ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— А ну брысь! — обиженно взвизгнул гобольд, потрясая головой, усеянной множеством шустрых рыжих кусачей. — Ишь, упасть нельзя, сразу грызться! А вот вам!

И крепенько приложил кулаком по земле, так что бедняжка вздрогнула мили на две в округе, Зембус вылетел из бахил и брякнулся на спину, а облепившие Вово муравьи на миг застыли и вдруг рыжей сплошной рекой хлынули с него на землю, а с нее — в продавленный муравейник. Несколько штук Вово успел подхватить на руку и с аппетитом слизнул — видимо, в порядке мести за полученные укусы.

— Это ты что сделал? — озадаченно поинтересовался Зембус, насилу успевший в кратком своем полете притянуть подбородок к груди и таким образом отбить спину, но не сломать шею. — Впервые вижу, чтоб так мурашей гоняли!

— Королеву ихнюю засыпал, — признался Вово, кокетливо расчерчивая грязным большим пальцем ноги землю перед собой. — Она где-то тута должна быть, только глубоко. Треснул, ее и завалило. А они откапывать всем кагалом…

— Прямо как мы генерала, — пробурчал Хастред, из-под которого вылетел и устремился в кусты его спеллбук. — Стой, книжка! Стой, кому сказано!

— Надеюсь, с этим грохотом пала оборона Хундертауэра, — с надеждой высказался Панк, от встряски стукнувшийся затылком о подпирательную березу. — А про генерала не надо, не надо! Я все слышу и не одобряю. Да таким как вы одного генерала откапывать, случись какая оказия, менее чем ротой бессмысленно.

А Кижинга не сказал ничего — его так тряхнуло в жестком панцире, что он прокусил себе язык и теперь тупо мычал от боли, тараща продернутые голубыми прожилками глаза в темнеющее небо.

— Обошел вокруг замка, — доложил друид, задумчиво посучивая в воздухе чудесным путем разутыми ногами. — Заперты все ворота кроме южных, главных. На них крепкая стража с магическим прикрытием, усыпить не сумею, разве что эльфа — кстати куда дели? — с них защиту сдернет, я слыхал, такое возможно. Нам подмоги не нашел, зато, похоже, нашли себе подмогу гномы.

— Это хорошо, — воодушевился генерал. — Будет кому вытаскивать с поля их жалобные изувеченные трупики.

— Будет, будет, генерал. Есть опасение, что трупиков на всех вытаскивателей не хватит.

— Так мы очень постара… — генерал осекся. — Что, такие силы? Да ну брось, что они там жрут-то? В мои времена охотой только и жили, остальное только завозное, и надолго редко хватало, разве что гадости типа травсалийских овощей баклажопов… гм?

— Баклажанов, — прогудел из кустов Хастред. — Нашел! Вово, ты так больше не стучи! Две страницы на сучках порвались!

— Во-во, этих самых баклажанов, препохабная надо сказать продукция даже и с виду, не скажу уж как на вкус — какой же приличный гоблин такую гадость жрать покусится? Только бабы и расхватывали. А всяки плюшки, груши да амнямнямсы сжирались, едва буде ввезены в черту города. Правда и жруны были те еще, разве что Вово и угонится, и много же таких жрунов!

— Только не дайте ему про пиво начать рассказывать, — спешно предупредил Чумп. — Не то застрянем тут вовсе не знаю до какого знаменательного события. Я как раз собираюсь на разведку. Кто-нибудь со мной? Хастред? Вылезай из кустов, я тебя видел.

— Нет, спасибо. Мне еще много чего найти надо. Где, правда, наша рыжая? Вово, что ты там дожевываешь?

— Не трогал, — прочавкал Вово испуганно. — Это я еще мурашика поймал, он кисленький. А ту худющую не брал, что у нее там есть-то? Да и потравлюсь желчью-то.

— Орка сам не возьму, — Чумп с тоской покосился на закованную в металл фигуру. — Вот тоже мне аттракцион, на стену в таком металлоломе. Анарал? Ой нет, увольте. Под Вово стена сама рухнет, лезть никуда не понадобится, но опять же сбегутся всякие любопытные… Остался ты, шаман. Брось лупило, не на разборку идем пока что, а по стенам с такой штукой лазить несподручно.

— На стену не хочу. Камень — не по моей части. Лучше по эльфиным следам прогуляюсь.

