ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я через южные вошел, и вон там у меня вся городская верхушка, из гномов, лежит повязанная, — генерал осекся. — Стоп. А тебе-то с какой стати Хундер воспонадобился?

— Так ты ж сам мне письмо прислал с просьбой о помощи!

— Так о помощи, не о мешательстве же! На кой мне тут эскадрон дуподрюков?!

— Да кто ж мог предположить, что ты уже здесь ошиваешься?! А что гзуры, так ежели ты такой разборчивый — выделял бы деньги на найм правильных войск. Задаром же лопай, что дают! На этих я случайно напоролся, когда Старыми Путями забрел к Цитадели. Искал чего полезного, а нашел их вот. Бедолаги уже помирать готовились, к морозу-то непривычны, да еще какой-то маговирус подхватили — так смешно выражались!

Тайвор отдышался, оглядел генеральское воинство, задержал взгляд на Вово, потряс головой с уважением.

— А ты, я смотрю, себе набрал интересный коллектив…

— И безо всяких денег, — заметил генерал важно. — Харизмой брать надо, Тай! У тебя вот мозги, что гильдия шифровальщиков, а простых вещей не понимаешь. Ладно, встретил ты гзуров, выбился в главные… Кстати, правду говорят, что гзурский походный вождь должен лошадь… ну, это самое?

— Лошадь? Нет. Только старого вождя.

— О!

— Что — о? Убить, я имел в виду. Ну, и еще всех остальных претендентов, но им не до того было. Один порывался проорать что-то вроде «убью, гад», но звучало это — мать моя, эксперт магии тьмы! Что-то вроде «я нанэсу тэбэ шашкою смэртную рану, склизко-ползучий, таящийся в тэни врэдитэл!». Пока докричал, сам забыл, чего хотел. А когда я их подлечил от заклятья, так вовсе пустились мой герб на свои кепки накалывать.

— А как подлечил? — заинтересовался Зембус.

— Да запросто. Это ж блуждающее в веках проклятье Ста Добрых Дел! Попросил их сделать мне великое одолжение — сто раз моргнуть.

— А ты не догадался, — хмыкнул друид по генеральскому адресу.

— Моя идея с копанием огородов была гораздо прогрессивнее, — насупился Панк. — Всем одно удовольствие. Ну ладно, а что твое племя имеет против меня?

— Это ты мне скажи, — Тайвор уселся на ступеньку лестницы, ведущей наверх, на стену. — Их по сей момент трясет от упоминания твоего имени. Ну, я и посчитал на пальцах. Хундер по пути; город гоблинский, всем известно. Скажу им, что ты там. Возьмем город штурмом, под шумок вынесем весь гарнизон, а заодно и столь тебе ненавистных гномов. А там объявлю им, что ты трусливо сбежал пред лицом их доблести…

— Вот спасибо, — перебил генерал, начиная нехорошо щуриться.

— Да не за что. Тебе что важнее — город на ладони или гзурское отношение?

— Когда город взят, можно и за гзурское отношение поторговаться.

— Ну, кто ж знал, что ты тут окажешься? Я-то думал, ты как всегда где-нибудь в кабаке застрял, придешь уже настолько после, что гномы заново успеют отстроиться и мне с моими гзурами еще возвращаться придется.

— Я шустрый стал, — генерал уныло всхрапнул. — Недаром же говорят: поспешишь — крота ослепишь.

— Хуманов насмешишь, — блеснул эрудицией Вово.

— Да хоть пиво вскипятишь. Результат один: толку будет шиш. Эх, Тай, вот же не думал, что такое приключится по твоему недомыслию!

— А я не думал, что ты такая неблагодарная свинья!

— А это еще почему?

— Почему?! Да потому что ты совершенно не учитываешь, сколько сил я приложил, дабы притащить этих глубоко мною презираемых конелюбов…

— Нет, почему не думал?

— Давайте решать, как от них избавиться, — вмешался Кижинга. Рука его нестерпимо ныла и чесалась под пластинами, наложенными обратно, прямо на повязку, пальцы слушались плохо. По большому счету, паладину было все равно, какой рукой сражаться; но он здраво рассудил, что для боя с воинами, разбившими уже опробованных им карателей, потребуются все ресурсы. — Сколько их всего?

— Сотни полторы наберется, — Тайвор досадливо сплюнул. — Кабы знал, не стал бы под стенами маневры закладывать, выманивать этих городских… Лоб в лоб если — полегло бы две трети, так ведь нет же, я на полную сработал! Отвести, контратаковать, завести в засаду, а еще и через стену диверсионный отрядец — с рожами ну настолько срамными, что все гномьи воители щиты на задницы перевесили и ну удирать! В итоге потерял всего пару десятков. Эх, вот ведь не знаешь где найдешь!

