ЛитМир - Электронная Библиотека

========== Неудачница и слуга. ==========

- Глупый пёс!

- А вы – моя глупая госпожа..

Девушка со злости бросила в него первым попавшимся – книгой, каким-то женским романом, принесённым горничной. Парень легко увернулся, даже не оторвавшись от своего занятия. А именно – вышивки. Из-за этого ссора и разгорелась. Хотя не сказать, чтобы для них свары были чем-то редким. Скорее обыденным.

Элизабет Мери Ренсвор – дочь барона Ренсвор, с пелёнок выявила свой магический дар. И как только ей исполнилось три – проверка поздравила родителей. У их единственной дочери большой потенциал на поприще .. разрушений. Универсальная магия с уклоном в разрушения, если точнее.

Созидание – лечение, растительная магия, все разновидности светлой и благой, иллюзии, музыка, сны, ясновиденье, реже артефакторика, алихимия. Созидание обычно доступно только женщинам. Ровно как и разрушение – мужчинам. Тёмные силы и энергии не поддаются женщинам, чтобы не испортить их будущих детей. Некромантия, чернокнижье, колдовство, тени, тьма, смерть – удел мужчин. Ведьмы – падшие, испорченные, грязные – как исключение из правил. Сложные схемы вроде пространственной магии обычно тоже не подходят слабому полу. Ровно как и стихии, боевые заклинания. Если же кто-то рождается со склонностью к ментальному дару во всех его проявлениях – пол уже не учитывается.

Конечно же рождаются и аномалии. Парни, способные созидать, и женщины, созданные для разрушения. И если мужчинам такое прощается, к женщинам отношение.. неумолимо портится. Их относят к ведьмам. Хоть ведьмы.. и правда павшие. Те, кто отдал всё своё начало ради силы. Ради ненависти и злобы.

Кроме вердикта родителям напомнили, что склонность ещё не значит «полное падение». И они, как люди не последние в королевстве, принялись всеми силами развивать в дочери то, что для неё естественно. То, что надо.

Всем известно, что магия напрямую зависит от личности. Поэтому и воспитывали её как леди, прививали «тонкость душевную», «хрупкость физическую». А за все лазанья по деревьям, за игры с мальчишками наказывали часовыми лекциями этикета.

А когда пришло время учиться магии, все старания родителей разбивались об абсолютную бездарность дочери.

Сама Элизабет жила словно в рамочке. Её там нарисовали ещё в раннем детстве, и с тех пор вносили штрихи только в связи с возрастом. В остальном.. очаровательная девушка, просто ангел, спустившийся с небес. Тонкие черты лица, унаследованные от смешанной с эльфийской крови бабушки, длинные пшеничные волосы, зелёные, как первая листва весной, глаза. Длинные ресницы, очерченные губы, выразительные брови. Розовое или белоснежное платье, а поверх – золотой плащ – знак выпускницы светлой академии. И рядом единорог. Как символ невинности и чистоты.

- Я, значит, глупая? Я дала тебе простое задание! – Поднялась, нависла над слугой, сложив руки на груди. И понизила голос. – Сложно было вышить.. не знаю, цветок? Замок? Бабочку? Мне надо было на час сходить в город. На час! – Возмущённо, но всё так же тихо. – А ты? Теперь я под замком на неделю!

Дело в том, что именно из-за того «портрета», нарисованного в воображении родителей, ей приходилось во всём соответствовать их представлениям. Иначе.. начиналось..

«Ты же девочка!»

«Ты же леди!»

«Не для этого мы тебя воспитывали!»

«Не для этого я столько ночей не спала!»

«Ох, если бы я знал, что так будет, отправил бы тебя в монастырь!»

И последним пугали чаще всего. Но обычно на такие отповеди девушка просто уходила в себя и ловила только отдельные фразы. Через пару минут после гневных речей она даже не помнила, что те говорили.

Элизабет понимала, почему так происходит. Но не понимала почему родители не оставляют тщетные потуги. После пяти школ и четырёх светлых академий, из которых её выкинули почти с позором, лично она поставила большой и жирный крест на магической карьере.

