ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Не надорвись, — заботливо посоветовал Хастред, наблюдая за усилиями товарища то ли с завистью, то ли с жалостью. — Эту дверцу, сдается мне, только изнутри и открывать.

— Вот продавлю — и открою… изнутри… — прохрипел Хайн, налегая всей массой. Сапоги его медленно вдавливали булыжник в землю, на двери все глубже отпечатывался силуэт спины, а из забрала побежали уже тонкие струйки пота. Чувствовалось, что воспитание парню дадено вернейшее: коли уж во что рогом уперся, так не сдаваться, пока рог не сточится!

Дверь, однако, стояла как истинный гоблин — насмерть. И хорошо, прочно же стояла!

— Надо через верх, — заметил Зембус, указуя на стрельчатые окна в доброй сотне футов над головой (ниже предусмотрены были только бойницы — видимо, на случай таких вот предприимчивых посетителей). — А вон, к слову, и дверца с виду попроще.

Дверца эта, однако, не внушила никому никакого доверия, ибо находилась на половине высоты башни — а добраться до нее можно было только по узенькому, едва ли в две ступни шириной, мостику, переброшенному к Башне от балкона соседнего строения. По сути, это и не мостик был вовсе, а насест маленького дракона для личных транспортных нужд Лорда, дверь же служила первому лицу Хундертауэра для посадки на эту привилегию прямо из башни. Верхняя дверь и правда не была укреплена, ибо никакому приземленному дварфу не пришло бы в голову тащить таран или хотя бы собственную тяжеловесную задницу на такую верхотуру; но даже эту дверь пришлось бы вышибать пинками, а размахнуться для душевной плюхи на тонком мостике — задачка не по увлекающемуся гоблину.

— А вот я бы попробовал, — неожиданно вызвался Кижинга, словно в ответ на общие упаднические мысли. — Это вы махаться привычны со всего плеча, а меня научили кое-чему и потоньше. Вы тут кто-нибудь следите, чтоб гном не выскочил, а остальные — давайте за мной.

И метнулся к двери в здание, с которого был перекинут мостик. Заперта оказалась и эта дверь, но она-то была простой, дощатой; орк, едва о нее грянувшись, тут же сместился в сторону, и набежавший Хастред со всего плеча шарахнул тяжеленной секирой Искателя, раскроив конструкцию на две продольных половинки.

— И этот туда же, — вздохнула эльфийка за спиной. — Экое озверение!

Паладин нырнул в темное помещение, выскочил на винтовую лестницу и устремился по ней вверх. Книжник последовал за ним, следом припустилась Тайанне, а за ней и генерал. Этот придержал Зембуса, кивнул в сторону Хайна, чтоб мол приглядел за мальцом, а то мало ли какие оказии, и пошлепал самым последним, на ходу переводя дух. Правда, мостик ему оптимизма не внушил, но и ждать, пока эти архаровцы сами, без него, прибьют гнома и только потом откроют ему нижнюю дверь, было выше его сил.

Кижинга уверенно проложил курс к искомому балкону второго этажа, по пути напугав до судорог какого-то некрупного человечка в колпаке.

— Сидеть, — буркнул орк, выскочил на балкон, не останавливаясь вспрыгнул на мостик и, балансируя копьем, двинулся к виднеющейся вдалеке двери. Равновесие было первым, чему его научил харский рыцарь, а боязни высоты, как и всякой другой, паладину испытывать не полагалось по долгу службы. А постройка, хоть и узкая, но рассчитанная на немалый драконий вес, под ногами орка даже не дрогнула.

— Служба дезинфекции, — пояснил человечку появившийся следом Хастред. — Выводим крыс, мышей, тараканов, стражников и гномов. На что жалуетесь?

— На умников! — рявкнула ему в спину эльфийка и от души его пихнула. — Ишь, встал на дороге! Твое счастье — я не гзур.

Явившийся последним генерал окинул комнату цепким взглядом квалифицированного погромщика, наподдал ногой по торчащему из-под кровати посудному боку с круглой ручкой, углядел на тумбочке при кровати бутыль и жадно за нее схватился. Хуманс шмыгнул в дальний угол, где и застыл. Сопротивления оказывать он и не помышлял, так что книжник с эльфой на него перестали обращать внимание, вывалившись на балкон, а через несколько секунд присоединился к ним и генерал с трофеем.

— Молоко, — сообщил он кривясь. — Никакого уважения, честное слово. Раз уж нас ждали, могли бы пивных мин-ловушек понаставить.

