ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ладно, понял, тогда по-другому. Что это у тебя?

— Поймал. Не знаю.

— А зачем спер?

— Я не пер!

Эльфийка выглянула из-за дерева, за которым укрылась, опасливо перевела дух, пнула до половины ушедшую в землю доску, ранее составлявшую часть палубы, и ошарашенно развела руками.

— Ну папа… Ну удивил… Implosion на тайник поставить! Да у него башня с библиотекой и лабораторией таким не оборудована! Хотя, конечно, от такой охранной системы все книги и приборы в клочки, потом за всю жизнь не восстановишь, но тут-то ему чего было запирать? Эй, ворюги, чего умыкнули? Кайтесь!

— Мы не умыкали! — упрямо прогундел Зембус и уставился на свою добычу так, словно ожидал увидеть на ней товарный чек гномьего торгового дома «Баскин, Роббинс, сыновья, партнеры и компания».

Чек, кстати, нашелся.

Аккуратно подклеенный к изнанке обертки и сильно размокший, но тем не менее.

— Давай откроем! — воодушевился Чумп и приступился к свертку, извлекая из-за спины свой ветеранский кинжал. — Смотри, на спор, не попортив шкурку!

— А вдруг тоже грохнет?

Приблизившийся Хастред выдернул у друида сверток, развернул к себе чеком и охнул, глянувши на указанную в нем цифру.

— Мужики, а там, наверное, маленький складной Хундертауэр.

— Обменяем на настоящий! — воодушевился Чумп — Гномам зачем большой? И такого хватит. Все довольны. А может, на денежки махнуть обратно? Гномы, слышал я однажды, вися под потолком в одном зале, где проходил военный совет, при условиях приличного финансирования оппозиционной стороны охотно идут на сепаратный мир. Правда, так и не понял, чем этот мир отличен от нормального, потому что свалился в этот момент, да и «идти на мир» звучит как-то совсем неприменительно к таким отпетым гномам, как анаральский, я бы лично послал куда дальше, но…

— Вернуть не вдруг получится, — оборвал его книжник — Чек именной — и неудивительно, на такую-то сумму. Разве что тебя загримировать под Альграмара Эйрмистериорна? А ведь и не поверят. Таких клиентов в лицо знают.

Вокруг свертка собралась тем временем уже вся компания, кроме по новой собирающего доспех Кижинги (вожделенный наколенник он теперь сжимал в лапе, опасаясь с ним опять расстаться) и Вово, который уселся на пригнутую к земле верхушку березы, стянул сапог и увлеченно разглядывал окрестности через его голенище. Генерал прихватил свой меч — на сей раз осмотрительно взял за ножны и обследовал эфес на предмет злобных насекомых. Рукоять оказалась чистой, правда, с ножен на руку Панка перебежали и вгрызлись несколько рыжих муравьев чудовищных габаритов, насилу отбился. Чумп, осознав торжественность момента, дождался пока вокруг него сомкнется плотный кружок заинтересованных лиц и элегантным движением руки распорол обертку по одной из граней.

— Тьфу ты, — только и сказал генерал, сразу утратив интерес с содержимому свертка. — Я-то думал грешным делом — ценный артефакт вроде того дрючка или на крайний хрен святые мощи какого ни на есть Пупенария Откровенного. Вечно вы, эльфы, все опошлите.

— Вот уж правда, — расстроился и Чумп, вручая вскрытый сверток Хастреду. — На, дите, поиграйся. Много не пей. Тем более что и нечего.

Хастред схватился за упаковку, как утопающий за веревку, рванул кожаный покров, с другой стороны в сверток вцепилась эльфийка, и вместе они достаточно быстро распатронили столь тщательно сберегаемое сокровище Альграмара. Оказалось оно, понятное дело, книгой — массивным томом с серебряными углами, чеканными пластинами на переплете и даже парой замков, скрепляющей обрез. Судя по формату и толщине, фолиант мог бы содержать полный комплект житейской мудрости и еще сборник бесконечных и удручающе несмешных гномьих анекдотов впридачу.

— Не понимаю, — сокрушенно признался книжник. — Даже алфавит незнакомый, а я думал, что все ходовые знаю!

— Это пустынниковая книжища, — авторитетно заявила Тайанне. — Понятное дело, новый переплет и все дела, даже скорее всего переписали ее добуквенно, учитывая кляксы и загибы страниц… за то и деньги такие.

