ЛитМир - Электронная Библиотека

И теперь для Эдварда ожили все зеленые высокие холмы, которые были видны отсюда. Там храм Воинов, там стадион. Но все это погребено под вековыми наслоениями джунглей.

Взгляд американца лихорадочно искал дорогу, которая вела прежде от пирамиды к Священному колодцу. Кругом был плотно переплетенный лианами тропический лес. Ничто не выдавало тайны. Томпсон знал, что длина этой дороги была всего триста метров и что дорога щла от пирамиды на север. Он определил по солнцу стороны света и стал пробираться по лесу. Лес был непроходим, деревья — огромны. Казалось, они растут здесь с момента сотворения мира. Тревожно кричали обезьяны и птицы…

Влажная жара отнимала силы. Но Томпсон шагал, держа винтовку наготове. Он остановился лишь тогда, когда прошел тысячу шагов.

Он опять определил стороны света по солнцу и направился обратно к пирамиде.

Томпсон упорно пробирался сквозь заросли джунглей. Они стояли плотной стеной: в двух метрах ничего не было видно. Эдвард раздвигал руками кустарник, осторожно делал шаг за шагом.

Неожиданно он увидел то, что искал. Он раздвинул кусты, и перед ним открылся Священный колодец. В диаметре он был метров шестьдесят. Зеленая стена леса стояла по самому краю колодца. Обрывисты были его берега, и в них проступали слои белого известняка. В глубине колодца замерла вода.

Эдвард добрался до ступенек, которые были видны с одной стороны колодца, спустился на нижнюю ступень и сел, задумчиво глядя на зеленоватую поверхность воды… Томпсону захотелось дотронуться до нее. Он схватился левой рукой за корень куста и протянул правую к воде. Вдруг он услышал пронзительный крик. От неожиданности он чуть не упал в воду. Американец поднял голову и увидел на краю колодца управляющего. Узкие лисьи глаза того округлились от страха, руки дрожали.

— Не дотрагивайтесь до воды, сеньор! — испуганно крикнул управляющий.

«Шпионил, сволочь», — подумал американец и поднялся наверх.

— Там живет бог Юм-Чак, сеньор, — лепетал управляющий, продолжая дрожать. — Если бы вы опустили руку в воду, он схватил бы ее. Много людей погибло в этой воде.

— Откуда ты знаешь?

— Говорят, раньше в засуху людей отдавали богу Юм-Чаку, чтобы он 6ыл милостив.

Несколько дней жил Томпсон на асьенде и каждый день рано утром с винтовкой на плече уходил к развалинам Чичен-Ицы. Он открывал все новые и новые храмы. День ото дня у него прибавлялась уверенность, что в Священном колодце, глубоко под водой, скрыты богатства древних жителей Чичен-Ицы. На поживу в храмах Томпсон не рассчитывал. Алчные конквистадоры, конечно, выгребли оттуда все более или менее ценное, но вот Священный колодец… Он достаточно глубок. Триста с лишним лет назад у испанцев не могло быть возможности исследовать его дно.

Но предпринять что-либо сейчас американец не мог: территория, на которой находился древний город, была собственностью хозяина асьенды сеньора Ортегаса. Нужно было его разрешение. Сам он жил в Мериде и лишь изредка наезжал сюда, но, как только управляющий сообщил ему об американце, Ортегас не замедлил приехать.

Вечером к асьенде подкатила коляска. Высокий толстый человек с усами, в широкополой шляпе, с пистолетом на ремне, подал руку Эдварду.

Толстяк был рад гостю. На столе появились текилья, перец, утки, жаренные в листьях кактуса.

Толстяк говорил о женщинах, о вине, о бое быков, о лошадях, а Эдвард — о развалинах.

— Да ну их к черту, эти камни! — сказал толстяк.

— Говорят, тут неподалеку есть Священный колодец, — не унимался Томпсон.

— Врут они все. Ничего священного там нет. Я вот могу выпить еще бутылку, и пошли туда купаться, в этот самый колодец. Толстяк опрокинул очередную рюмку текильи.

— И вообще разве у меня асьенда? У людей земля как земля, а у меня камни; куда ни сунься, везде эти проклятые камни. Видно, мой предок был не очень храбрым солдатом. Другим дали хорошую землю, а ему — эту…

Томпсон внимательно смотрел на толстяка, на его добродушный живот, на его пьяные глаза, и у него вдруг мелькнула дерзкая мысль — купить асьенду. Быть собственником древнего города индейцев майя, хозяином Священного колодца.

