ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

На душе у орка, надо признать, было погано. Не в том даже и дело, что пришлось таки бросить принцессу — чай, не на пустом месте, те Ликвидаторы, совершенно определенно нанятые королем Минимусом с образцово-карательными целями, доставят ее куда должно ничуть не хуже, чем он сам. Даже лучше, учитывая, что в порочащих связях с одиозными генералами не замечены и едва ли станут ввязываться по пути в сомнительные предприятия, как это вышло с ним, Кижингой. Им и репутация в помощь, никто в здравом уме не свяжется. Даже тот факт, что за столько лет беспорочной службы удостоился от его Величества исключительно подсыла убийц, трогал Кижингу мало — он, в конце концов, знал и королевский характер, и собственные нередкие промашки. Грызло иное. Взялся за работу — и провалил. Если бы не случился у того моста генерал, лег бы костьми и не терзался уже ерундой, но сейчас кривило по-черному. Доставка Ларбинды из гостей на родину была задачей вовсе не его, он при ней состоял всего лишь на правах личного телохранителя, но поглядевши на распорядителя визита, вечнопьяненького пожилого стручка из исторически высшей салландской знати, орк со вздохом взял на себя все организаторские обязанности… и облажался. Пусть вывернулся изо всех ситуаций, сберег принцессу и даже ее драгоценности, но не давала покоя назойливая мыслишка: ведь мог, и должен был, сделать лучше. Не допустить ухода стражи. Проложить маршрут по безопасным дорогам, хотя где их тут возьмешь, безопасные? Но должен был, раз уж взялся. Как Рогмор, который всегда повторял одно: взялся — так делай. И делал сам. С тех пор, как он взял на себя опеку над юным орком, Кижинга, в ту пору еще замечавший только изнурительные тренировки, граничащие с издевательствами, мог чувствовать себя как у бога за пазухой. И навсегда запомнил выражение, на секунду проступившее на окаменевшем лице наставника в тот единственный раз, когда тому почудилось, что он не справляется. И теперь с отчаянием понимал, что сам на такое оказался неспособен.

Впервые в жизни Кижинге было стыдно.

А вот гзурам стыдно не было, они свирепо топотали под днищем корабля, изредка перебрасываясь подозрительно речитативными фразами.

Генерал покосился через борт и убедился, что дорогой к «компетентной личности» их преследователи интересуются мало. Куда больше их, видимо, интересовала перспектива совершить для гоблинов сто добрых дел, чтобы избавиться от проклятия традиционным способом. И как только прознали.

— А ведь с таким войском под стенами Хундертауэра объявиться — гном сам свое гузно с солью на подносе вынесет, — поделился он мыслью. — Вот как только потом с этой братией за услуги расплачиваться? Вы, вольнодумцы, лучше молчите, знаем мы ваши советы.

Вово наконец поднялся, с хрустом потянулся, обнаружив завидную длиннорукость, и тоже обнаружил за бортом растянувшуюся кавалькаду.

— Все еще едут! — возрадовался он. — Надо же, какие упорные. Прямо как мы! Только сплошняком волосатые. Есть чего поесть?

— Ты удочку за борт закинь, — присоветовал Чумп. — Анарала заместо червяка, мигом обед на всех выловишь. Из двух блюд — вряд ли гзур коня бросит. А куда свина дел? Вчера мы его не всего слупили, совершенно точно.

— Так я ж на посту оставался, — прояснил Вово с оттенком виноватости и покосился на Панка, то ли из опасения что тот припомнит копошильский кусок мяса и вообще склонность к нестроевому прожрушничеству, то ли и впрямь примеряя его на роль наживки. — Неусыпно, это самое, подкрепляя силы… пока сон не сморил.

И ногой кокетливо задвинул в уголок случайно завалявшуюся рядом косточку.

— На кухне для тебя ничего нету, — сочувственно сообщил Чумп.

— На камбузе, — поправил педантичный Хастред. — Ага, я тоже давеча заглядывал. Такое себе представление, что эльфы все ж таки мяса не вкушают, да и овощи далеко не всякие.

— Так то папа, — вздохнула Тайанне. — Ортодокс во всем, вплоть до питания, на пирах с ним мороки знаете сколько? Сегодня приличный эльф должен кушать то, а завтра это, и не иначе, так что крутитесь как хоти…

Голос эльфийки вдруг сорвался, обратившись в стылое иззубренное железо, и в воздухе под ним застонала, расползаясь, рваная рана.

