ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Помолвка с чужой судьбой
Я говорил, что ты нужна мне?
От разработчика до руководителя. Менеджмент для IT-специалистов
Еда, меняющая жизнь. Откройте тайную силу овощей, фруктов, трав и специй
Когда говорит сердце
Попутчица. Рассказы о жизни, которые согревают
Побег без права пересдачи
Ненавидеть, гнать, терпеть
Удиви меня
A
A

Он размазал пальцем по животу пленника дорожку воды.

— Ты попался на моей дороге только потому, что должен был стать моим. Обязан тебя предупредить, что я буду пользоваться этим обстоятельством в полной мере, всякий раз, когда мне того захочется и так, как мне этого захочется. Ты знаешь, чего от тебя хочет клан синоби и знаешь, чего от тебя хочу я. Твое согласие работать на клан — твоя единственная надежда выйти отсюда. Поверь, в роли игрушки ты мне еще не скоро надоешь. Дело здесь не в сексе — одна сладкая попка ничем не отличается от другой, а в Пещерах Диса их можно покупать оптом. Дело в том, что у тебя здесь, — он коснулся пальцем лба юноши. — И здесь, — он положил ладонь ему на сердце. — Это, так сказать, сейф. А вот это, — Моро провел ладонью по лежащему телу, — замок от сейфа. Хитрый замок с несколькими уровнями защиты. Но я взломаю все эти уровни, я разгадаю все комбинации кода. У нас с тобой масса времени, а я, поверишь ли, чертовски упрям, и мне нравятся такого рода головоломки. Да, лучше тебе было меня убить тогда. Или сегодня. Но не теряй надежду, ведь надежда, — он постарался улыбнуться как можно гаже, — не постыжает. Безупречных нет, ты и это скоро поймешь. Когда-нибудь я о чем-нибудь забуду. Слишком рано уберу пластырь, — Моро оторвал пластырь, сунул в карман. — Засну рядом с тобой. Оставлю здесь острый предмет, да мало ли что. Никто не может помнить всегда и обо всем. Тебе остается только терпеть и ждать. Это почти вся работа синоби: терпеть и ждать. Синобу то мацу[42]

Он стал рядом с мальчиком на колени, взял правую руку Дика в свою и положил его ладонь себе на шею.

— Здесь проходит сонная артерия. А вот здесь, — он провел его ладонью по своей груди, — сердце. Если ты безоружен, попробуй пробить пальцем глаз, — сложив пальцы Дика в кулак и оттянув указательный, Моро дотронулся им до своего века. — Если нанести чем-то острым удар в пах, человек может умереть от боли в считанные секунды, а еще вот здесь проходит артерия, если ее перерезать, то кровь уйдет очень быстро… Только никаких дурацких жестов. Никакого благородства. Если застанешь меня спящим — бей спящего. Если я подставлю глотку — грызи. Не оставляй мне ни единого шанса, потому что я тебе не оставил.

Моро отпустил руку Дика и поднялся.

— И последнее на сегодня. Я хочу, чтобы ты восстановил форму, и поэтому приказываю тебе заниматься ката каждый день. За этим проследят. И второе. Если ты еще раз попытаешься заговорить с кем-то из моих гемов — они будут наказаны.

Моро покинул камеру, поднялся наверх и в кабинете столкнулся с Эшем. Проницательный верный Эш. Единственный, на кого сейчас можно рассчитывать.

— Ты сделал это, — Эш закрыл дверь.

— Я не хотел. Это… вышло спонтанно. Знаешь, вся эта возня, запах пота, полный контакт…

Эш покачал головой.

— Ты отключил систему наблюдения. Ты знал.

— Ох, ну ладно, — Моро закурил. — Ты прав. Я знал. Предполагал. Хотел. Что это меняет?

— Это был звонок, командир. Остановись. Ты вообще не должен был его брать себе.

Эш налил и пододвинул к нему стаканчик бренди. Моро отхлебнул.

— Они бы все равно попробовали это, Эш. Ты знаешь. Это быстрей и безопасней чем пытать или атаковать через шлем. Взяли бы парочку щенков с мягкими когтями… троих для верности… Лет двенадцати, когда они постоянно дерутся… а мальчик думал бы, что это тоже люди… какое-то время. Потом старался бы драться достойно. Потом… — сигарилла обожгла губы, Моро раздавил ее в пепельнице.

— И ты решил взять их роль на себя.

— Я не мог его отдать. Просто не мог, и все.

— Почему?

— Потому что он — это я. Этого нельзя объяснить, Эш, нужно просто запомнить.

— Нет, отчего же, — проговорил Эш. — Я понимаю. Я же врач, командир. Я знаю, как это бывает — когда человек говорит, что он — это другой, а другой — это он.

Моро выпил еще бренди.

