ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Внизу, разбрызгивая мокрый снег, показался глайдер. Сердце Дика ударило радостно, но тут же сжалось: из остановившегося глайдера вылезли двое в кидо. Мориту он узнал безошибочно — по походке, по осанке.

И тогда он отчаянно атаковал, не зная, чего желает больше — победить или погибнуть сразу.

Доселе он не убивал, и когда из шеи соперника ударила кровь — Дик был удивлен не меньше Эспады. Но не потрясен — потому что чужие смерти он уже видел сегодня, а Эспада собственную видел впервые.

Пират упал на галерею, почти на руки женщины. Та сбросила шлем и схватилась было за аптечку — но поняла: поздно.

— Ах ты гаденыш, — сказала она механическим голосом и подняла свой плазменник. Дик вскинул орриу в прощальном салюте — он находился на адреналиновом пике, на грани экстаза, когда страха уже почти нет, потому что предел страху уже испытан…

Голова Джунэ Коюги мотнулась справа налево, на виске взорвался алый цветок, брызнув осколками кости — и ее выстрел ушел в пустоту, а Дик остался стоять на балюстраде, целый и невредимый.

Моро опустил пулевик.

— Я же приказал брать живым. Что было неясно?

— Он зарубил Эспаду! — сказал Сканк.

— Не нужно было лезть под меч, — Моро посмотрел Дику в глаза и сказал, как будто ему одному: — Идиоты.

А потом бросил что-то через голову Дика, во двор.

Импульсная граната взорвалась за спиной мальчика и швырнула его на галерею — точнее, через галерею, прямо в стену. Дик впечатался в нее всем — и лицом, и грудью, и ногами — и шмякнулся на пол, в стеклянное крошево со снегом вперемешку, раскинув руки-ноги иероглифом «большой». Флорд выпал из его ладони, в глазах померкло.

— Скажи «прощай», сынок… — мерзким голосом проблеял Джориан. Дик почувствовал прикосновение рабского обруча ко лбу — и закричал.

* * *

— Нейгал мертв, — сказала Кассандра, когда смолк захлебывающийся крик старика. — Это хороший нож. Ваши дети ничего не почувствуют. Или вы хотите, чтобы я это сделала за вас?

— Касси, — простонала Констанс. Ей тоже было очень плохо. Она пыталась ощупью, на голос, найти Кассандру — но в голове звенело, да и гемские женщины плакали кругом. Хоть бы глоток воздуха… Хоть бы лучик света…

— Касси, так… нельзя… Еще не все… кончено…

— Для меня — все. Если в вас осталась хоть капля чести, вы последуете моему примеру, чтобы они не моги наложить на вас руки. Чтобы Эктор умер не зря.

«Что вы с ним цацкаетесь?» — прокричал Джориан где-то далеко. — «Берите его!» — «Да!» — ответил срывающийся, ломкий голос Дика. — «Идите и берите».

— Он еще сражается, Касси, — сказала Констанс. — Мальчик сражается.

— Это никому не нужно Он приносит только несчастье.

— Касси!

Звук тупого удара… Хрип…

Звук падения тела на пол.

— Касси…

А потом оттуда, где закончилась битва, донесся вопль. Страшный, человеческий — не крик страха, не крик боли, а крик самой души, которая рвется наружу из плененного тела.

Это кричал Дик — и это было последнее, что Констанс услышала, теряя сознание.

* * *

— В доме четырнадцать гемов, — доложил Джориану Сканк. — Из них только трое молодых и четверо спецов. Остальные — сервы, старичье.

Джориан выругался. Джунэ и Рио, Мело-старший и Ньют убиты, Шин серьезно ранен, Джаргал страшно зашибся, когда Морлок с бросил его в пропасть, и у всех безобразно повреждены кидо. И каков итог? Жалкий итог. Остается надеяться только на выкуп…

— Все равно, — сказал он. — С паршивой овцы хоть шерсти клок. Гоните их на катер.

Гемов привели в себя инъекцией антидота, разбили попарно и заставили нести убитых. Мело-младший и Сканк грабили манор перед тем, как начинить его термитом и спалить. Джориан мимоходом прикрыл глаза мертвой Джунэ. Проклятый Морита и проклятый его щенок! «Ты не восхищаешься им, Джориан? Он один стоял против пятерых. Неужели ты не способен это оценить?» Способен, еще как способен. Я бы его так оценил… Я бы его привязал за собственные его кишки и потащил за глайдером — если бы не ты с твоим трижды проклятым сэтто.

