ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Жарковато, — пробубнил Зембус над ухом. — Еще немножко, и…

— И будет еще жарче? — догадался Вово, для которого, очевидно, не прошел даром обмен периодическими любезностями с эрудированной эльфийкой.

— И эльфа вовсе испечется.

Гоблины поворотились к Тайанне — ее и впрямь припекало не по-детски, пышная рыжая шевелюра взмокла и облепила голову и шею, глаза помутнели. За могучий магический дар эльфы вынуждены платить куда большей собственной уязвимостью ко всем видам магии, припомнил Панк давние наставления Тайвора. Потому для вас, гоблинов — продолжал орквуд свою мысль — эльф суть противник неудобный и нежелательный. Эльфы проворны и быстры; гоблины прочны и крепки. Эльф сумеет вокруг тебя обежать десять раз, прежде чем ты его единожды пнешь, но толку с того никому не будет, ибо ты по нему не попадешь, а он тебя не пробьет. Единственный приемлемый способ воевания с эльфами — это магией, а по этой части горные гоблины недалеко ушли от тех камней, на которых возводят свои цитадели. Впрочем, и эльфийская магия на гоблина действует в разы слабее, так что по логике эльфо-гоблинские войны есть зряшный перевод ресурсов и времени.

— Держите ее, чтоб не вывалилась, — посоветовал он на всякий случай. — Нам без эльфы воевать гномов неспособно. Опять в прессе шумиха поднимется о межрасовых агрессиях. Опять, скажут, гоблины беспорядки учиняют… А тут целая эльфа! Да и город поджигать ей куда как способнее.

Чумп и Хастред с обеих сторон подхватили эльфийку под локти. Тайанне трепыхнулась, вяло попыталась высвободиться, уронила и посох, и сумку под ноги, качнулась, прядь волос попала на стенку. Немедленно запахло паленым. Эльфа передернулась, чуть не выскочив из своего угла, слегка очухалась, выдралась из гоблинских лап уже решительно и, мазнув перед лицом ладонью, пробурчала несколько слов. На краткий миг по всей ее фигуре раскатились мириады крохотных искорок. Кокон тряхнуло, Зембус поморщился от резкого магического разряда, но в глазах эльфийки снова появилась осмысленность.

— Раньше не могла? — рявкнул на нее Хастред. — Ведь занесет же Стремгод знает куда!

— Первого уровня заклинание! Авось далеко не унесет. И нечего тут на меня! Сам небось написал вместо нужных знаков сплошной чухни, теперь будешь валить со здоровой задницы на больную голову!

— Что велели, то и написал. Если схему от балды составляли, то я тут не виноват. Я вон сразу предложил — в горы! Или по речке. А такие фигурины я и сам рисовать умею, только на себе никогда бы проверять не стал, а на мимохожих гоблинах чего бы и не попробовать!

Генерал задрал от нечего делать голову и обнаружил над нею звездное мельтешение. Будто бы в бездонное небо запустили добрую лопатку-мешалку и теперь взбалтывали со всем прилежанием, энергично меняя звезды местами и заставляя их выписывать замысловатые вензеля. Пару раз возникали из ниоткуда короткие, словно вырванные из цельного пути куски кометных хвостов. Один раз небо осветилось мертвенно-белым светом какой-то чересчур уж близкой звезды, смахивавшей бы на солнце, будь она поярче. Еще единожды навалилась полная бархатная тьма, только и нарушаемая что свечением раскаленных докрасна стенок кокона… А потом стенки с тонким стеклянным звоном осыпались тучей незримых осколков, пахнуло волной свежего воздуха, показавшегося после перегретой духоты кокона ледяным, под ногами дрогнула почва, эльфийка с облегченным воплем шарахнулась наружу, из этой непереносимой духоты в… Но тут ее по счастью поймала сразу дюжина гоблинских лапищ, и вывалиться в это самое, дышащее бескрайней пустотой, у нее не получилось.

Генерал опасливо выглянул за край диска, на котором его компании довелось ютиться посреди расцвеченной гроздьями звезд тьмы. Кроме роскошного, насколько глаз хватило, иссиня-черного небесного купола и нескольких родных до отвращения рож вокруг не замечалось ну просто-таки ничего. Снизу, под диском, опровергая все скудные Панковы познания в астрономии, тоже была пустота и звезды. Всегда знал, что от многого знания много проблем! Хорошо бы Хастред не заметил таких тонкостей, хлопот не оберешься, пока будет выяснять, что да как, последняя опора из-под ног провалится.