Конечно, у предприимчивого американца было не так уж много денег. Но он вспомнил историю Стефенса. Когда тот вместе с художником Казервудом прибыл в Копан, оказалось, что руины древнего города индейцев находятся на земле, принадлежащей какому-то дону Хосе Мария. Стефенс пришел к испанцу, отрекомендовался и с американской деловитостью спросил: «Сколько вы хотите за руины?» «Я думаю, — писал потом Стефенс, — это так же поразило его, как если бы я вдруг попросил продать его бедную старую жену…»

После нескольких дней размышлений дон Хосе согласился продать шесть тысяч акров болотистых джунглей с бесполезными речными камнями и холмами мусора за пятьдесят долларов!

— Конечно, сеньор Ортегас, — начал Эдвард, — вам эти самые камни не нужны, а для науки они представляют некоторый интерес.

— Наука! — воскликнул Ортегас и засмеялся.

— Вы могли бы продать землю, на которой находятся руины.

— Ха! — сказал Ортегас и пьяно уставился на Эдварда. — Не выйдет! — Хозяин повертел указательным пальцем перед носом Эдварда.

— Я куплю у вас развалины, — сказал Эдвард, и голос его выдавал волнение.

— Хочешь купить — покупай всю асьенду.

— Мне не нужна асьенда, — сказал Эдвард. — Нужны развалины для науки.

— Нет, — твердо сказал Ортегас. — Покупай всю асьенду.

— Сколько бы вы хотели за нее?

Пьяный туман слетел с глаз сеньора Ортегаса. Теперь он уже не был этаким простодушным усатым помещиком. Он был торговцем.

Мы не знаем цену, на которой остановились Эдвард и Ортегас. Но сделка в тот день состоялась. Эдвард положил на стол задаток и получил расписку.

Допоздна они пили текилью. И это был тот удивительный случай, когда и продавец и покупатель после свершения сделки чувствовали себя счастливыми.

«Всучил я ему землицу, — думал Ортегас. — Будет над чем посмеяться. Знай наших, мистер!»

«Погрызешь ты, черт усатый, локти, когда я заберусь в этот Священный колодец и вытащу оттуда кучу золота».

…После сделки мистер Томпсон и сеньор Ортегас расстались. Сеньор Ортегас отправился в Мериду, где он обычно жил. Там он пил с друзьями текилью и потешал всех рассказами о чудаке американце, который хочет купить его дурацкую асьенду.

Томпсон вернулся и вскоре предстал перед членами американского антикварного общества и работниками музея Пибори Гарвардского университета господами Чарльзом Баудичем и Стефеном Солсбери. Эдвард положил перед ними проект будущих работ и рассказал об асьенде сеньора Ортегаса. «Мне нужна ваша моральная и материальная поддержка, господа».

Господа антиквары почесали свои лысые головы и улыбнулись. С точки зрения голого расчета такой проект, конечно, поддерживать не стоило бы. Но чем черт не шутит? Может, и правда там спрятаны драгоценности майя? Этот молодой человек так безумно верит в успех дела. Антиквары раскошелились.

Снова Эдвард плыл на Юкатан. Он весело потирал руки. В трюме парохода была упрятана лично им сконструированная землечерпалка, в ящиках лежало водолазное снаряжение, карманы были набиты долларами.

Встреча Томпсона и Ортегаса состоялась в Мериде. Эдвард положил перед хозяином асьенды пачку зелененьких банкнотов и получил от него документы на владение асьендой и землями, лежащими вокруг.

Управляющий асьенды услужливо встретил нового хозяина. Он принес какие-то счета, сметы.

— Да нет же! — крикнул Эдвард. — Мне нужны рабочие. Десять, двадцать, тридцать человек. Скорее! И вообще, как вас зовут?

— Маурильо, сеньор, — отрапортовал управляющий, и в глазах его уже не было той лисьей хитрости. Была покорность.

Местные крестьяне-индейцы с мачете в руках собрались во дворе асьенды, ожидая приказаний нового хозяина. Когда на крыльце асьенды появился Томпсон в сопровождении Маурильо, говор смолк.

— Переведи им, — приказал Эдвард управляющему. — Мне нужно срочно прорубить дорогу от пирамиды к Священному колодцу и перетащить туда землечерпалку.

12
{"b":"6291","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Желтые розы для актрисы
Отель
Профиль без фото
Изувер
Коронная башня. Роза и шип (сборник)
Метро 2035: Красный вариант
Ухожу от тебя замуж
На струне
Чудо любви (сборник)