ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Так вот, Хастред перехватил кисть и опытно набросал один, второй, третий символ. Он их уже не раз выводил, рука свое дело знала, все-таки готовиться в каллиграфы — не шутка. Когда краем уха ухватил совсем недалеко приглушенные голоса с характерным гнолльим подлаиванием, рука понесла сама, успел еще подивиться, что при отбитой башке такая координация, потом озарился догадкой: не будет координации — еще не так отобьют, потому последние знаки выписывал уже не глядя на бумагу. Значки ложились на траву сами собой, ошибок тут быть не могло, по большому счету все комбинации символов строятся по одному принципу, имея некоторый опыт и простое чувство правильности, каковым книжник скорбел с малолетства — не ошибешься…

— Во малюет, — ахнула рядом и ведьма. — Надо же, как по родине соскучился. Приспичило парню!

— Всегда поспешает, — хозяйски посетовала эльфийка. — Такой торопыга.

Хастред их не слышал — кровь стучала в висках с давно позабытым азартом. Три значка одним причудливым росчерком кисти. Пронеслась короткая отрывистая мысль где-то в самой глубине черепа: а ведь движение руки в этом росчерке поразительно напоминает один из зембусовых мечевых финтов, словно бы и должен выписываться в воздухе, а не на земле, и клинком меча вместо растрепанной ведьминой кисточки… Следующая тройка, после беглого взгляда на измятый лист в левой руке. Глаз успел схватить только первый символ, но этого оказалось довольно, едва дописав его рука сама ушла на новый виток, не остановишь, и вот уже выливается второй, а на излете из его хвостика инстинктивная закрутка кисти взмокшей ладонью вытягивает третий, до странности плюгавый, словно ущербный, но никакого другого в этом ряду и представить себе немыслимо…

— А вот сейчас собьется! — тихонько пробормотала ведьма чуть ли не с надеждой. — И все перерисовывать наново. Ух и дам по башке!

— Не собьется! — бодро откликнулся генерал. — Мой парень, из элитного отряда. Мои не сбиваются. Рази что считая, сколько вражин за пинок завалил. Тут я и сам порой путаюсь, ибо вечно забываю, сколько идет после двух.

— Хастред не сбивается, — со знанием предмета поддержал и Чумп. — Это у всяких эльфов грамотных есть правила, в которых ошибиться — как нечего делать. А наш по-любому такую околесицу выводит, что богам проще подыграть, чем разбирать им написанное.

— Готово, — Хастред лихим росчерком завершил свое художество. — Дальше только слова говорить, какие там положены. Это уж ты сама зачитывай, у меня только почерк хороший, а произношение — разве что гзурские анекдоты пересказывать. Панимаешь, да?

— Вот это и есть хороший почерк? — усомнилась ведьма. — Да ты оптимист, юноша. Ну, а вы чего встали? Быстро все в круг, и барахло свое прихватите. Гноллы меня терпят, и на том им спасибо, но ежели уличат в пособничестве ворюгам…

— Кто тут ворюга? — запальчиво возразил было Чумп, но генерал во избежание долгих и бесплодных дебатов пихнул его в спину, отправляя в сторону круга. Сам подцепил палатки с рогатинами и кряхтя поволокся следом. Краем глаза упорно косил на ведьму — ну не может же так и отправить, не налив на посошок? А выпить хотелось весьма. Как всегда после боя. Можно даже сказать просто — как всегда. В последнее время генерал неоднократно ловил себя на каверзной мысли, что без глотка горячительного жизнь кажется штукой до чрезвычайности серой и нелюбопытной.

— Глотайте каждый из бутылки, — распорядилась ведьма. — По глотку, больше не надо, и еще не надо этих ваших фокусов, что я мол без глотков всю бутылку высосу. Сказала бы, что по рожам вижу, так не вижу же рож… Ну, считайте, знаю вашу гоблинскую породу. Раз, два, три… где тот здоровенный?

— Вово, сюда! — гаркнул генерал в ту сторону, куда намедни убыл гобольд. Проникшись уважением к ведьме за ее прорицательские способности (он как раз собирался объявить и показать упомянутый фокус), Панк как образцовый военный признал ее старшим офицером и, находясь в ее распоряжении, готов был выполнять любые указания. Тем более что неприятная альтернатива уже светила факелами, приближаясь к поляне, и Чумп с совершенно невинным видом постарался укрыться за широкой генеральской спиной.