Хастред, однако, заметил странность едва ли не раньше генерала.

— Похоже на планетарий, — заметил он с некоторой долей неуверенности.

— Или даже паноптикум, — вяло поддержала Тайанне. — Комната «удивительные личности в удивительной ситуации». И еще — на знаменитое гоблинское «подвезу до леса, а там пиво кончится».

— Уже приплыли? — уточнил Вово. — А земля где? Где гномы?

— Недопрыгнули, стало быть, — пояснил Хастред тоскливо и покосился на эльфийку со сдержанным негодованием. — И куда нам теперь? Попробуем, загребая топорами, доплыть до ближайшего оплота цивилизации? Вон та звезда мне подходящей чудится. На ней какие-то всплески творятся, не иначе возмущения спокойствия. Видимо, гоблинская обитель.

— Сиди и не рыпайся, — предложила эльфа хладнокровно. — Нам же не описывали, куда точно должно вынести? Может, это оно и есть. Вот подрейфуем куда надо, и выбросит нас, ко всеобщей радости, задницами на гномьи пики.

Словно в ответ на это смелое предположение широко намалеванные рукой Хастреда линии под ногами, до сих пор слабенько светились, тихо-тихо угасли совсем, застыв сухими безжизненными полосами ломкого серого порошка. Тайанне тихонько пискнула и умолкла.

Чумп не сказал ничего — вместо этого улегся тощим брюхом на диск, служащий полом (пласт земли, прихваченный с полянки у ведьминой избушки, застыл твердой гладью сродни мрамору) и, ухватившись для вящей надежности за ногу Вово, свесился за борт.

— Ой-ей, — донеслось оттуда. — Лететь и лететь. Дна не видать. Здорово нас угораздило. Вово, тебе, помнится, летать понравилось — скакни туда? А мы полюбуемся.

— А ну, не искушай боевую единицу! — прикрикнул на него генерал, а очередной раз зацепился взглядом за Вово и поправился тоном ниже: — Тем более боевую группу. Сам туда прыгай, если охота. А мы тут подождем, с какой добычей вернешься. А ты чего вздыхаешь, капитан? Чего доброго нас всех за край сдует твоими охами!

— Да я за ведунью переживаю, — покаялся Кижинга смущенно. — Не по-рыцарски мы это. Надо ж было остаться, покрушить малость этих хвостатых, опять же сейчас были бы понятно где, а не промеж сплошных небес. Кстати, у нее там еще настойка оставалась…

— Ну-ну, — откликнулся Чумп из-под ног с тонкой иронией, и генерал, касаемо настоек обладающий незаурядной понятливостью, живо полез по запасенным им котомкам.

Кижинга еще раз сдавленно вздохнул и сердито отвернулся.

Интермедия

Отблески буйного красного пламени, мгновение назад лизавшего сомкнувшийся вокруг гоблинов кокон, медленно угасали в глазах высыпавшихся на полянку многочисленных гноллов.

Ведьма гордо обернулась к ним и по-хозяйски уперла руки в бока. Вообще-то не особо она и боялась своих шерстистых соседей, зная их покладистый нрав и в высшей степени спокойное отношение к жизни. Правда, гоблины эти хоть кого из себя выведут (запоздало пожалела, что и впрямь не настропалила их в пещеру к древнему красному, тот бы сам, безо всякого постороннего вмешательства, шустро изошел на отходы жизнедеятельности), так что вид приняла боевой и, как сама искренне полагала, грозный. Нечего расслабляться!

— С чем пожаловали, гости дорогие? — осведомилась она надменно. — Сварить какого вредоносного зелья? Это я запросто. Только завтра приходите, поздно уже, да убираться еще тут за этими зелеными кошмарами…

Гноллы помялись, расступились, пропустив вперед старейшину охотников.

— Мы так понимаем, наши многоуважаемые гости уже убыли по своим делам? — уточнил тот с оттенком досады в голосе.

— Еще как, — удостоверила ведьма. — Только пятки засверкали… Ну, вы видели. Между прочим, выпили всю мою настойку и стибрили самый заветный манускрипт — можете себе такое представить? А что я могла им возразить? Одинокая слабая женщина? А? Отвечай! — и подалась на гнолла всем своим внушительным фронтом — так, что тот спешно сдал назад, а толпа вовсе отгарцевала за ближайшие кустики.

53
{"b":"6290","o":1}