— Кстати о папе…

И замедленно развернулась к носу яхты.

Генерал с изумлением обнаружил, что даже Вово вдруг принялся крутить головой, а Зембус так и вовсе просел в низкую стойку, подав меч вдоль вытянутой руки и став похожим на распластанную по палубе лягушку. Хастред, а за ним и Чумп спешно ринулись на нос яхты. Только орк не обратил ни малейшего внимания на суету и напряженность, ибо корченье рож поглотило его целиком, как это периодически случается с личностями великой целеустремленности.

— Что за нафиг? — осведомился Панк в пространство. — Ну-ка, введите начальство в курс дела, пока своими силами не начал постигать!

Народу, однако, оказалось не до начальства. Ибо прямо по курсу корабля, пока еще не менее чем за милю, но тем не менее вполне очевидная острому глазу, обнаружилась одинокая маленькая фигурка. Хастред сощурился, Чумп состроил из ладоней бинокль, а налетевшая на них сзади Тайанне запрыгнула им на спины, повиснув на плечах, и коротко пробормотала несколько непонятных слов. Судя по тому, что никакого кабабума не наступило, заклинание оказалось внутреннего действа.

— Точно, он, — простонала эльфийка. — Ну да, конечно, можно было догадаться… Зная, куда мы движемся — а вашими молитвами вся Копошилка наслышана о цели похода — еще бы он потерпел… Держитесь, братцы гоблины, последний парад наступает.

— Так и убьет? — саркастически покривился Чумп.

— Так не так, да и убьет вряд ли, но точно говорю — такого размера заноза в заднице, как мой папа, не из всякого бревна получится.

— Надо гзуров вперед пустить, они привычные, — посоветовал Хастред отвлеченно. — А как он нас обогнал? Вроде ничего мимо не пролетало.

— Вошел и вышел. Это ж эмбруазова школа, он безо всякой астролябии, на глазок может через верхние планы резать. Специализация у него такая, яхту завел больше для баловства, ну и для престижа.

Зембус разогнулся из своей нелепой позиции, потянул носом воздух:

— Он не в духе, похоже!

В воздухе и впрямь разливалась грозовая свежесть, совсем неуместная в многодневной сухости. Генерал на нее, однако, внимания не обратил — мелочи, а также иные обстоятельства, которым невозможно дать по голове (ввиду отсутствия головы) он всегда оставлял на чужое попечение. Махнул Вово — мол, держи курс — и бодро сбежал с мостика, направляясь на нос. Хлопнул по плечу Зембуса, попытался наподдать пинка увлеченному дразнением гзурусов орку (Кижинга не глядя ответил стоп-ударом, безо всяких церемоний отшибив руководству ногу) и, хромая, проследовал к наблюдательному посту. Взял под микитки эльфу, снял ее, к вящему неудовольствию Хастреда, с гоблинской пирамиды, отставил в сторону и намерился было запрыгнуть на плечи молодежи сам, но наглые уклонисты с завидным проворством шарахнулись в стороны, и генерал обидно шмякнулся грудью на бушприт. Вот и работай с такими!

Фигурку размером с муравья он, конечно, разглядеть в деталях не сумел, однако сразу проникся недобрыми предчувствиями. Уж больно бесстрастно она стояла на пути такой банды (конечно, гзуров, не считать же полную мирных гоблинов яхту за угрозу!), от которой впору удирать, сверкая пятками.

— Гзуров, говоришь, вперед? — переспросил он несколько запоздало. — Хм. А ты, рыжая, не будешь ли в претензии, ежели они таки оприходуют твоего папашу? Уж на что вы, эльфы, нас обзываете непочтительными, а я и то постеснялся бы своего батю подставлять под гзурьи, хм, шашки.

Эльфийка озадаченно покосилась за борт, на гзуров, потом встала на цыпочки и с самой трогательной заботой пощупала генеральский лоб. Генерал перенес процедуру стоически, только что посапывал недоуменно.

— Ты, зелепушный, совсем с дуба рухнул? Или просто никогда в жизни настоящего мага не видел? Не ваших армейских колдунов-артиллеристов, которые только и умеют молниями кидаться, а мага-мастера?

5
{"b":"6290","o":1}