— А я бы слазил, — невинно вызвался Вово. — Ты, Чумп, на мой счет не боись. Стену ту я видел, она таких как я пятерых выдержит. Да и, как бы оно сказать, это ж я только тут такой увесистый. А камень — он с понятием, он знает, кого уронить, а кому и подпихнуть лишний уступчик. Не свалюсь, в общем.

Чумп задрал бровь. Гобольд под его испытующим взором скромно потупился.

— Вот значит как, — процедил ущельник. — Работаешь над собой всю жизнь, недоедаешь в опасении набрать лишний вес, приучаешься висеть мало что не на зубах и отшибаешь свою жалкую чахлую задницу, периодически сваливаясь со штурмуемых высот… А камни, значит, сами решают кому уступчик подсунуть?!

— Это ничего, что падаешь, — утешил его Вово. — Со всяким бывает. Я тоже порой ого как шлепаюсь! Еще и сверху иной валун накроет. Зато ты это… к друиду в карман ловко залезать умеешь. Я б тоже умел, да рука не поместится.

— Кстати, отдай камень! — потребовал Зембус. — Все равно же не умеешь пользоваться!

— Какие все догадливые и наблюдательные, — насупился Чумп. — Скажете это главному гному насчет Хундертауэра. Если он проникнется и отдаст — сменю профессию. Из принципа.

И метнул в друида камушком, который тот ловко изловил на лету и незаметно выдохнул на сторону. Как этот ущельный дожил до своих лет, так беспечно относясь к вредоносным магическим предметам? Достаточно ведь чуточку промахнуться, и…

— Пошли, любимец камня, — уныло обратился Чумп к Вово. — Поглядим, как тебя стена выдержит. Чур, изо рва я тебя вытаскивать не собираюсь. То есть, конечно, я могу сделать вид, что очень суечусь, и даже посмеяться, как вот над погрязшим в болоте Хастредом, но как тебя оттуда при надобности выдергивать — не представляю.

— Да ладно, я тебя тоже не буду доставать, — успокоил его Вово. — Кстати, как мы через ров переберемся? Он широкий, не перепрыгнешь! Тебя я, конечно, могу перебросить, но ты ж об стенку расшибешься и как раз в ров отскочишь.

— Это как раз дело нехитрое. Другой вопрос — как с нее слезать? Ну да ладно, там видно будет. Не усложняй, Вово. Это ты с магами много общаешься, они и воздуха-то испортить не в состоянии, не подведя под это дело мощную философскую базу.

Чумп подобрал из припасов моток веревки, взгрузил было на плечо, но покривился — тяжело! Из какой же грубой пеньки плетут гноллы свои канаты, это не эльфийская веревка, шелковая и с узелками для удобного карабкания. Так что развернулся и впихнул бухту в лапы Вово. Гобольд невозмутимо прихватил веревку под мышку, нагнулся было подобрать булаву, но Чумп метко пнул его по протянутой длани.

— Обойдемся без членовредительства, — заявил он безапелляционно. — На этот предмет ты с анаралом вдругорядь сходишь. Я вот тоже меч брать не буду. Наше дело тихое, спокойное и возмутительно миролюбивое: влезли на стенку, прошлись по ней, при возможности сползли в город и повызнали важную информацию. Если что, будем прикидываться тутошними, то есть тамошними, дурачками — эльфом и троллем, спившимися на почве разочарования в бабах. Усек?

— Усек. А кто кем?

— По дороге обсудим. Шаман, мы постараемся прямо сюда вернуться, но можем и заплутать в темноте, так что ты уж нас поищи, будь добр, если к полуночи не появимся.

— Только если вас там прихватят по-серьезному, вы шумите громче, — наставил Зембус вдогонку. — Чтоб я зря по лесу не мотался, когда вас уже давно на копья подняли.

— Пошумим, — согласился Вово. — Я громко орать умею, особенно ежели на копья меня…

— Как не победить с такой мощной поддержкой, — вздохнул Чумп. — Ладно, братец Вово, не отставай. Но и на пятки не наступай, а то шум поднимем еще задолго до того, как нас на копья примут.

До стены идти было — всего ничего, отошли от нее чисто символически, чтобы никакая глазастая зараза со стен не разглядела развалившейся на привале штурм-группы; ныне Чумп намеренно чуть отклонился от прошлоразового маршрута и вышел к замку чуть в сторонке. Ров и здесь, как ни удивительно, был столь же поган и малопривлекателен, а стена столь же высока и удручающе ровна, но ущельника это ничуть не смутило.

71
{"b":"6290","o":1}