ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Кой черт Давид, подумал Ян, теряя чувство реальности — у Нейгала не было сыновей с таким именем, и потом… это же морлок! И почему крест?

Он расстегнул кобуры и пошел к дымящемуся остову дома. И уже в воротах понял — кто-то наблюдает за ним.

Он повернулся резко — но наблюдатель и не скрывался. Это было странное животное — большая кошка, вроде пантеры мышасто-серого цвета, но с какими-то собачьими повадками. Эктор завел себе домашнего любимца?

— Хорошая кошечка… — сказал Шастар, медленно и осторожно кладя руку на плазменник. — Или ты песик?

Животное стояло неподвижно — зато зашевелилась большая груда камней рядом с ним, и Шастар обругал себя за тупость: никакие это были не камни, а морлок в «зеркалке».

Ладно, подумал Шастар, хоть будет кого расспросить.

У морлока тоже был плазменник, и он левой рукой и направил его на пилота.

— Вы — Ян Шастар?

— Допустим, — ответил Ян. — А ты чей? Эктора? Он недавно тебя купил?

Морлок убрал плазменник.

— Я свободный, — сказал он. — Мое имя — Порше Раэмон.

Что-то знакомое, подумал Шастар. Ах, да — один из десантных кораблей Синдэна, «Раймон Порше», они сталкивались с Бессмертными как раз в районе Андрады… Нет, определенно впору спятить: морлок, который говорит, что он свободен, носит имя синдэнского корабля и что-то делает здесь, у сожженного поместья Нейгала… На миг Шастару пришли в голову всякие кошмары — восстание боевых морлоков, гибель Нейгала от рук собственных слуг… Но это чудо совершенно спокойно стояло под прицелом его плазменника и не проявляло никаких признаков агрессии.

— Что здесь случилось? — спросил Шастар.

— У меня сломана нога, — сказал морлок. — И плечо. А еще я голоден. Отведите меня к своему катеру и дайте поесть мне и Динго. Я вам все расскажу.

Это была такая наглость, что Шастар даже не возмутился. Когда тебе начинает ставить условия домашнее животное, возмущение отступает перед удивлением. Шастар спрятал плазменник в кобуру и кивнул в сторону своего корабля:

— Ну, пошли.

Морлок поковылял за ним, приволакивая больную ногу и используя хвост как точку опоры. Поножи полудоспеха на сломанной ноге были крепко стянуты тросиком для скоростного спуска, на эту самодельную шину даже жалко было смотреть, и, вернувшись на корабль, Ян для начала велел морлоку избавиться от этого рукоделия и дал ему анальгетик и нормальную шину из комплекта скорой помощи.

С правой ключицей морлок сам справиться не смог, поэтому Ян расстегнул на нем доспех и помог снять.

— Я не знаю, что у тебя там, — сказал он, осмотрев распухшее и черное плечо морлока. — Пусть ветеринар посмотрит, я не спец. Но левой рукой ты вроде управляешься, поэтому ешь, — он протянул контейнер с дневным рационом. — И рассказывай, что произошло.

Морлок поделился частью порции со своим Динго — Ян так и не мог понять, кот это или пес — очень быстро побросал в свою большую пасть все остальное и начал свой невеселый рассказ.

Когда он закончил, Шастар показал на грузовое отделение:

— Ложись спать.

— Что мы будем делать дальше? — спросил морлок. Шастара слегка передернуло от этого «мы будем», но заниматься воспитанием порченого не было желания.

— Тоже спать, — ответил он и растянулся на вмонтированной позади сидений лежанки для отдыха. — Я сутки на ногах.

— А потом?

— Вот настырный. Я лечу в Ниппур, в столицу клана Дусс.

— Вы будете объявлять вендетту Морите?

— Лесану, — поправил Шастар. — Отстань, ради всего святого.

— Вы будете мстить Лесану?

Ну, прилип! — скрипнул зубами Ян.

— Не твоего ума дело, — сказал он. И тут морлок сгреб его здоровой рукой за плечо и перевел в положение «сидя».

— Послушайте! — сказал он. — Лесан увез людей, которых я любил. И гемов, с которыми я был связан словом. Увез моего капитана. И вы будете говорить, что это не моего ума дело? Если вы будете мстить Лесану — тогда я с вами, а если нет — то я ухожу сейчас.

— Да ну? — Шастар выхватил из кобуры плазменник и сунул морлоку под ребра. — Слушай, порченый, ты в курсе, что с такими, как ты, нужно кончать на месте? Будешь выступать — так и сделаю.

Серая тварь вдруг вскинулась и зарычала, вздыбив шерсть по всему загривку. Шастару стало не по себе.

— Лежать, Динго! — приказал морлок. Животина с неохотой улеглась, но не спускала с Шастара глаз.