— Насквозь видишь? — поразился генерал. — Прямо даже не читая знаешь о чем оно?

Эльфийка окатила его уничижительным взглядом (обладай он волшебной силой, генерал бы немедля начал скакать по траве беззаботным кузнечиком) и ткнула пальцем в большую пластину чеканного серебра на обложке.

— «Магия жителей песков». Обложка, ты полагаешь, только для того нужна, чтобы прятать под собой ту непотребщину, что внутри?

Генерал, именно так всю жизнь и полагавший, остроумно сделал вид, что вопрос этот расценил как риторический, а чтоб не догнали — поспешно отбыл на приличную дистанцию.

— Ты и по-ихнему разумеешь? — восхитился Хастред.

— С пятого на десятое. Внутрь-то еще не заглядывали. Это заголовок типовой, броский и понятный, а на тексте, может статься, архимаг ногу сломит. А ты чего косишься, раздолбай лесной? Это — чеканка в форме голой бабы, да. Ныне ими модно украшать книги, даже если они по астрономии или алхимии. Считается, что повышает спрос и усвояемость материала. Хотя не представляю, каким именно путем.

— То-то Хастред на нее как гордый коршун спикировал! — съехидничал Чумп. — Туда же, языков не знает, про пустынников вообще ни ухом ни рылом, а как налетел, как впился! Это он начинает возмещать оставленную дома коллекцию похабных гравюр, помяните мое слово. Когда-то теперь до нее доберется!

Хастред нехорошо на него покосился и демонстративно развернул книгу помянутой чеканкой от себя (благо, на обратной стороне тома, которую подал к себе, обнаружилась иная, еще более завлекательная чеканная фигура). А генерал, уставший уже переминаться в стороне с безучастным видом, ткнул в землю ножнами меча и напомнил о себе:

— Начитались? Может, двинем помалу?

Компания поворотилась к нему, даже Кижинга, собравший наконец полный комплект своих железяк, испустил счастливый вздох и обратил внимание на командира.

— Куда двинем? — уточнил Чумп. — Ты, анарал, не завирайся. Знать бы где мы, я бы сам тебе на карту нанес маршрут преизвилистый, каким надлежит следовать. Но ныне ситуация спорная. За ближайшим поворотом может обнаружиться поселение, где нас живо забьют в колодки.

— За что в колодки? — не понял наивный Зембус. — Мы ж ничего… почти… еще не успели сотворить.

— Кто и не успел, — мрачно отрезал ущельник. — Говорю же — надо знать, где мы нынче обретаемся. Да и то… опасаюсь, что если не я, то генерал, или вот этот грамотей, или даже вон тот, что в хламе роется — в общем, достаточно чтоб одного прихватили за дело, остальные под горячую руку пойдут.

— Это в каком еще хламе? — возмутился орк. — Ты выбирай выражения-то, бандюга! И на мой счет не надо таких лестных предположений. Я паладин, а не висельник какой-нибудь, наношу добро и причиняю справедливость, и брать меня ни в этих и ни в каких других лесах решительно не за что.

— Кроме железной задницы, — фыркнул Чумп. — Знавал я пару мест, которые и на карте-то не обнаружишь, так там тебя подвесят, хорошо если за шею, уже за то, что у тебя рожа чуток темнее принятого.

Кижинга не нашел, чем на это возразить, тем более что и сам таких мест повидал немало и до сих пор нигде не был подвешен только благодаря воинскому умению и ряду счастливых случайностей. Пощупал промокшую насквозь рубаху, разочарованно покривился: надевать на такую панцирь — удовольствия мало. Подтащил к себе свой специальный оружейный мешок и начал упаковывать в него свою груду металла. Это ленивые хумансы придумали, что каждого рыцаря непременно должен опекать целый обоз оружейников, пажей и иного технического персонала! Орки и без них легко обходятся. Первым опустил стальным воротником книзу панцирь, следом, тщательно заворачивая в куски грубой шерстяной ткани, прямо в панцирь отправил наплечники, налокотники, наколенники и перчатки; более длинные наручи, набедренники, наголенники и брасера ровными рядками приткнул стоймя вокруг панциря. С самого верху умостил скатку из тонкой кольчуги, накрыл шлемом и споро затянул горловину мешка. Рекорда по скорости, может, не поставил, зато твердо уверен, что ничего не пропало.

12
{"b":"6290","o":1}