ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Лорд Гус тоже был там. Он помогал ставить баррикады и пытался настаивать на своем участии в боевых действиях, но, получив отпор, сел за сантор и пропал в мире формул.

Бет сидела на футоне и, похоже, лишь совсем недавно плакала. Дик вдруг почувствовал себя неловко и нелепо в полуброне и с пристегнутым к бедру пулевиком.

— Миледи, — сказал он. — Лорд Гус…

Все взгляды устремились на него. Дик попробовал улыбнуться.

— Я пришел, чтобы… Ну, может, у нас уже не будет случая поговорить… сегодня… Так что я хочу сказать… вы простите меня, если я кого-то обидел. И не смог вас доставить домой…

— Дик, — Леди Констанс бросилась к нему и обняла. — Мальчик мой, разве я могу тебя хоть в чем-то упрекнуть?

Она отстранилась на расстояние вытянутых рук и он увидел влажные дорожки на щеках «железной леди».

— Я прошу тебя только об одном: вернись. И живи.

Он полез пальцами под броню, под воротник, с трудом продираясь сквозь плотно прилегающую шейную прокладку, кое-как нащупал и выцарапал из-за пазухи крест.

— Вот, — сказал он. — Возьмите, миледи. Не хочу, чтобы… потерялся.

Вложив крест в ладонь леди Констанс, он вынул из перчатки четки и подошел к Бет.

— А это тебе. Сбереги их для меня, пожалуйста.

— Хорошо, — ответила девочка одними губами.

— А мне? — спросил Джек.

Дик присел на его кровать и взял его за руки.

— А для тебя пока ничего нет, Джеки-тян. Но тебе я принесу пиратский шлем. Настоящий.

— Ух ты! — обрадовался Джек. — Только ты побыстрее, ладно?

— Лорд Августин, — юноша подошел к мужчине, который был на две головы выше, и смерил его взглядом сержанта, осматривающего новобранца перед первым боем. — Помните, как пользоваться пулевиком? Покажите, пожалуйста.

— Да, конечно… — лорд Гус расстегнул кобуру и достал пистолет. Это была не револьверная, а кассетная модель — небольшая, с довольно сильной отдачей.

— Я должен снять ее с предохранителя, — он сделал движение большим пальцем. — Так, правильно? И если нет врага, держать направленной только в потолок.

— Да, сэр.

Лорд Гус попробовал засунуть пистолет обратно в кобуру, но Дик сказал:

— Сэр!

— Ах, да, — ученый поставил пистолет на предохранитель. — Вот так.

— Да, лорд Августин, спасибо. Служить вам — это была честь.

— Помолимся, — сказала леди Констанс, опускаясь на колени.

* * *

— Скоро уже? Я весь извелся…

Джориан окинул взглядом мальчишку Рио Эспаду.

— Как стемнеет. Может, раньше, если этот снег повалит еще гуще. И я бы не торопил события. Мне совсем не хочется, чтобы старикан меня поджарил.

Обязанности распределили так: братья Мелло и Шианну с Ньют остаются прикрывать тыл. Джориан считал это лишним, но Моро, видимо, знал Нейгала чуть получше и настоял. Коюга и Эспада оказывались в штурмовой команде под началом Джаргала, а главной ударной силой там был Сканк. Сами Джориан и Моро должны были прикрывать их огнем по галерее, откуда наверняка Нейгал и мальчишка попытаются отстреливаться.

Джориан боялся, что у Нейгала есть тяжелое оружие, Моро был уверен, что его нет, но плазменная граната на голову — тоже не подарочек, так что оба сходились на том, что начинать нужно после заката, когда снег и мрак максимально затруднят защитникам огонь по наступающим.

Джориан разбил ногой снежную горку — маленький макет манора, вылепленный Моро, когда тот объяснял, как они будут брать дом. По словам синоби, манор Нейгала был довольно стандартной постройкой, и если тот ничего не перепланировал в своем доме, то, вскрыв дверь, штурмовая команда окажется в гараже, и, если Нейгал не дурак — а он не дурак — то там наверняка будет навалено какое-то препятствие, взбираясь на которое, штурмующие попадут под перекрестный огонь из двух дверей, одна из которых ведет на грузовой пандус, а вторая — на лестницу; и то и другое ведет на второй этаж, пандус — на кухню, лестница — в гостиную, а через них — на галерею, откуда поначалу наверняка будут вести огонь. Своих гостей Нейгал разместил, скорее всего, во внутренних комнатах, поэтому туда нужно входить очень осторожно. И на всякий случай, от греха подальше, ни плазменных гранат, ни ручного плазменного оружия, ни даже крупнокалиберных пистолетов быть не должно.