— Вы можете застрелить меня, — продолжал морлок. — Лучше так и сделайте. Потому что я не могу жить, зная, что Лесан не ответит за все.

— Да успокойся ты на хрен, ответит он, — Шастар стряхнул с плеча ладонь морлока и снова лег. — Я лечу в Ниппур, чтобы объявить о вендетте. И чем быстрее ты дашь мне выспаться, тем быстрее мы стартуем.

Морлок успокоился и убрался в кузов. Сквозь дремоту Шастар слышал, как он таскает там пустые мешки, чтобы устроить себе место для сна.

— Эй, ты… — окликнул его Ян. — Твоя зверюга — кот или пес?

— Кос, сеу Шастар. Хевронский кос. Изделие генетиков, как я.

— Почему-то мне так и показалось, — пробурчал Шастар, засыпая.

* * *

— …Чего он так орал? Это что, больно?

— Откуда я знаю. Сам у него спроси.

Сканк наклонился к мальчишке и спросил:

— Тебе чего, больно было?

Тот смотрел прямо перед собой пустыми глазами и не говорил ничего.

— Какого хрена он молчит? Слышишь, какого хрена ты молчишь? — Сканк хлопнул пацана по щеке. — Отвечай!

— Ты неправильно задаешь вопросы, — сказал Джориан. — И бить его без толку. Это же обруч. Нужно спрашивать как дебила. Немножко сложнее — и он уже не ответит.

— Говори с ним, как со своим папашей, Сканк! — сострил Мело.

— Иди ты, — огрызнулся Сканк. — Малый, тебе-было-больно-когда-я-надел-на-тебя-обруч?

— Нет, — ответил пацан.

— А чего же ты орал?

Молчание.

— Отстань от него, Сканк, — сквозь зубы сказал Джориан. — Он не сможет тебе сказать. И какая тебе, блин, разница, почему он орал?

— Да просто интересно. Что, уже и спросить нельзя.

— Я думал, он ранен, — сказал Мелло-младший, рассматривая снятые с Дика доспехи. Они валялись на полу катера как шелуха съеденного краба. — Он так орал, что я думал — он ранен. У меня сердце в пятки упало — я думал, мы ему что-то серьезно повредили и этот психованный синоби сейчас пойдет всех мочить, как Джунэ.

— Джунэ — дура, — проворчал Сканк. — Ничего плохого про покойницу не хочу сказать, но и сама она дура, и трахалась с этим дурным пацаном… Чего он, в самом деле, полез?

— Позатыкались все, — сказал Джориан. — Сил моих нет. Синоби сказал, что общая сумма награды остается прежней, только делить ее теперь будем на четверых.

— Это если Джаргал выкарабкается.

— Выкарабкается, только танцора из него уже не будет. А награду он всю просадит на лечение позвоночника.

Рейдеры умолкли и снова все взгляды обратились на того, кого они считали виновником своих невзгод. Жилистый паренек-недоросток, раздетый до нижнего белья, стоял перед ними неподвижно, как манекен. Он убил Эспаду и из-за него погибла Джунэ, и Джориан чувствовал почти нестерпимое желание пустить ему кровь.

Джориан не был садистом, и когда он кого-то избивал, мучил или калечил, то утолял не свою жажду крови, а свою жажду справедливости — как он ее понимал. А понимал он ее так, что никто не смеет становиться Джориану поперек дороги и вставлять ему палки в колеса. Он считал себя человеком добрым и миролюбивым — но ведь если каждому уступать, тебя же с дерьмом сожрут. А тут был как раз тот случай — вместо того, чтобы сдаться по-быстрому (ну, разве с самого начала не было ясно, что дело швах? Чего ерепениться?), эти имперцы и чокнутый Нейгал начали сопротивляться и положили троих ребят, а гребаный Моро пристрелил Джунэ. И никого нельзя было притянуть к ответу, потому что на леди Ван-Вальден, ее полоумного братца, хилого детеныша и зеленозадую приемную дочку Моро сразу наложил лапу, да и слишком ценными они были, а гемы… ну, скот — он и есть скот, а мальчишку, которого надо было бы вздуть хорошенько, хотя бы за Рио, Моро велел доставить целым и невредимым. Пилот! Подумать только, эта вяленая сардинка — пилот! Джориан тоже был пилотом, но из-за него никто не стал бы штурмовать манор. Его не берегли бы как зеницу ока. Потому что он был пилотом даже не средненьким — а паршивым. Каботажником, «челноком», как их называли на профессиональном жаргоне. Почему мир так несправедливо устроен, что одном все, а другим ничего? Почему этот задохлик — пилот высочайшего класса, а он, Джориан — «челнок»?

120
{"b":"6292","o":1}