Кижинга легко добрался до двери в башню и для начала подергал позеленевшую от времени медную ручку. Дверь не поддалась, однако прочность ее оставляла желать лучшего; ее вообще держали закрытой исключительно чтобы по башне не гуляли ненужные сквозняки. Так что орк перевел дух, сделал шажок назад, выходя на удобную дистанцию, и с яростным выдохом шарахнул в дверь сапогом.

— Щас нырнет, — предрек генерал и от огорчения даже молока глотнул. — Ты, умник, чур идешь следующий. И размахивайся не чинясь, поширше. Ты мне давно уже плешь проел своим малолизаторством.

— Морализаторством?

— Во-во, и эльфу с собой возьми, а Хайн, на что хошь спорю, ни одного эльфийского слова не выучит, даже если очень понадобится.

— Коней на переправе не меняют, — оскорбленно всхрапнул Хастред.

— Так то коней. Конь — зверюга правильная, здоровенная и бестолковая. А где ты видел грамотного коня?

Орк не сумел выбить дверь с первого удара, но и сам, вопреки генеральскому прогнозу, падать не собирался. Рогмор немало времени уделял упражнениям на подвешенном бревне, и свалиться сейчас от собственного движения со вполне устойчивого мостика было бы чистым попранием его памяти. Кижинга развернулся вокруг себя, усиляя замах, и выбросил пятку почти чисто назад, целясь чуть выше ручки. Каблук врезался в старое дерево, с хрустом его проломил и снес дверь с петель, уронив в глубину башни. Из нутра строения пахнуло сухим и горячим воздухом — эльфийка даже на балконе закашлялась, почуяв такое знакомое веяние свежесотворенной магии.

— Вуаля, — непонятно объявил паладин, перехватил копье поудобнее, чтобы не цеплялось в узких переходах башни за стены, и двинулся внутрь. — Эй, я вниз, открою тамошнюю дверь, а вы уж сами ищите своего гнома. Генерал, смотри не грохнись, тут высоко, костей своих старых не соберешь!

— Как обозвал?! — взъярился генерал. — Да этот старый пень, эээ, в смысле дуб тебя еще желудями закидает! А ну, брысь, детишки!

Вспрыгнул на мостик и бегом припустился через него.

Башня приближалась стремительно, однако и сердце бухало как таран. Высоты генерал давно отбоялся — иначе как бы летал на драконах? Они ж, заразы чешуястые, не могут без выкрутасов, им непременно надо в полете заложить крутой кульбит, мертвую петлю или еще какой каверзный приемчик, от которого с голов сыплются непривязанные шлемы, да и сам экипаж не всегда удерживается… Привык, чего там, даже удовольствие находил в парении выше туч. Но вот пройтись по прямой, да еще по узкой — это воистину задачка не про гоблина и уж тем более не про героя, чей путь от веку лежит в обход! Генерал даже с тараном на ворота ухитрялся набегать по синусоиде. Тут же, шагнувши в сторону — не соберешь костей! Так что пошел на крайнюю меру — вообразил себе в конце маршрута Тиффиуса, и сам не успел опомниться как добрался до башни, влетел, вместо гнома врезался в не успевшего далеко уйти орка…

— Только не желудями! — квакнул тот жалобно и грохочущей железной статуей укатился вниз по лестнице.

— Знай наших! — выдохнул ему вдогонку генерал. В боку у него кололо сильнее обычного и перед глазами начинали плыть радужные пятна, однако и дело близилось к успешному разрешению, так что он сурово взял себя в руки, встряхнулся, выволок из-за плеча меч и смерил взглядом лестницу наверх. Крутовата, на такой, пожалуй, не вдруг и остановишься, если вдруг споткнешься! Вот и орк в подтверждение этой сентенции прогрохотал до самого низа башни. И если в начале своего путешествия материться начал на Всеобщем, то к концу его исчерпал даже исключительно богатый в этой части орочий диалект (длинна оказалась лестница, а зацепиться не за что).

— Может, уж лучше пусть гном будет?.. — тихонько предложил Хастред эльфийке. — Страшно ж подумать, мы своими руками сюда притащили это чудовище!

— Раньше думать надо было, — огрызнулась Тайанне. — Гном, думаю, уже давно смылся за тридевять земель. Пока его найдешь, пока вернешь, пока в правах восстановишь… Второго такого приключения, под предводительством гнома, моя психика уж точно не вынесет.

92
{"b":"6290","o":1}