— Интересное дело! — вырвалось у Сканка, когда он это услышал. — Они по нам будут палить из плазменной пушки, а мы их не тронь?

— Именно так. Потому что иначе вас трону я и все силы синоби-но микото дома Рива. Тяжелого оружия в самом доме нет, а ваши кидо выдержат несколько попаданий из пушки. Наша задача — прорваться внутрь. Там пойдут в ход импульсники и флорды.

— Нейгал тоже будет в кидо.

— Хорошо, в Нейгала разрешаю стрелять из плазменника. Тебе, — он показал на Джунэ Коюгу. Женщина улыбнулась и кивнула. Она славилась своей меткой и хладнокровной стрельбой, и Моро мог не бояться, что под пулями она запаникует и начнет жечь кого попало.

— Не забывайте, нужно захватить как можно больше живых, — в сотый раз сказал Моро.

«Да задрал уже!» — подумал Джориан.

Наконец, одно из солнц — Джориан толком не помнил, Анат или Акхат, — вывалилось из разрыва в облаках и бухнулось за горизонт. А потом и второе соскользнуло туда же — только облака вдоль гладкой равнины замерзшего моря подернулись ржавым.

— Пора, — сказал Моро. И в сумраке, в метели штурмовой отряд двинулся к темной, молчаливой громаде манора.

Не подходя на расстояние прицельного выстрела, отряд залег за уступами камней. Джориан и Моро начали делать свою часть работы: жахнули «василисками» из подствольных гранатометов.

* * *

Началось!

Это был ужас — тот, что швыряет взрослого человека в самые темные глубины бессознательного; ужас безотчетный, подавляющий, тот, который называют «животным» — наверное, потому, что это страх гнездится в животе, в самых кишках, которые и связывает в узел своей промороженной лапой.

Дик знал, что это «василиски» — инфразвуковые гранаты, используемые при абордажах. Они не предназначены для убийства — разве что выстрелить кому-то прямо в лоб — они созданы, чтобы повергать противника именно в такой, животный ужас, извести его этой мукой, измучить и измотать перед боем… Дик знал это, и от знания легче не становилось.

Нейгал привалился к опорному столбу галереи, сжимая ружье как глотку злейшего врага. Та часть его лица, что видна была сквозь забрало, поблескивала от пота. Кидо не спасал от инфразвука. От него вообще ничто не спасало. Трое боевых морлоков задышали сильно и шумно, сквозь стиснутые зубы, словно выполняли ката. Динго испустил нечто среднее между воем и ревом, и находящиеся на сморовой тэка — Сет-Карл и Актеон — словно сорвались за ним: Актеон закричал, громко жалуясь Богу на нихонском, а Сет в рыданиях скорчился на своем месте, возле коробки с обоймами. Юноша понял, что еще несколько секунд — и он сам начнет выть от невыносимой тоски. Ярость отступила куда-то в беспорядке, оставляя за собой кровавые следы и ошметки кожи — но Дик успел ухватить ее за хвост и вытащить наружу. Она была еще маленькой и слабой — но он попытался оседлать ее и пришпорить.

— Встать! — заорал он на тэка, и сам вскочил со своего места стрелка. — Встать сейчас же, вы же люди, не смейте так валяться!

Он начал поднимать Сета, ухватив его за подмышки и, наверное, наделал бы еще много глупостей, если бы Нейгал, заревев медведем, не кинулся на него и не притер своей мощной, забранной в сталь и полимерные мышцы грудью к стене.

— Это не страх, парень! — крикнул он. — Это паршивый инфразвук, который кончится через две минуты! И ты это перетерпишь, или я тебе голову снесу! А ну, повторяй за мной! — и он заорал совершенно непристойную армейскую речевку. Каждая строчка повторялась два раза, и Дик орал вслед за Нейгалом, и морлоки орали с ними вместе, пока всех не отпустило.

115
{"b":"6292","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Цвет. Четвертое измерение
Воскресное утро. Решающий выбор
Не такая, как все
Затмение
Злые обезьяны
Темная страсть
Один год жизни
Тайна мертвой царевны
Призрачное эхо