Войдя в кабину катера, он на мог встретился взглядом с Моро.

«Ублюдок», — подумал Джориан.

«Животное» — подумал Моро.

Рабов загоняли в трюм — пора было возвращаться на станцию.

Глава 14

На реках Вавилонских

Яну Шастару было сорок три года, и рядом с Нейгалом он прошел последние три года войны с имперцами, а когда она закончилась — именно Нейгал рекомендовал Шастара клану Дусс как пилота.

Дусс жили разработками тяжелых металлов и торговлей с мирами Вавилона. Теперь, когда вавилонское Содружество было разбито, они продолжали делать то же самое — но контрабандой. Ян был доволен этой работой, потому что ему страшно надоело воевать — он воевал против Кенан, потом против Империи, и надо было когда-нибудь заканчивать. Месяц назад он вернулся из довольно опасного рейса, и собирался использовать свой отпуск на всю катушку, тем более что начиналась весна. И тут Нейгал отписал ему и спросил, готов ли он прямо сейчас лететь на Хеврон. Ян ответил, что любого другого он послал бы уже за один вопрос, но ради Нейгала готов подумать — а что за интерес?

Нейгал ответил, что оплатит ему фрахт из своих средств, клана это касаться не должно. Поскольку Ян был шкипером, (совладельцы погибли во время кенанской заварухи, он унаследовал их долю) и поскольку он был в отпуске — он никому не обязан был отчитываться за внеплановый пассажирский рейс.

— Что за пассажиры? Куда? — спросил Ян, но Эктор написал, что это не сетевой разговор, пусть Ян берет грузовой атмосферный катер и прилетает на нем. Это очень важно. Это ради него, Нейгала, и отчасти ради самого Шастара.

Ян выключил связь и ругнулся, а потом послал в Ниппур, город клана Дусс, рапорт о внеплановом полете в Аратту.

Перед отлетом он снова отписал Нейгалу — но ответа не получил, и это заставило его слегка забеспокоиться. Так что он полетел без остановок, принимая стимуляторы, чтобы не спать, и дозаправляясь на ходу. А на подлете увидел то, что превратило беспокойство в тревогу: жидкие пряди белесого дыма, поднимающиеся с той горы, где обосновался Эктор. Для барбекю дыма было многовато.

День был ясным — но, судя по обилию снега, вчера бушевала буря. Ян сделал круг над горой — и увидел, что дома на широком скальном выступе нет, есть только стены, пустоглазый обугленный череп. Снег вокруг манора растаял от жара, и новый нападать не успел — значит, поместье сожгли не более суток назад.

Ян сквозь зубы проклял судьбу. Что же такое было у старого Нейгала, и что с ним случилось сейчас?

Посадить большой грузовой катер возле самого манора было негде, так что Ян сел ниже по тропе — и, садясь, видел, что еще раньше там стоял катер, судя по размеру и форме — катер-шаттл, а то и прыжковый.

Перед тем, как выйти наружу, Ян надел пояс с оружием — на левом боку плазменник, на правом пулевик. Флорды он считал баловством. Парень с плазменником на десяти метрах уделает парня с флордом — а ближе парня с флордом Ян подпускать не собирался.

Снег был истоптан и грязен, местами на нем виднелись пятна крови. Ян подошел к самому большому из них — и увидел, что тут лежало чье-то тело. Немаленькое тело: крови натекло очень много. Два солнца жарили вовсю, температура была около пяти градусов по Цельсию, снег таял, и кровавое пятно выпустило длинные протуберанцы в сторону обрыва, под уклон.

Потом это тело взяли и оттащили в сторону. Там, где снег не был затоптан, видны были две борозды, оставленные пятками… и третья, оставленная хвостом. Тело принадлежало боевому морлоку класса «геркулес». И потащили его прочь уже давно мертвого — крови было очень мало.

Ян Шастар прошел по следу и увидел сложенную из камней могилу. На шлеме, который положили в головах могилы, был нацарапан крест, а под ним — «Давид Нейгал».

119
{"b":"6292","o":1}