ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ах ты поганец!.. — выдавила эльфийка, исступленно хватая ртом воздух. — Все тебе шуточки!

— Какие шуточки?! — струхнул Панк, заглянул в бутылку, недоуменно пожал плечами, сам глотнул еще разок. — Что не так?

— Это… говоришь… аперитив?

— А разве нет? Вообще, не силен я в ваших эльфских терминах, но вроде он…

Хастред выдернул у него бутылку, осторожно отхлебнул, перекосился и вернул посуду.

— Абсент, ты хотел сказать?

— Подумаешь, разницы-то! — независимо отмахнулся генерал. — Пьется и пьется, хоть компотом обзови. Давайте-ка подыматься! Не ровен час та гадюка обратно выползет. Я как командир толковый начинаю смекать, почему друид боится в лесу ночевать, хоть штаны ему меняй.

— Себе поменяй, — посоветовал Зембус с достоинством. — Надо же, смекать он начал! Еще чуть, и вовсе своих от чужих начнешь отличать. Пошли дальше? Оно и в овраге не сдохнет, это уж как пить дать.

Хастред и Чумп подхватили под локти безудержно кашляющую эльфийку (та позволила поднять ее на ноги, но затем вывернулась из гоблинских пальцев и, покачиваясь, двинулась к мосту сама), а Кижинга первым ступил на покрытое мхом дерево и скривился, заслышав его скрип. А скрипело знатно!

— Да по нему не ходили уже сколько лет! — буркнул орк, слегка притопнул по настилу, вызвав осыпание гнили по всей длине конструкции. — Куда-то еще выведет!

— Тамтамживутбольшиеживутточнотам! — доложила Фантагурка, снова вернувшаяся в строй и ныне взирающая на Вово с благоговейным трепетом. Потерла пушистую макушку и неохотно поправилась: — Гдетотамдадавтойсторонеточно.

Кижинга выразительно фыркнул и, развернувшись, побежал через мост. Подгнившие доски под ногами скрипели жалобно, опытный орк несся, ставя ноги так, чтобы каждый раз ступать сразу на две смежные доски, перемахивая за каждый шаг по три-четыре, по сторонам не глазел, за перила — еще чего! — браться и не думал, и миновал мост самым благополучным образом. Почему-то ожидал, что на другом конце моста его встретит еще одно чучело вроде предыдущего, даже приготовился показать, что и мечом с такой тварюгой можно немало сотворить, если подходить с понятием вместо понтов… Но нет, за мостом было тихо и покойно, как на кладбище, а уходящая дальше в лес тропа хоть и подзаросла, но выглядела вполне проходимой.

И снова потянулись по обеим сторонам бесконечные деревья. По безмолвному согласию растягиваться больше не стали, шли тесной кучкой, благо ширина тропы позволяла двигаться по двое, а после и по трое в ряд. Эльфийка повисла на плече Хастреда, вяло перебирая ногами и помаленьку избавляясь от вяжущей слабости. Зембус пристроился к лидирующему орку и завел преисполненный живейшего интереса разговор насчет фехтовальных манер, имеющих хождение на севере Дримланда. Уязвленный давешним происшествием Кижинга поначалу зло отрявкнулся в том смысле, что учись не учись, а против большущей дубины, похоже, как не было приема от веку, так и не появилось — и друид не нашел, чем возразить. Зато рядом незаметно объявился Чумп, послушал несколько минут их препирательства и ненавязчиво вмешался с лекцией об исторических корнях различных боевых традиций.

Рассказ Чумпа

— Родоначальником искусства владения палицей мы, дримландские гоблины, спокон веков почитали Гого, старшего сына Занги. Остальные народы мира охотно уступали ему пальму первенства в этом вопросе, очевидно не видя великой славы в том, чтобы прослыть безыскусными дуболомами. Даже тролли, которые никакого другого оружия изготавливать никогда не умели, да и не желали, не подвергают этот факт сомнению. А может быть, и подвергают, но тролльи аргументы вообще не отличаются убедительностью, если только не заключаются в битье по голове. А драться и отстаивать свою точку зрения одновременно ни один тролль не способен, так что истина, если и пробивалась к свету, то обычно тонула в урагане разящих кулаков. Это, я полагаю, вполне очевидно и не нуждается в подтверждениях.

