ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Гаденыш! — взвизгнула эльфа, брезгливо стряхивая ошметки подарка. — Тебя первого зажарю!

Чумп хладнокровно занес над головой стек и краем глаза покосился на рака, словно прикидывая, как на нем отразится пропускание магического заряда. Рак стоически цеплялся клешнями за жезл, определенно решив побороться за внезапно привалившее счастье.

— Прекратить! — громыхнул генерал настолько убедительно, что сам замолчал. — Я вновь в строю и собираюсь командовать парадом. Вово, лови орка. Зембус, ломай тайник. Ты положи палочку, отдай добычу начальнику, я поделю по-братски, и пойди посмотри, чтобы друида ничем не шарахнуло. А то помню, как однажды зачищали один данжон поганенький, так там шагу было не ступить, чтоб ловушка не сработала! Был тогда с нами малый один, реальный тролль, так только он и спасал. Два шага сделал — получил такого пендаля, что иной бы и не встал уже, а этому чего, отлежится полдня и снова в строю. А ловушки ого были, вам бы каждому по одной за глаза…

Хастред выволок свою ношу на траву, грохнулся навзничь и демонстративно уставился в небо. Чумп сдал добытое согласно регламенту и отправился обратно на яхту, краем глаза неусыпно наблюдая за эльфийкой. Вово свесился с опасно заскрипевшей кормы яхты и, когда Кижинга всплыл в очередной раз, судорожно глотая воздух, поймал его за шкирку. Орк было попытался отбиться, но весь энтузиазм уже успел растерять, так что был без труда извлечен и посажен истекать водой на бортик. Морда у него была несчастная, словно якобы утраченный наколенник был ему дорог как память.

— Ты бы еще раз все пересчитал, — намекнул ему генерал. — Тута все свои, ничто никуда не пропадает. Между прочим, а что со мной было?

Хастред, не поднимая головы, ткнул перстом в сторону какого-то бревна, наполовину вытащенного на берег. Панк присмотрелся и узнал в бревне обломок мачты, а перешагнув — обнаружил посередине еще и глубокую вмятину примерно по форме своего черепа.

— Все-таки офицер, — объявил генерал с гордостью и на радостях выпустил на свободу военнопленного рака. — О какого нафиг колдуна оно так могло бы?.. Эй ты, чумазая! А ну слезай оттуда и рассказывай, что сотворила и где мы ныне обретаемся. Убивать, так уж и быть, не буду… сразу. Поносило меня по свету, так что могу сказать с уверенностью — широты те самые, наши. Стало быть, всяко недалеко.

Орк вяло отправился считать детали доспеха, а эльфийка, не особо доверяя гоблинским обещаниям, примостилась на тлеющем носу корабля, тщательно оттирая рукавом камзола быстро присыхающие к лицу потеки ила.

— Я не творила, — проворчала она неохотно. — Творил папенька. Да ты ж видел, как лихо располосовал пространство до самого эфира! Вот он полоснул, под нами лопнуло, гзурусов этих ваших затянуло, а я подумала: чего бы не дать ему самому нас вывезти тем же самым заклинанием?

— Вместе с гзурами? — уточнил генерал.

— Вместе, только в другую сторону.

— Когда мы провалились в разрыв, она вектор отразила, — пояснил Хастред, жмурясь в небо. — Мое тебе великое почтение, женщина. Чтоб вот так, навскидку, без примерок…

— Это я понимаю, — терпеливо согласился генерал. — Был раз на турнире лучников, так там один по часу кажинную мишень выцеливал, зато уж бил без промаха, а второй почти что и не целился — махнет тетиву к уху, и пошла стрела… Этот порой малость косил, краешком мишень цеплял. Так там целая драка разгорелась на тему, кто из них будет объявлен лучшим стрелком. Признали того, что медленный, да точный. А опосля турнира сошлись эти двое, слово за слово, хреном по столу — ну стреляться. Так шустрый шестью стрелами того лучшего просадил, правда, насмерть ни одной, но не больно-то поцелишься, когда из тебя пучок стрел торчит, эге?

К великому удивлению Панк обнаружил, что оба его слушателя начали посапывать, так что в качестве побудки громко пнул мачту. Эльфийка встрепенулась, Хастред же не подумал сменить позу, только приоткрыл один глаз.

— Дальше давай, — потребовал генерал. — И без этих ваших… Векторов-шмекторов. Что сотворила, вурдалачка?

