, порождённые перебитыми всего несколько часов назад рёбрами, почти стихли.

Вот это — истинная находка для всякой армии, ибо не требует никакой медицинской обслуги, а стало быть, избавляет от таскания в обозе ни на что не годных в ратном деле интеллигентов-медикусов. Правда, поглядеть как жрёт, так это ж любой рейд дальше, чем за ворота, окажется экономически нерентабельным. Интересно, а как он по части подножного корма. Грибов всяких, кореньев, овса, сена и соломы.

— Здесь плохо, — объявил Вово незамедлительно. — На кой торопимся? Того гляди, дождик пойдёт, под ногами хлюпать будет. Шли бы уж понизу…

Зембус с трудом разлепил один глаз, закатил к небу.

— Не пойдёт. Дня два сухих будет…

— А понизу не хлюпает? — возмутился Хастред. — Вон полные сапоги начерпал!

— Зато крыша, — огрызнулся Вово вяло, хотя уже понял, что этих не уломаешь — не любят они отчего-то подземных прелестей. Его боевая концентрация сошла на нет, а может, осталась в подземелье, он хлопал глазами, шевелил ушами, скручивал губы дудкой и вообще смотрел ныне на мир, как и положено малолетнему дурачку из глухой деревушки.

— Терпение, други мои, — провозгласил генерал хорошо поставленным голосищем. — Нам всего-то ничего — до лошадок прогуляться. А там верхами — вообще одно удовольствие. Эй, Вово, там, где лошадки, привал устроим да поедим!

— Лошадку? — уточнил прагматичный кобольд. — А то в мешке-то почитай ничего уже и не осталось. Ну, это разве еда… так, колбасок парочка, только они не дотянут до лошадок — я ох какой слабый, это вы все как плуги, ты вот, Панк, вовсе как стадо мамонтов, а мне вечно есть надо, чтоб ноги не протянуть!

Он зарылся носом в пригоршню, измазав физиономию клочками студня, волоконцами мяса, обрезками сыра, ошмётками рыбы и кучей иных, сгоряча не опознанных элементов со стола Наместника. Генерал с уважением потряс головой — его, похоже, ко всему ещё и ничем не отравишь!

— Проснись, шаман! — воззвал он к сомнамбулическому Зембусу. — Куды нам двигаться-то, чтоб обратно?

Друид вяло повёл плечом и не ответил.

— Опаньки, — озадачился генерал. — Вот ещё новости… Пропадём же ни за грош посредь леса, даже не берусь предсказать от чего — то ли Вово всех пожрёт, то ли злостня очнётся и перецарапает насмерть… То ли пойдём куда не туда и встретим кого не того…

— Тебе опять повязка не туда сползла? — саркастически полюбопытствовал Чумп. — Как мы сюда бежали — просека должна была остаться такая, что мне, как апологету незаметности, прямо-таки за себя стыдно.

86
{"b":"6289","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
LYKKE. Секреты самых счастливых людей
Велосипед: как не кататься, а тренироваться
Незабываемая, или Я буду лучше, чем она
Зубы дракона
Скандал в поместье Грейстоун
Все чемпионаты мира по футболу. 1930—2018. Страны, факты, финалы, герои. Справочник
Нойер. Вратарь мира
Циник
НЛП. Техники, меняющие жизнь