Между тем Гого приобщился к палице не на пустом месте. Хоть эльфы и злословят, что старший сынок Занги получился, как всякий первый блин, не шибко удачно и оттого не способен был даже освоить оружие, состоящее более чем из одной детали, но гоблинские летописи — мне Хастред зачитывал — хранят иное объяснение его аскетичным пристрастиям. В малолетстве Гого был отдан на воспитание двум друзьям Занги, собратьям его по дружине Стремгода — Амбалу и Берсерку. Эти два достойных мужа и повлияли на юного пра-гоблина вполне определенным образом. Вернувшись по достижении должного возраста домой, Гого умел пользоваться только палицей (личное оружие Амбала — Берсерк предпочитал в бою голые руки, ноги, твердокаменный лоб и завидные зубы), пить только пиво, говорить только «Ы» (не совсем понятно почему, ведь оба его воспитателя имели достаточно богатый для воинов лексикон, не менее чем из семидесяти слов каждый), ну и унаследовал еще ряд привычек, о которых обычно умалчивают даже в гоблинском обществе. Но привычки его нас в данном аспекте волнуют мало, а потому сконцентрируем внимание на том, что касается непосредственно палицы.

Чумп откашлялся и искоса бросил по взгляду на обоих слушателей, между которыми затесался. Физиономии их были непроницаемы — Зембус скучал, а Кижинга недоумевал, но слушали они не перебивая. Уже немало. Ущельник криво ухмыльнулся своим мыслям и продолжил историю.

— Как мы с шаманом помним, а нашему южному другу полезно будет узнать, семейство Занги никогда не страдало малочисленностью. Помимо кучи сестер, рассуждая о которых Хастред начинает комкать слова и мечтательно мекать, у Гого были два брата — Лего, от которого ведет свой род наш Зембус, и Рего, потомков которого в Дримланде ныне не найти с огнем.

— Такие же дубины? — не выдержал язвительный от природы орк. — А делись куда? Тролли расхватали на сувениры?

Чумп и глазом не моргнул.

— Если уж говорить о дубинах, то не считая горных, наиболее близки к ним собственно дети Лего, да не воспримет нас превратно Зембус, а если воспримет, то пускай врежет тебе, я тут ни при чем. Потому как живут они большей своей частью в лесах, среди пней да коряг. А сыны Рего — о, это песня особая, был момент когда они с орквудами сцепились, и чья в тот раз взяла — так и неясно по сию пору, по крайней мере ни тех, ни других уже не встретишь запросто.

Кижинга недоверчиво покосился на рассказчика. Узнать, что и у гоблинов были свои орквуды, было крайне неожиданно. И это помимо всех их иных родовых иерархий — всяких там гоблордов! Впрочем, с хитромордого ущельника станется и соврать, но вроде ни к чему.

— Но забегать вперед мы не будем, а вернемся собственно к Занги. У старинушки три сына: старший — явная дубина, средний хитрый лесовик, младший спер у Йоза бриг… Есть такое сказание в стихах. Йоза знаешь? Заправлял абордажной командой Стремгода, после его ухода стал знаменитым пиратом, ему-то Занги своего младшенького и пристроил в обучение. Ну, а Рего оказался не промах. Бриг — это так, мелочи, хотя Йоз очень переживал. А вот как он в набег за бабами ходил!..

— Постой, а этот, который хитрый лесовик — Лего, да? — он что у кого спер?

— Мы, лесные гоблины, ничего не прем! — не дал забыть о своих принципах Зембус.

— А учил его кто?

Чумп сокрушенно вздохнул и виновато покосился на друида.

— Полегче! — предупредил тот, каменея лицом.

— Шила в мешке не утаишь по-любому. Это был… Кейдж.

Чумп вздохнул. Зембус тоже вздохнул. Еще вздохнул кто-то сзади, оказавшийся Хастредом, который тоже подтянулся послушать курс истории. А эльфийка, так и висящая у него на плече, прикидываясь обессиленной, злорадно захихикала.

— Это какой Кейдж? — не понял орк. — Тот, который… гзурский?

— Тот, — подтвердил Чумп обреченно.

— Не тот! — гневно возразил Зембус.

— Тот-тот, — вмешался Хастред. — Правда, не тогда.

— А когда же? — хихикнула Тайанне. — Тот самый, ага!

— Только в ту пору, — Чумп задрал лапы, призывая всех к молчанию, — он совсем другими интересами был известен. Это уже потом он того… с детьми Гзура спелся. А в те времена был Кейдж известен как Лесной Хозяин, непревзойденный специалист по всяким травкам, грибам, зельям и отварам.

21
{"b":"6290","o":1}