В ворота забарабанили.

— Отдавай наш вождь нэмэдля!

— Ты им приглянулся, — с ехидцей заметил генерал. — Всему племени, это ж надо было! Ну что, пойдешь?

Тайвор тоскливо покосился на гребень.

— Выбор, однако, небогат. Сбежать-то хоть отсюда можно?

— Можно, — генерал выразительно указал себе под ноги. — Но нельзя.

— Не понял, — пожаловался Вово. — Почему нельзя, когда можно?

— Эх, сынок, — Панк вздохнул, потрепал гобольда по плечу. — Ну как тебе объяснить… Гм. Есть такое слово… Много слов есть, вообще говоря. Иногда наступает такое, что, как бы тебе сказать, чтоб ты понял?.. В некоторых ситуациях, ну например… В общем, заткнись, Вово, понял?

— Так бы сразу, — успокоился Вово.

— Ну, допустим, таран у них вот-вот развалится, — в голосе Тайвора прорезались тонкие, острые льдинки. — И пока притащат следующий — имеем некоторую передышку. Помешать сможем?

Взгляды всей компании обратились на друида.

— Никак, — коротко ответствовал Зембус. — Магия иссякла, а отсыпаться некогда. Да и не докричусь отсюда до леса…

— Можно подземным ходом за стену выбраться и оттуда помешать, — подсказал Вово. — Мы с Чумпом шли одним тоннелем, но есть наверняка и в другие стороны. Я б сходил, дал по шеям. Потом вернулся бы…

— Ерунду городите, — равнодушно сообщил Чумп, появившийся из-за спины гобольда. В руках у него был притащенный Хастредом арбалет. — Ну, побьются в ворота, разобьют таран, пойдут в обход. Я в такой замок на раз через окно пролезу — да я и пролезал, Вово свидетель. Это ж не рубеж обороны, а поселение для местной знати… Гзуры, с поправкой на неумение, пролезут на раз-два.

— Гномов куда дел? — нахмурился генерал.

— Вот сумка. Остальное там лежит, пахнет. А зачем они тебе сейчас? Торговаться? Так гзурам они задаром не нужны, не их размерчик.

— Остается башня? — вернул всех на землю Тайвор. — Сколько там продержимся?

— Пока не подпалят, — генерал хмыкнул, припомнив, как совсем недавно долбился в башенную дверь Хайн. — Да и то, уйти в подземелье — и огонь не страшен. Неужто снова выкрутимся, а, Тай?

— Нет, — в голосе орквуда не было ни страха, ни сожаления. — Дубиной ты жил, Панк, дубиной и поляжешь. Полторы сотни отборных бойцов. Луки, арбалеты. Двадцать к одному? Не смеши мои портянки. И не такие, как мы, герои складывались.

— А я не герой к тому же, — добавил Чумп — для пущего, видимо, драматизма. — Мне моих двадцать подайте, пожалуйста, спящими, безоружными и спиной повернутыми.

— Отдавайтэ вождя, дэти шакала и хромой кобылы!

— Эх, попробую напоследок, — Тайвор выхватил у Чумпа арбалет и в три прыжка взлетел по лестнице на стену. — Воины! Я здесь, с вами!

Ропот под стеной мигом утих.

— Воины мои! — орквуд воздел одну руку, скрывая вторую, вооруженную, за зубцом. — Я ваш вождь! Вы сами признали меня и пошли за мной! Обманул ли я ваши ожидания?

— Пока нэт, — осторожно прорезал тишину одинокий голос. — А что, собираэшься, да?..

— Я ваш вождь, и я говорю вам: ваши враги не здесь! Я поведу вас дальше на юг. Там мы настигнем того, кто истинно…

— Слюшай, да, нэ гони! — призвал все тот же голос, заметно посуровевший. — Пойдем куда скажэшь, а только для начала возьмем башка окаянный гоблин!

Тайвор сокрушенно вздохнул.

— Вот тут генерал Панк говорит: харизма, харизма… А я ему — знаете, что? Точный, говорю, расчет — вот наш выбор!

Выметнул руку с арбалетом из-за зубца и выпалил, оборвав на полуслове очередное выступление говорливого гзура.

— Так будет со всяким, кто… — возвысил голос Тайвор. — А, сволочи, не буду вас больше спасать!

И стремительно присел, скрываясь за зубцом от плотного ливня стрел, болтов и даже дротиков, хлынувшего с улицы. Металл задребезжал о камень, пара дюжин снарядов прошла над и между зубцами, чтобы на излете осыпаться во двор или срикошетить от башни. Орквуд оскалил зубы, двинул плечами — дескать, попробовать-то надо было! Генерал снизу хмыкнул одобрительно: попытка не пытка.

103
{"b":"6290","o":1}