ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Каких-каких гоблинов? — переспросила Тайанне с язвительным сомнением.

— Ну, ладно, всяких гоблинов. Думаю, даже генерала погонять не погнушаются. Причем не то что плетками, а натуральными кистенями.

— Это по мне! — загорелся генерал. — Я уж боялся, до самого Хундертауэра подраться не выйдет, а тут такое привалило! Кистенем, говоришь? Это хорошо, это славно! Знаю пару финтов, от кистеня применимых, да и схлопотать им иной раз почетно и поучительно! Вот туда-то нам и надо, в эти степи, боевой дух в вас воспитаю — ух! Нету ничего приятнее, чем в честной схватке с превосходящим противником огрести кистенем по кумполу — потом и хвастаться можно перед бабами и…

Тут генерал запоздало заметил, что вокруг него воцарилась гробовая тишина, даже Зембус перестал посапывать. Панк недоуменно огляделся и прочел на окружающих лицах совершенно отчетливое непонимание.

— Вы чего? — поинтересовался он, нутром почуяв какой-то подвох в этом молчании — уж слишком подавленном, чтобы означать повышенное внимание.

Боевые товарищи отмолчались, смущенно отводя глаза, зато генерала робко дернула за палец Фантагурка.

— Скажискажичтотакоекистеньскажи! — востребовала спрайта, не менее, чем сам генерал, озадаченная реакцией окружающих.

— Ну, хм, — генерал огляделся в поисках подходящего аргумента. — Берешь гирю. Знаешь гирю? Тяжелое такое, весомое. Вот например — видишь? — поднес спрайте собственный кулак, размером едва ли не в половину ее пухлого тельца. — Тоже гиря. На веревку привязываешь. Или там на цепь. За другой конец веревки берешься. Раскручиваешь и бьешь супостата гирей по уху. Эхма!

Фанта с сомнением расчертила ножкой стол.

— Тебятебяпоуху? — уточнила она мучительно.

— Ну, вроде как и меня, — согласился Панк. — А чего?

— Датыидиотидиотидиот!

Спрайта с возмущением пнула генерала по кулаку, подхватила грибок, который доселе тоскливой кляксой указывал на положение генеральской команды в этом неустроенном мире, и вместе с ним упрыгнула из-под карающей гоблинской длани.

— Это она, мягко говоря, права, — тщательно подбирая слова, процедила Тайанне. — Ну, знаете, любезные мои гоблюки, мне от этого вашего идейного лидера плохо становится. Может, давайте его переизберем? Назначим генералом вон того мордовала, он не сказать чтобы с головой крепко дружил, но по мне его дурь — куда более терпимая.

— Заодно и для отвоевания выберем город поближе! — поддержал Чумп. — Или даже вон ту избушку, чтоб далеко не ходить. Генерал Вово, как тебе мысль?

— Зачем нам поближе? — Вово озадаченно потер масляной ладонью макушку.

— Я вам разведу дефекацию… — генерал споткнулся на ровном месте и требовательно обернулся к Хастреду.

— Демократию, — уныло напомнил тот.

— И ее тоже. Ишь, удумали, генералов назначать! Не хотите через Травсалию, так и скажите. Не могу же я вас всех насильно конвоировать! Разбежитесь ведь в разные стороны, банда, а не войско! Хоть в колодки забивай, да так и транспортируй. А какие еще имеем варианты?

— На юг Коксиника, государство сильное торговлей и в частности грузоперевозками по Пенхабаду, — Хастред чиркнул пальцем по воздуху, ибо на столе, где возводилась карта, река Пенхабад не поместилась. — Если поднимемся по нему до истоков, которые где-то в Сизых Холмах Руонта, то… — он осекся, — там больше уксуса не осталось?

— И мне, — присоединился Чумп. — Из Сизых Холмов мы даже если и выберемся, не растеряв по пути всех генералов, то опять только в Копошилку. Где папа-эльф и доколотит остальных.

— Да прекратите вы уже паниковать, и тем более валить на папу! — возмутилась эльфа. — Я уж не буду распинаться, каких он честных правил и сколько уже веков рук не марал ни о какого гоблина, но неужто вы думаете, что он в этой вашей Копошилке поселится в ожидании, пока вы мимо проходить будете? Я, если хотите знать, потому только в эту глушь и забралась, что он тамошних краев на дух не переносит.

— А чего ж ему там не нравится? — нахмурился генерал. — Пойми уж меня, как патриота, интересно мне, что ж такое в родных краях эльфов отпугивает!