Вово немедленно появился из кустов, сокрушенно вздыхая.

— Попрощался с Фантой, — пояснил он жалобным голосом. — Почему ее с собой нельзя? Она хорошая. Смешная и на разведку летать умеет.

— В круг, чучело! — рявкнула ведьма. — Вот тоже мне спрайтолюб! А остальные где? Чего встали? Вам особое приглашение нужно?..

— Мы уже в круге, — кротко пояснил друид.

— О. Не ожидала, честно говоря. Думала, вы сперва подеретесь или что-то в этом роде.

Генерал рывком втянул Вово в круг и утвердил в одном из углов вписанной в него фигуры. Остальные распределились по другим углам и передавали по кругу бутыль. К скорби генеральской, отвар в ней оказался гадостного привкуса и ну совершенно без градусов, даже захотелось язвительно спросить, как часто с такой жидкости удается улететь и проверялась ли она когда-либо на нормальном гоблине. Замешкался только орк, застывший напротив ведьмы и озадаченно перебирающий в уме подобающие моменту словеса. Как назло, на язык лезли все больше неприличные, а единственным благим пожеланием приключилось принятое у гномов «да удлинится бесконечно твоя борода» — хорошо хоть, язык прикусить успел.

— Иди уже, — ворчливо предложила ведьма. — Не разрушай впечатления. Хоть память добрая останется.

Орк жалобно ухмыльнулся, развел руками — от радости, мол, в зобу дыханье сперло, сам бы со всей душой, кто ж виноват, что ораторскому искусству в детстве не научили, а научили в армии, вот этот самый генерал и научил, куда бежать от такого умения — и одним скачком влетел в круг. Элегантно вписался в последний свободный угол, на излете грюкнувшись в Вово доспешным мешком. Гобольд не заметил — он огорчался по поводу расставания с феей, хлюпал носом и увлеченно махал лапищей в сторону кустов.

— Рассказать кому — не поверят, — вздохнула ведьма. — Ну, все приложились? Как там у вас говорится — не поминайте Кейджем!

И забормотала на языке неизвестном, в котором, согласно богатой фантазии Хастреда, звучали отголоски прошлого и оживала давно забытая магия, а по генеральским наблюдениям не нашлось ни одного слова приличнее гзурских строевых команд, за какие мамы малолетних гоблинят лупят своих чад вениками и оставляют без сладкого. Воздух начал нагреваться, в нем отчетливо заблестели острые хрустальные грани, обжимающие круг. Голос ведьмы перестал доноситься до гоблинов, размылась и картинка, так что высыпавшиеся на поляну гноллы представились уже бесформенными суетливыми пятнами.

— А не обидят женщину? — на всякий случай блеснул паладинством орк.

— Поди проследи, — предложил генерал, с опаской поглядывая на замкнувшие контур прозрачные стены, остро мерцающие грозными незримыми клинками. — Заодно спроси, чего хотят. Может, они нам припасов притаранили в дорожку? Или у них народная традиция — по вечерам ведьму мутузить?

Кижинга сунулся было лицом к самой стенке, но тут же шарахнулся обратно, потирая опаленный нос.

— Вроде не должны, — решил он. — Добрые же, собаки.

Стены залились багровым светом, генерал еще собрался было пространно рассудить на тему — вот же мотаемся по свету самыми похабными образами, нет бы по старинке, изловить дракона, усесться на него и фьюить!.. уже там. Или не там, дракон, вообще, та еще гадина, за ним глаз да глаз нужен, а не то мигом собьется с курса, полетит коров жрать или девок вместо того, чтобы на вражьи катапульты. Потому, кстати, гоблинские дружины неоднократно в рейд свой на юг вылетали на драконах, а назад возвращались пешкодрапом — разнежившиеся на вольных мясах ящеры решительно отказывались отправляться в заснеженные Железные Горы. Однако при должном навыке дракона контролировать можно, заставить повернуть если не куда надо, то по крайней мере куда хочется. А как, скажите на милость, контролировать полет, находясь в создавшейся из ниоткуда бутыли раскаленного стекла?

52
{"b":"6290","o":1}