ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Поезжай с ним, Касси, — проговорил Нейгал. — Поезжай.

— Поезжай, Касси, — таким же голосом сказал Мосс.

— Нет, — женщина выпрямилась. — Я хочу остаться здесь.

— Если ты думаешь, что ради тебя я переменю решение… — начал было Мосс, но Кассандра оборвала его резким, оскорбительным смехом.

— Я не жду от тебя решений, Мосс. Это не твой стиль. Ты всегда плыл по течению.

Джориан переглянулся с Моро и тот сделал знак отходить. Переговоры были закончены.

* * *

Констанс не слышала, как идут переговоры, но еще до того, как Дик снял шлем, входя в верхние покои, по одной осанке поняла: он откуда-то все узнал.

Теперь, когда он открыл лицо, оно казалось потерянным — словно мальчик был оглушен, как тогда, после разрушения базы данных. И Констанс сама на миг растерялась, не зная, что ему сказать — как ни странно, это волновало ее сейчас гораздо больше, чем ход переговоров; точнее, в итоге переговоров она была заранее уверена, и первые же слова Дика эту уверенность подтвердили.

— Мастер Нейгал не согласился сдать нас. Мы будем драться.

Тут появился и сам мастер Нейгал, и леди Кассандра с ним.

— У нас есть шансы? — спросила Констанс. Нейгал, вместе с одним из своих морлоков расстегивая клапаны своего доспеха, прищелкнул языком.

— У нас только один шанс: убить Лесана. Что нам навряд ли удастся, так как чую нюхом — он в самую середку драки не полезет. Кроме того, буран снова поднимется к ночи — и ночью они будут штурмовать…

— Сколько мы сможем продержаться? — спросила леди Констанс.

Нейгал посмотрел ей в глаза и сказал:

— Если у них есть абордажная техника — а она у них есть — то час-полтора самое большее.

Констанс почувствовала, как сердце проваливается в живот.

«Мы обречены. Вот теперь-то мы обречены. О, Господи, спаси нас…»

— Мастер Нейгал, — тихо сказала она. — По-моему, мы должны сдаться. Мы, имперцы.

— Молчать, — там, где полковник ударил кулаком по стене, треснула штукатурка. — Это дело моей чести, и я ее пятнать не позволю никому, даже вам. Не желаю я умирать предателем. Раз на то пошло, я вообще умирать не желаю. Я вызвал из Лагаша своего друга, пилота. Зовут его Ян Шастар. Запомните, сударыня, это имя — на случай если отобьемся, но без меня. Он вас доставит на нейтральную планету.

— Вы… не будете брать с меня слова, что я не знаю координат Картаго? И если знаю — никому не скажу? — удивилась Констанс.

— Если Шастар не успеет — какой в этом смысл. А если он успеет — что ж, без инициированного пилота даже со знанием координат у имерцев это займет кучу времени. А там… Или ишак сдохнет, или царь…

Нейгал снял доспех — точнее будет сказать «вышел из доспеха» и сел за терминал. Сенсоры внешнего наблюдения показывали, что на единственной дороге к дому кучкуются люди и стоят две горячих машины, одна из которых была глайдером Нейгала, а вторая, намного больше и дальше внизу — почти наверное катером рейдеров. Нейгал насчитал семь человек, потом одно из световых пятнышек распалось на два — значит, врагов восемь. Или больше.

Увидеть обе машины невооруженным глазом было невозможно — так густо валил снег.

— Нас… убьют? — пискнула Бет.

— Вас — нет, — ответил Нейгал, отвернувшись от консоли. — Тэка — тоже, скорее всего, нет. Морлоков — да. Всех воинов.

— Я воин, — тихо сказал Дик. — Но в меня он стрелять не станет. Мастер Нейгал, я один пойду и убью его. Я взорву энергоблок от плазменника, я знаю как…

— Ты, парень, неудержим, как понос, — отмахнулся Нейгал. — Ты думаешь, тебя обыщут, отберут все оружие, а батарею ты спрячешь в трусы? Нет, парень, они поступят проще: наденут на тебя шлем, и ты все им выложишь сам. Моро — синоби, он знает повадки убийц. Но мысль перейти в наступление мне нравится. В самом деле, чего нам ждать?

Нейгал включил экран внешнего обзора и запустил на нем панораму.

— Мы сделаем это, когда они пойдут на штурм. Пошлем Призрака и Тень перебить охранение и взорвать их катер. А мы должны засветиться и вызвать огонь на себя. Отвлечь всех, кого сможем. Ты согласен?