— Да вот оно и отпугивает. Если в твоей башке еще могут помещаться какие-то знания, что будет удивительно, учитывая ее прискорбно низкий объем и количество уже хранящейся в ней дурости, так я тебе могу сказать, что в свое время, где-то на заре эпохи Хранителя, этот ваш долбанный Хундертауэр попал в крупный переплет…

— Пятилетнее, что ли, Стояние? — фыркнул генерал. — Знаешь, рыжая, у вас свои сказки, а у нас свои. Это — касательно переплета. Вот Кижинга уверяет, что моих действий стратеги не понимают. Ха! Кого мне не понять, так это тех ваших, что это Стояние затеяли. Это ж надо было — со всего мира собираться под стены города, чтоб пять лет промыкаться и утащиться несолоно хлебавши?

— Да ты и сам вот-вот этот подвиг повторишь, углючище зеленое.

Генерал прищурился и улыбнул рожу самым многозначительным образом.

— Похоже, я тебя удивлю. А что, папаша среди стоявших был?

— Сам не был. Он в такие игры не больно-то… да и в ту пору как раз диссертацию защищал у Эмбруаза Эфирного Странника. А вот брат его, рыцарь из свиты королевских наблюдателей, так и сложил голову. С тех пор папе ваши места сильно поперек горла. Да и последние события вряд ли отношение улучшат.

— А если кто-то вернется к вопросу о походе на юг, то узнает, что во-первых нам до реки добираться не одну неделю, плюс еще по ней столько же. Во-вторых Холмы эти, куда совсем не хочется. В-третьих — нам в Копошилку вроде особо незачем, даже если Альграмар убыл себе спокойно, и в-четвертых — скорее всего по дороге у нас все наше золото если не сопрут, то отберут под благолепными предлогами вроде пошлины.

Изрекши это, Хастред тоскливым взором окинул карту, собрал в ладонь камеандийские города и один за другим закидал их в пасть.

— Да, не думал, что когда-нибудь это скажу, но с золотом посреди леса мы выглядим полными придурками, — покаянно признался Чумп.

— Это да, — согласилась эльфийка. — Ни золото, ни лес этого не в силах исправить. Ты еще скажи для полноты картины, что мои побрякушки профукал!

— Свои побрякушки ты сама профукала. Зато я спас волшебный дрючок, а ты?

— А я — твою маленькую паршивую задницу. Вместе с разноразмерными паршивыми задницами твоих приятелей.

— Да можете вы умолкнуть хоть на время серьезного разговора? — вскипел генерал. — А ну, чтоб слышно не было! Сколько, гришь, путь займет, ежели через юг и по реке?

Хастред посчитал, загибая пальцы. Два раза сбивался, потом пальцы кончились.

— Меньше месяца никак. Если, конечно, больше никакой эльф не придаст скорости.

— На меня не смотрите, — буркнула Тайанне. — Какой я вам нафиг эльф? Я давно гоблин. Ну, ускорить могу… В смысле, так прижечь, что разгонитесь ого-го как, стена каменная не остановит. Могу лес поджечь — тогда ускорять нас будут гноллы. А больше ничего полезного в этом плане не умею.

— Вечно мне дефективные кадры сплавляют, — покривился генерал. — Ну ничего, я и из тебя воспитаю прапорщика. Но месяц — это нам не годится. Какие еще пути?

— Это все, генерал. Кажется, быстрее всего будет прямо здесь остаться.

— А через обрыв?

Хастред непонимающе хмыкнул.

— Через Пропасть?

— Ну да. Это ж та, в которой острова плавают? Вон тот барбос сказал, что два дня. А там, по краешку или вовсе островок попутный заарканить, и…

— Ты сказки писать не пробовал? — перебила Тайанне. — Держите меня трое! Ты, ты и ты. Самый здоровый пускай держит волосатого. Остров он заарканил! Пропасть он обошел по краешку! Как все перепробуешь, попробуй еще дракона… ой!

— Да намотает Стремгод твой длинный язык на свои железные рога, женщина! — застонал Кижинга. — Я так надеялся, что он никогда не вспомнит!..

А на физиономию генерала неспешно вползла и расположилась на ней, заливая зеленые холмы желваков светом истинного озарения, зловещая ухмылка. И как только сам не допер до столь очевидного!..

31
{"b":"6290","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Мой лучший друг – желудок. Еда для умных людей
Сильное влечение
Английский пациент
Эгоизм – путь к успеху. Жизнь без комплексов
Мой путь к мечте. Автобиография великого модельера
Шаг первый. Мастер иллюзий
Закон охотника
Эссенциализм. Путь к простоте
Сила подсознания, или Как изменить жизнь за 4 недели