Почему-то светлая магия или не получалась, или превращалась во что-то непонятное, что в итоге взрывалось или… разное случалось. Однажды вместо благословения прокляла, хоть преподаватель клялся, что такого быть не может. Ведь даже если заклинатель настроен негативно, даже если он ненавидит того, кого благословляет, его действия максимум не возымеют эффекта. А ей тогда плохого настроения и мысли «Что б у тебя вообще не вставало никогда» хватило, чтобы подопытный покрылся трупными пятнами и месяц пролежал под наблюдением лекарей.

Мысль та посвящалась мальчику, который тогда нравился. Родители строго наказали хранить невинность до брака, но в академии не все суровых нравов.. Не над всеми висит долг и честь рода. Застукав его целующего и лапающего другую, девушка не первый раз убедилась в жестокости этого мира. Лучше бы родилась парнем. Лучше бы!

И для того, чтобы не конфликтовать с родителями, она привыкла носить маску. Разделила жизнь на две части. Иногда её ловили. Как вот сейчас.

- Ты.. – Он задохнулся от возмущения. – Ты вообще понимаешь, что я головой рисковал?! – И тоже зашептал, отбрасывая ткань с кривоватым колесом на нём. – Если бы с тобой что-то случилось, меня бы просто казнили! И додумалась же меня вышивать посадить! Подумать только, вышивать!

Они чуть лбами не столкнулись, меча друг в друга молнии.

Невзлюбили друг друга почти сразу. Хотя и не удивительно.

Дин, в прошлом Серзас Авалоне, осуждённый на казнь племянник герцога. Его родная страна находилась едва ли не на другом конце материка отсюда, и за свои двадцать один год он что только не делал. Шпионил, устраивал диверсии, убивал высокопоставленных чиновников, пока притворялся рано осиротевшим блаженным на попечении своего дядюшки. И этот контракт..

Как сбежал оттуда, когда пришли с цепями, готовые заковать и доказать вину, сам не понимал. Не успел найти последнего неучтённого выжившего, а тот его и опознал. Вот и.. прогорел. Попался. Засветился. Пришлось бежать. И только здесь, перепуганный, понял, что не знает как дальше жить. Домой путь заказан, к тем, кому помогал во вред дому, тем более. Там просто не держали тех, кто успел лицо показать. Их использовали как мясо. Тоже не лучшая участь.

Ни денег, ни еды, ни крыши. Небольшой рюкзак с вещами, забытая книга родовой магии, да сам – безродный мальчишка в чужой стране. В стране, где женщины.. бесстыжие. Магичат, ходят с открытым лицом, не закрывают волосы. Носят штаны и короткие юбки и называют это «новой модой».

Девчонке тогда тринадцать было, ему – семнадцать. Но приврал, выдав себя за совершеннолетнего, когда нанимался. Подумал тогда, что нет ничего проще, чем служить мелкой девочке. Пусть магичке. Как потом понял – магичке неудачнице. Всё, что делают девочки – это общаются с другими девочками, выбирают платья, вышивают или читают романы. На первый взгляд эта не отличалась.

Дин быстро понял, что здесь женщины совсем другие. Но в целом власти у них не намного больше, чем в его родной стране. Но маги.. маги совсем другое дело. Они развратные, свободные, взбалмошные. Когда последовал за своей «розово-белой» госпожой в первую академию, воочию убедился, что магички – извращенки. Они носили штаны, короткие юбки и шорты. Они не кокетничали, не жеманничали, не обмахивались веерами и не падали в обмороки от вида мыши или дохлой кошки.

Магички подбирали дохлых кошек, несли их в комнату и разбирали на составляющие. Магички знали такие слова, от которых язык в узел заворачивался. Магички могли уложить его на лопатки и изнасиловать.. Их он начал бояться. И впервые возненавидел свою внешность.

Старшекурсницы часто приставали, часто прямо говорили «сегодня в десять жду в своей комнате, помойся»..

Родная госпожа.. смотрела, фыркала, отделывалась «делай, что хочешь», и запиралась в своём мире. С книгами. Романами. Так он думал, пока однажды одна из них не упала. Пока не обратил внимание, что обложку эту видит.. ну, уже месяца три как. И ладно, читает одно и тоже. Так перевернув, наткнулся на.. кто бы подумал, не описание слащавых поцелуев и романтических сцен, а вязь рун. И, сняв обложку, убедился. Вот вам и «розово-белая». Не придал значения сначала.

1
{"b":"629167","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца