ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Да, сэр.

Глаза Нины стали как блюдца, когда я потащил ее со стула. Осознание читалось на лице девушки, и если она раньше не была в курсе кто я, то теперь-то точно поняла. Может, по именам, а может и нет, но она узнала кто были я, Ринальдо и его организация.

Все еще пребывая в шоковом состоянии, она едва могла бороться, пока я волок ее из крошечного гаражного офиса к своей машине. Она захныкала, когда я открыл багажник и затолкал ее внутрь, но разве я мог за это ее винить. Ведь это была последняя поездка в ее жизни.

Я выключил радио и поехал к реке. Было довольно поздно, и загруженность дорог была низкая. Я пересек мост Вест-Гранд-авеню, а затем поехал по переулку. Это была короткая поездка, и я не хотел прослушать лишь половину песни. Заехал на небольшой участок дороги с большим знаком, который говорил, что эта зона под круглосуточным наблюдением.

Иногда они сами облегчали мне работу.

Мне практически не нужно было прицеливаться, так как я много раз пристреливался к этой конкретной камере. Осколки разлетелись по всему асфальту, а я вернулся к машине и направился к автостоянке к югу от моста. Я подъехал вплотную к зданию и припарковался в его тени.

Нина отбивалась все время, пока вытаскивал ее из багажника и ставил на ноги. Она и близко не могла вырваться из моей хватки, да и куда, черт возьми, она собиралась бежать. В здание попасть было невозможно, а вокруг не было ничего, кроме гравия и берега реки. Даже если бы она пробежала эти пятьсот метров и перелезла через забор, не будучи пойманной мной – чего бы она вряд ли хотела – что бы она сделала? Спряталась бы в одном из близлежащих морских контейнеров?

Я сжал ее предплечье и потянул вниз, к кромке воды. Между зданием и рекой был небольшой пирс, куда лодки могли подойти для передачи товара, если бы что-то из этого дерьма все же совершилось сегодня.

— Пожалуйста... пожалуйста, не надо, — умоляла она. Ее ногти впились в мои суставы, которые стали слегка побаливать.

Я не отвечал ей; я ее не слушал. Раньше я все это уже слышал – мольбы, обещания – они ничего для меня не значили. У меня была работа, и я собирался ее выполнить. Что бы она ни говорила, ничего из этого не изменит исхода.

— Пошли, — сказал я и легонько подтолкнул ее в плечо вперед. Нина стала идти, а я последовал за ней. Мне нужно было, чтобы она оказалась под мостом, где было темно. Пусть кто-то и услышал бы выстрел, но я не хотел быть увиденным с Чикаго-авеню. Девушка запнулась об асфальт на высоких каблуках, но я поддержал ее, не дав упасть на бетон.

Нет причин умирать с ободранными коленками.

— За что? За что? — спрашивала она снова и снова.

Как будто сама не знала.

Мы добрались до пирса, где сливалась тень от двух зданий и моста. Я остановил ее ближе к краю, где в трех метрах внизу плескалась вода. Нина посмотрела на воду, развернулась и упала передо мной на колени. Она протянула ко мне руки, как будто пыталась дотянуться до десницы некоего Бога, которого увидела в моих глазах.

Как будто увидела там спасение.

Я посмотрел вниз, на дорогие туфли на ее ногах, теперь покрытые грязью, и на дизайнерское платье, слишком тесно облегавшее ее худощавую фигуру. Вытащил сзади из-за пояса моих джинсов пистолет и вкрутил глушитель. Не было никакого смысла создавать ненужный шум.

— Пожалуйста, — закричала она. — Я сделаю все, что захочешь – клянусь!

Когда я направил ствол пистолета на ее лицо, по щекам девушки потекли слезы. Не стоило все затягивать – это было просто жестоко.

Я нажал на курок, и ее тело упало на бок. Одним пинком ноги я столкнул труп в воду. Нину, несомненно, найдут – наверное, еще до рассвета. Речь шла не о том, чтобы заставить ее исчезнуть, а о том, чтобы Греко узнал, что с ней случилось.

Снова засунув пистолет за пояс моих штанов, я забрался в ее машину и поехал в аэропорт, чтобы оставить автомобиль на долговременной парковке, а затем добрался обратно до города на метро.