— Прогрессирующая шизофрения. Профессиональное заболевание шпиона. Ерунда. Я нормален. Я делаю только то, что хочу. Кто мне что скажет? Ли, которая на старости лет взялась коллекционировать девственников? Или Кей, с которым страшно дышать одним воздухом — так много он знает о ядах и противоядиях? Или Ла Браско, который просочился в дом Кенан, завербовав шестерых, а потом сдал их всех, и все они умерли под пытками на эшафоте, а он начал продвигаться по службе? Да кто они такие. Я сделал для дома Рива не меньше, чем любой из них. Я должен иметь право на что-то для себя! Мы постоянно твердим это как заклинание — «За все свои дела отвечаю я один, и нет ничего такого, про что я мог бы сказать: „я сделал это не для себя“. Но я смотрю на свою жизнь — и вижу, что это ложь. Одну вещь я сделал для себя, Эш. Одну. Убил Дормкирка и похоронил Экхарта. Остальное — „ради людей и кораблей“.

— Мне кажется, все эти услуги были достойно оплачены…

— Неужели? Ты знаешь меня, Эш. Ты знаешь, что без всего этого, — он обвел рукой кабинет, — я умею прекрасно обходиться. Мне другое нужно. И всегда было нужно другое.

— Ты не вернешь прошлого, командир. Ты не станешь для него… Боном.

— Стану, — Моро умехнулся. — Еще как стану. После Волны он будет думать только обо мне — и тогда я отпущу его к синоби. А потом он будет искать меня ради мести. И найдет… И поверь, меня устраивают оба варианта дальнейшего развития событий.

— Это слишком сильно смахивает на безумие.

— Неужели? Но кого мы называем безумными, Эш? Тех, чьи цели представляются нам либо непонятными, либо недостижимыми. Вот и все, других критериев нет. «Безумен» — значит «хочешь не того же, что остальные». И только. Но знаешь, Эш — мне плевать на то, его хотят остальные. Поэтому о моем безумии болтают уже тридцать лет. Пусть болтают еще столько же, я даже подкину им повод для болтовни.

— Ты потерял над собой контроль.

— Один раз. Больше не повторится. Дальше все пойдет как по часам. Ты обеспечишь давление, я — остальное. Но по большей части он справится сам. Вера творит чудеса, Эш. Человек с ее помощью делает над собой такое, что просто диву даешься, — Моро засмеялся. — Да, и займись еще вот чем: у него не наработан «мышечный доспех»…

— Я займусь, — голос Эша, как обычно, не выражал ничего. — Но, командир… все-таки… откажись, пока не поздно.

— Поздно, Эш.

* * *

В загородной вилле Моро, очень похожей на виллу Нейгала, жили восемь человек: трое охранников, кухарка, садовник, трое комнатных слуг, один из которых был чем-то вроде эконома, и ремонтник-тэка.

Констанс, Гусу и Джеку отвели две комнаты в верхнем этаже. Напротив Моро поселил Джориана — видимо, их мерзкое сотрудничество не исчерпывалось разгромом манора Нейгала и захватом людей с «Паломника» в ловушку — шпион хотел от пирата чего-то еще.

— Считайте себя здесь гостьей, — сказал Моро, обводя широким жестом все свои владения. — В вашем распоряжении дом, сад, вы можете свободно выходить за ограду и гулять в степи. Зима закончилась, через неделю-другую пройдут дожди и вы посмотрите, как здесь красиво. Я не боюсь вашего побега, поскольку бежать вам некуда.

— Хватит лжи, — сказала Констанс. — Мы ваши пленники, и мне хотелось бы знать, что с нами будет.

— Вы — знатная дама, — сказал Моро. — Мы хотим взять за вас выкуп.

— Неправда. Вы штурмовали дом Нейгала под тем предлогом, что мы знаем координаты Картаго. Кто вам позволит отпустить нас?

— Блокировка памяти — дело техники, — пожал плечами Моро.

— При наличии моей доброй воли.

— Если вы любите своего сына, дамочка, — вмешался Джориан, — то добрую волю вы проявите, будьте покойны.

— Вы расправились уже со многими, кого я люблю. Вы украли у меня дочь. Я люблю Джека, но знаю, на какой тонкой ниточке Господь подвесил его жизнь. Неужели вы думаете, что мне можно угрожать бесконечно?

— Я не вижу смысла упрямиться, — Моро поднял руку, жестом приказывая Джориану молчать. — Понимаете ли, нам все равно, кому вас продать — лорду Якобу или Брюсу. В ваших интересах вернуться к мужу, а не оказаться в руках злейшего врага. Сейчас я должен торопиться в столицу, там у меня много дел, но через несколько недель мы вернемся к этому разговору — а вы тем временем подумайте, с кем из них, с лордом Якобом или лордом Джелалом, мне начать переговоры. Советую, кстати, сегодня вечером посмотреть программу новостей по инфосети. Настоятельно советую.

вернуться

42

Терпеть и ждать.

143
{"b":"6292","o":1}