— Да, — поколебавшись, ответил Дик.

— Тогда поедим, — сказал Нейгал, и склонился к селектору внутренней связи. — Нанду! Накрой нам стол! А потом собери всех в гараже, есть большая работа. Сеу Мак-Интайр, — обратился он к лорду Гусу, — на вас я тоже рассчитываю. Хоть вы и ученый-астрофизик, человек сугубо мирный, но все-таки мужчина.

— Я готов сделать все, что нужно, — отозвался лорд Августин.

— Вот и славно.

— А почему они не могут атаковать сейчас? — спросил Дик.

— Потому что думают, будто у меня есть тяжелое оружие, — убежденно сказал Нейгал. — И слава богам, что они так думают — потому что у меня его считай, что нет. Они решатся на бой только когда на расстоянии вытянутой руки ничего разглядеть будет нельзя. Видишь ли, сынок, они преследуют цель, которая дает нам много преимуществ в драке: взять вас живыми. Это значит, что себя они будут беречь. Полный доспех, предштурмовая подготовка и все такое. И вас они тоже будут беречь. Никаких плазменников, никаких термогранат, наверное. Даже импульсных гранат в ход пускать не будут — только инфразвук, газок… Тоже мало не покажется.

— И при всем том — штурм займет у них час? — спросила Констанс.

— Может, даже меньше. А может, больше, — спокойно сказал Нейгал. — Я же говорю, у меня нет тяжелого оружия, способного остановить такую штуку — он кивнул бородой на свой кидо. — А из обычного плазменника в нее нужно высадить не меньше обоймы, а из пулевика — две, и все в голову либо в пах, потому что пробить грудную пластину — нереально. А их там не меньше десятка. А у меня нет столько боеприпаса. Был бы у меня боеприпас — я бы не посылал бойцов ни в какую вылазку, мы бы здесь отсиделись за милую душу.

— Мастер Нейгал, а каковы их шансы на то, чтобы вернуться? — спросила Констанс.

— Такие же, как у нас — отбиться, — проворчал Нейгал.

Вошла Нанду, серв, и попросила всех к столу.

У Констанс не было желания, но она заставила себя поесть и заставила Бет. Дик не притронулся ни к чему.

— Кончай свои демонстрации, парень, — сказал Нейгал. — Сейчас для них не время, тебе понадобятся силы. Поешь нормально!

— Я не могу есть! — огрызнулся мальчик. — Я не могу плакать и смеяться, вместо этого меня рвет! И сейчас меня тошнит от того, что Моро сказал!

Он вскочил, вышел из столовой, и провел время обеда, по-видимому, с Рэем. После обеда Нейгал прошел в гараж, где уже собрали всех гемов манора — двадцать человек, за вычетом Призрака и Рэя, несших караул на верхней галерее, и включая ячейку-семью Аквилас.

— На нас сегодня вечером нападет банда примерно из десяти человек, — сказал Нейгал своим рабам. — Я хочу, чтобы дом был готов к обороне. Здесь перед воротами должна быть баррикада примерно в человеческий рост, из всякого хлама, который найдется в гараже и в подвалах. Такую же соорудите на грузовом пандусе, там, наверху. Хлама уже не хватит, так что я разрешаю брать мебель. Сами укроетесь в подвале, когда начнется. Если мы проиграем — сдайтесь и живите. Я не хочу, чтобы кто-то из вас следовал за мной.

— Мы не хотим покидать господина, — сказала Нанду.

— Я сказал: мне не нужна ваша жертва.

Серв поклонилась и снова подняла глаза на хозяина.

— Мы просим господина разрешить одну вещь. Господин покидает нас, а они нам не разрешат. Если господин победит, мы не… — она испытывала затруднение со словами, и разрешила его так: — мы не изменимся к нему от этой вещи. Но мы очень просим разрешить.

— Ну, говори, не тяни, — милостиво кивнул Нейгал.

— Пусть молодой сохэй даст нам имена, — Нанду даже отступила на шаг, испугавшись собственной наглости.

Нейгал изумленно посмотрел на Дика, тот пожал плечами.

— Я ничего не говорил им.

— Кто вам сказал, — обратился Нейгал к гемам.

— Мы, — вперед выступил Том. — Мы рассказали вашим рабам, господин Нейгал, что они — люди, которые могут обладать бессмертной душой.

111
{"b":"6292","o":1}