ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Виттория
Любить Пабло, ненавидеть Эскобара
Эта свирепая песня
Кето-диета. Революционная система питания, которая поможет похудеть и «научит» ваш организм превращать жиры в энергию
Закон торговца
Птицы, звери и моя семья
Охота на Джека-потрошителя
Все чемпионаты мира по футболу. 1930—2018. Страны, факты, финалы, герои. Справочник
Всеобщая история чувств
A
A

— Также желателен владеющий магическим искусством, ибо не все проблемы можно решить сталью, — продолжил наниматель напыщенно. — Весьма пригодится умение читать следы и ощущать присутствие зла. Никогда не будут лишними также таланты дипломата и специалиста по дверным замкам…

Прослышав про потребность в навыках следопытства, некромант сорвался с места и бросился вглубь трактира. Через несколько секунд он вернулся, волоча за собой неопрятную фигуру с луком за спиной, насильно впихнул за стол и замахал Бобелю. Опытный Хрюндик мигом выставил на стойку штоф с полупрозрачной и чуть ли не шипящей жидкостью. Маг метнулся за ней и перетащил на свой стол. Ангажированный им следопыт сразу перестал сопротивляться, полностью примирившись со своей участью. Более того, к столу со всех сторон начали тянуться и вовсе не приглашенные.

Когда прозвучали роковые слова о надобности дипломата, некромант и его партнер, старательно прячущий лицо под капюшоном, на некоторое время увлеклись тыканием друг в друга пальцами. Видимо, каждый из них полагал великим дипломатом другого. Разрешил их проблемы приблизившийся к столу страховидный субъект, который в качестве аргумента шлепнул на стол измятую гармонику и обвел коллектив торжествующим взглядом. Его тут же единогласно приняли в компанию, подвинули силой вырванный у следопыта штоф и снова обратились в слух.

Впрочем, оказалось, что наниматель уже изложил все свои запросы.

— Есть желающие? — произнес он ритуальную фразу и огляделся.

— Я, — ответил Тайвор лаконично.

Наниматель оборотился к нему с таким видом, словно у него внезапно заболели зубы.

— Ты — кто? Маг? Воин? Следопыт?

— Я — все, — пояснил орквуд терпеливо. — Я орквуд, не видишь, что ли?

Компания за столом воззрилась на него с ненавистью — кроме следопыта и барда, которые ни на миг не отвлекались от попавшего в их руки напитка богов.

Повисла томительная пауза. Наниматель упорно старался не поднимать глаз на честную физиономию Тайвора. Тот в свою очередь глаз столь же упорно не опускал.

— Ты, это… — наниматель лихорадочно шевелил мозгами, даже легкий парок пошел от его идеально приглаженной шевелюры. — Мне надо доброго или нейтрального мировоззрения!

— Почему? — не понял орквуд.

— Почему, почему! Потому что! Знаем мы вас, злыдней-орквудов — того и гляди в спину нож всадишь!

— С какой стати?

— Да вы ж всегда так! И спроси еще, пойдет ли с тобой кто-нибудь еще!

По трактиру прокатился громкий ропот в том смысле, что нет, никто не пойдет, только двое злостней восторженно взвыли, что пойдут, только позовите, но в них немедля полетели всякие обидные мелкие предметы, и порядок навел только Бобель, лупанувши по стойке своей верной дубинкой.

— А зачем спрашивать? — пожал плечами Тайвор — Я как будто никого с собой не зову. И сам, пожалуй, справлюсь.

Налицо было непонимание. Как-то странно воспринимают нынче в мире орквудов. Как будто он, Тайвор, виноват, что у племени его предрасположенность к злодеяниям! Надо же, заподозрить в непотребствах… да он сроду никого не зарезал, если только ему за это не платили!

— Нету у меня для тебя работы, орквуд! — гаркнул странный наниматель громко. — Иди своей дорогой, а я уж лучше подряжу на службу этих славных парней!

Славные парни ответили радостным бормотанием, а Тайвор огорченно пожал плечами. Совсем мир стал не про него! Не исключено, конечно, дело в этом конкретном расисте? Но ведь он не первый и не единственный, кто шарахается от орквуда…

Допил воду, подобрал меч и шлем и, не заплатив (нельзя же обманывать ожидания тех, кто искренне считает тебя эталоном нехорошего поведения), сделал то единственное, что представлялось ему разумным в этой ситуации.

Вышел вон и дверью хлопнул.

«Манчкин!!!» — донеслось ему в спину.

А может, послышалось.

Конец интермедии

— Непойдунепойдутольконетуда! Давайлучшевонтудатамхорошо!

Зембус оперся на шест и зевнул на спрайту. На нее не подействовало. Фанта зависла на пути, раскинув лапки крестом, и преградила единственную на весь лес приглядную тропку.

— А в жбан? — терпеливо осведомился друид.

— Вжбанкакэтовжбанкаккак?

— А вот так. В этот самый жбан, — Зембус протянул руку и сунул узловатым пальцем в миниатюрную, но пухлощекую физиономию спрайты. — Прямо в этот жбанчик. А потом в мешок. А на привале испечь с яблоками.

— Утебяестьяблокиоткудапочемураньшенесказалдайяблокодайдай!

— Пошли. На привале чего-нибудь придумаем.

— Нетнеттольконетудадавайвобходнудавайдавайа?

Друид оглянулся на компанию. Кижинга был тут как тут, стоял ровной, хотя и взмокшей под тяжестью доспешного мешка статуей, дышал ровно и неглубоко, совсем необычно для тяжелого латника — те как правило сильны на взрыв, но скисают на получасе бега. За его спиной виднелся Хастред, прижимающий к груди корзину. Остальные маячили далековато, чтобы быть различимыми.

— И что будем делать? — поинтересовался Зембус. — Вот она тропа. Тропы, насколько я разумею, обычно хумансы и протаптывают. Стало быть, по ней пойти — как раз к хумансовым обиталищам и выйдем. А уж им до всего дело есть, и до карт, и до названий — объяснят, куда нас забросило.

— Если это ты мне, то имеешь полное мое одобрение, — ответствовал на это Кижинга. — Я по лесам ходок невеликий, но мысль насчет тропинки здравая настолько, что аж чудно ее слышать от существа с твоей рожей.

— И я согласен, — поддержал Хастред. — По тропинке бежать все-таки приятнее, нежели, как ты любишь, через кусты вприскочку. Штанов, опять же, жалко.

— Ненадотудатамстрашнострашнотаммывсеумрем! — взвилась спрайта, на миг замялась и поправилась: — Нувамточтовыбольшиевонкакиездоровыеаяточно!

Книжник печально вздохнул, передал через плечо:

— Дальше Фанта идти не хочет!

…а сам развернулся и осторожно поинтересовался:

— А если в обход, то долго?

Фантагурка озадачилась и принялась что-то высчитывать на пальцах.

— Похоже что навсегда, — предрек Зембус. — Может, правда в мешок? Или дать пинка, и пусть себе летит на все четыре. А то эти летучие никогда о нас, вынужденных идти понизу, не думают. Вот проложит курс через болота да овраги…

Спрайта опасливо откачнулась, не продвигаясь, однако, дальше по тропе.

— Чего встали? — проревел из хвоста колонны генерал. — Пришли уже? Пиво есть?

Шедшие перед ним поспешно раздались в стороны, и влекомый инерцией Панк, тяжело дыша, увесисто пробежался сквозь весь строй прямо на спрайту. Фанта коротко взвизгнула и метнулась с пути гоблина. Генерал проскочил мимо нее и еще некоторое время трюхал по тропе, гася скорость.

— Пива нет, — догадался он наконец, ухватившись на излете за случившийся рядом ствол и таким образом затормозив об него. — Так чего стоим, кого ждем?

Бегать генералу было не по чину, не по годам, да и не по нраву, однако сдаться на виду у всех и попросить снизить общий темп он никогда бы не согласился. Его лицо и шея от натуги побагровели, сжимаемый в руках шест и закинутый за плечо меч превратились в обузу, в груди хрипело и клокотало, а горло давно и безнадежно пересохло. Стыдно признаться, но сейчас генерал готов был польститься даже на воду или вовсе на эльфийские вина, которые по его глубокому разумению представляли из себя прокисший сок, выжатый из плохой закуски к пиву. Вспомнилась даже стародавняя, еще на заре офицерской карьеры, кампания в Замзибилии, где его раздробленное войско какое-то время шмыгало по местным мангровым лесам по грудь в воде, только и успевая отбиваться одновременно от аборигенов и хищников. Уж чего-чего, а жажды там опасаться не приходилось, в любой момент достаточно было надрубить стебель тростника посочнее и наглотаться вдоволь прохладной сладковатой полужидкости-полумякоти… Родной климат по этой части радовал куда меньше — не из елок же сердцевину, в самом деле, выдавливать. Небось не бобер.

18
{"b":"6290","o":1}