— Сам такой. Заклинание без конкретной точки выхода, зато с направлением — ну, я для нас это направление и впрямь развернула в обратную сторону. Так что гзуры пошли в одну сторону, а мы в другую, от них обратную.

— Вот теперь тебя хвалю я! Наконец-то ты, грязнуля, мордо… гм. В общем правильное решение. И вот мы здесь, оно понятно. Только непонятно где именно, так?

— Так, — признала эльфийка. — Понятия не имею, куда папа гзуров ориентировал. Но по части широт ты, кажется, прав. То ли недалеко улетели, то ли швырнуло нас чисто на запад. И на это, кстати, очень похоже, потому что — солнце видишь? Оно сейчас там, где тогда было, а мы тут уже с час суетимся, пока ты отдыхаешь. Стало быть, здорово отнесло…

Генерал растерянно пожал плечами. Он не задавался такими вопросами, как смена часовых поясов. Все его отношения со светилом вообще строились вокруг единственного непреложного факта: хумансы ночью ни шиша не видят. Отсюда можно было выстраивать самые богатые стратегические планы.

— Ну ладно, а меч-кладенец почто упустила? Вот же воистину — баба! Что самой никак не поднять, то по-твоему и вовсе никому не нужно?

Взгляд эльфийки приобрел колючесть двух нацеленных в генерала арбалетных болтов.

— А как бы я по-твоему яхту посадила? По-твоему, разрыв бы ждал, пока она на пятой безопасной скорости будет спускаться? Да передержись он лишнюю секунду — в него бы полмира утянуло! Так что быстро было надо, прямо на чирк спикировать! А отключить движок — это на день работы даже мастерам из сервиса, не то что этим твоим долбакам. Вот и выбила нахрен. Кстати, если бы ты там не щелкал хлебалом и не отирался о мачту, как шелудивая собака, вполне мог бы его поймать!

В недрах яхты ощутимо зашипело, и вдумчивый голос Чумпа изрек:

— Бери пакет. Аккуратно. Осторожно. Ага. А теперь — БЕЖИИИИИМ!

Хастред принюхался, широко раскрыл глаза и выдохнул в небо:

— Упс.

— Уроды!.. — взвизгнула эльфийка и длинным прыжком перебросилась на берег, где и продолжила безостановочно улепетывать к лесу.

Зембус и Чумп выскочили одновременно из пролома в палубе и, благо озеро было тут же под ногами, бестрепетно в него сбросились. Так и застрявший на палубе Вово проводил их взглядом, недоуменно пожал плечами, и тут под его ногами грохнуло.

На какой-то миг генералу показалось, что корпус яхты распух вдвое против прежнего, а затем разлетелся ливнем обломков. Никакого огня не было, но мощной ударной волной Панка сшибло с ног и отбросило на добрый десяток метров. Грохот на миг перекрыл возмущенный вопль Кижинги, чей любовно сложенный комплект доспехов разметало по округе, Хастред, благоразумно лежащий ногами ко взрыву, немного пропахал спиной землю, единственно чудом не напоровшись на кучу клинков, небрежно сваленных на траву. А Вово на какой-то момент привлек всеобщее внимание, потому что был выброшен высоко в небо, как тяжелый файтбольный мяч, но ничуть не пострадал и даже издал в высшей точке своей траектории ликующий вопль рожденного ползать, которому удалось обмануть закон всемирного тяготения. Пожалуй, его восторгов поубавило бы жесткое приземление, но волею судеб на пути гобольда случилась солидной толщины береза, и Вово радостно с ней обнялся. Дерево не вынесло такого приветствия и с громким треском переломилось. Вово радостно заухал и съехал по уткнувшемуся в землю стволу. Подошвы его сапог, из которых взрывом выбило все гвозди и даже прошивку, еще в полете отвалились, но это, похоже, оказалось единственной его потерей.

От корабля уцелел разве что киль, да и озеро чуть ли не полностью выплеснулось в белый свет, зато Зембус, выброшенный вместе с Чумпом на берег, сжимал в охапке большой сверток в промасленной коже, бережно перетянутый не какой-нибудь жалобной веревочкой, а настоящими тонкими серебряными цепочками.

— Что сперли? — первым делом осведомился Чумп, не успев еще отдышаться.

— Мы не перли, — отозвался друид, которого порой с контузии пробивало на точность в выражениях. — И не крали. Даже не воровали. И на «утаскивали» не согласен. И…

11
{"b":"6290","o":1}