Мне нравилось в Чикаго ездить в поездах и автобусах. Я наблюдал за людьми, и это всегда было чертовски занимательно – находиться в общественном транспорте рядом с каким-нибудь пьяницей, или сумасшедшим бездомным, или со столь же сумасшедшей сучкой из высшего общества. Если мне везло, они нападали друг на друга, и тогда возникало что-то вроде взрыва.

Впрочем, на этот раз не повезло. Должно быть, все психи взяли сегодня выходной. Вместо этого я сел, откинувшись на спинку сиденья, и закрыл глаза. Я не задремал – я все еще не мог спать – но мой разум начал блуждать в прошлом.

— Как тебя зовут? — спрашивает она.

— Эван — отвечаю ей.

—Я Лиа, — говорит она, улыбаясь. Не уверен, от того ли это, что она продолжает нервничать или действительно просто хочет быть вежливой. Я внимательно наблюдаю за ней, но никак не реагирую. — М-м-м... Лиа Антонио.

Гладкая, безупречная кожа и теплые карие глаза. Когда я вспоминал о ней, то всегда представлял, как она выглядела, когда я проснулся, лежа головой на ее животе, а пальцы девушки зарылись в мои волосы. С тех пор, как я был в Аризоне, прошло много времени. Ну, в любом случае, много для меня.

Она улыбается мне, и кажется, что я вывернут наизнанку.

Я закрыл глаза и помотал головой.

— Прекрати это дерьмо, — пробормотал я. — Она просто девушка, которую ты трахнул.

Пара туристов с сумками нервно оглянулись на меня, но я их проигнорировал.

Когда вернулся домой, было уже поздно, но если О́дин и был возмущен, то не показал этого. Я вывел его на очень долгую прогулку по парку и, прежде чем перекусить, немного поиграл с ним в гостиной. Он высоко оценил мое повышенное внимание, когда я сел на пол и стал чесать ему живот.

— Мне придется снова оставить тебя, — сказал я ему. Один посмотрел на меня и задышал через нос. — Думаю, на пару дней. Не больше.

О́дин стал стучать хвостом о ковер, и я снова почесал его живот, потом встал и направился в душ. Вода была очень горячей, и мне нравилось ощущение влажной жары. Это подействовало на меня расслабляюще, и я надеялся, что мне удастся сегодня ночью хорошо выспаться.

Я закончил принимать душ и голым забрался в кровать. И только стал засыпать, как зазвонил телефон.

Ринальдо.

— Сэр?

— Ты отлично поработал сегодня, Эван, — сказал он. — Действительно отлично.

— Спасибо, сэр. Я всего лишь сделал то, что необходимо.

— Хорошо, когда знаешь, что есть кто-то, кому можешь доверять. Хорошо, черт возьми.

— Если вам что-нибудь понадобится, — заверил я его, — просто скажите мне. Все будет сделано.

— Я знаю это, сынок, — сказал Ринальдо. — Я знаю, что так и будет.

Сынок.

Запрокинув голову, я прикрыл глаза и слегка улыбнулся.

Просто нет ничего лучше, чем радовать босса.

ГЛАВА 6

БЫСТРАЯ КАПИТУЛЯЦИЯ

Канун Нового года.

Каждый год меня приглашали в дом Ринальдо Моретти, чтобы отпраздновать наступление нового года, и каждый год я приходил. Каждая вечеринка была точно такой же, как в предыдущем году, менялись только даты на бумажных шляпах людей. В полночь я чокался с Ринальдо шампанским, целовал миссис Моретти в щеку и мирился с кучей придурков, похлопывающих меня по спине и рассказывающих о перспективах на следующий год.

Ну и фиг с ними.

Ровно в час я почувствовал, что сполна воздал должное уважение и заставил камердинера подвести ко мне машину. Он кинул ключи от «мазды» в мою руку с видом полного отвращения, но я брал кабриолет только в хорошую погоду. Судя по всему, машина за сорок тысяч долларов не соответствовала его обычным стандартам, так что я не потрудился дать мудаку чаевые.

Кабриолет «ауди» был приобретен мною фактически без затрат, так как я получил его после убийства его первого владельца. Я бы никогда не стал тратить столько денег на машину. Я был относительно скромным парнем и предпочитал держать свои деньги наличными и рядом с собой. В какой-то момент ветер может измениться, а хороший план побега подразумевает приличную сумму наличных. Зачем их тратить, если остановка общественного транспорта находилась так близко от моей квартиры? Во всяком случае, большую часть времени мне нравилось ездить на автобусе – это всегда полезно для наблюдательных людей.

23
{"b":"628992","o":1}