ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Позже, — ответил Моро. — Я готовлю эффектный выход.

В небольшом зале устроили прием для сравнительно мелкой шушеры (капитаны наемников и представители Братства рейдеров, синоби не самого высокого ранга, главы второразрядных кланов и главари полукриминальных группировок — впрочем, выглядящие и ведущие себя порой более респектабельно, чем иные аристократы). Зал располагался ниже уровня водосброса — поэтому через силовые поля, огораживающие террасу, перехлестывали грандиозные потоки пенной воды, и все было зеленовато, сумрачно и переливчато. Первые пять минут от этого зрелища было невозможно оторваться, потом отпускало, потом волна иссякала и на какое-то время комнату заливал яркий свет солнц (они все шире расходились по небу, и все короче становилась ночь), а еще через пять минут сверху опять обрушивались грандиозные водопады. Скальная стена, на которую выходили террасы дворца, была покрыта синеватыми пузырями силовых полей. Сама торжественная церемония помолвки происходила (или уже произошла? — Моро посмотрел на часы) на прогулочной гравиплатформе, висящей сейчас над морем Разлуки.

Моро понаблюдал за платформой — та поднималась, наверх, к причальному узлу дворца. Ну конечно — после тягомотной официальной церемонии помолвки и не менее церемонного любования молодые люди захотят немного расслабиться — и Солнце Керет снова станет коммодором Карату… Правда, наряду с приятным зрелищем — созерцанием Волны — ему, может статься, предстоит сегодня и неприятное зрелище. Моро обвел глазами зал — публика собралась интересная, и каждый носил на поясе флорд, и каждый пил в свое удовольствие… Да, всякое может случиться, несмотря на присутствие охраны — как морлоков, так и людей.

Морлоки были вооружены только пневматическими пистолетами, которые выстреливали саморазворачивающиеся сети «пуккху» — биополимерные, с наноприсадками. Заряд из пуккху обездвиживал «геркулеса» за четыре секунды. Человеку требовалось не более двух.

«Две я продержусь, как бы хорош он ни был», — решил Моро.

Он прошелся по залу, вступил в несколько разговоров и вышел из них, краем глаза следя за Джорианом. Тот примкнул к кружку, состоящему из Андраша Каллиге, представителя Братства рейдеров на Картаго, Мидаре Яно, синоби, работающей под прикрытием — для всех, кто не в курсе, она была невесткой Эмицу Яно, главы криминальной группы «Хана то Рю». Синоби не терпели бесконтрольной уголовщины. Подконтрольную — терпели.

Моро обменялся с ними поклонами, но не подошел, и они не пригласили — видимо, обсуждали какие-то свои дела. Его окликнули другие — компания, кучковавшаяся вокруг дамы полусвета Ольги ван дер Пул. Половина девок-танцовщиц, вызванных на это мероприятие, принадлежала ей через подставных лиц, другая половина девок принадлежала ей совершенно официально. Ольга была средней руки актрисой, некогда любовницей Дейна Кирстена, главы клана Ренио, сумевшей сколотить небольшой капитал. Ее девочки были чистыми и приятными, поэтому сёгунский дворец прибегал только к ее услугам.

— Сеу Лесан! Сколько можно скромничать? Вы — спаситель виновницы торжества, и вы остаетесь в тени! А нам так не терпится выслушать ваш рассказ! — крикнула Ольга чуть ли не на весь зал.

— Всему свое время, сеу ван дер Пул! — ответил ей Моро.

Это должно быть не слишком рано и не слишком поздно, подумал он. Бет нельзя приводить на верхнюю галерею, когда здесь уже упьются и начнут тискаться…

Он хотел глянуть, где гравиплатформа, но высокий оконный проем снова заволокло переливчатым и зеленоватым — и снова по залу прокатилось уже слегка пьяноватое восторженное «Уоооооо!»

Моро снова посмотрел на часы, поймал гем-служанку и велел ей держать для него свободное кресло, а сам вышел и спустился в гараж.

Как ни странно, он не намного опередил карт Эша. А казалось — время тянется еле-еле и он рванул слишком рано…

Карт остановился на той отметке, на которой велела ему встать служба безопасности. Фонарь кабины открылся, и на площадку ступил Дик — босой, одетый в форму Синдэна.

Форма, есественно, была не настоящей — имитация из дорогого легкого хлопка. Моро сам выбирал ткань и теперь видел, что не ошибся — хакама и широкие рукава (их сделали существенно шире, чем обычно) прямо-таки летели за мальчиком, когда он шел. Волосы Дика были вымыты, расчесаны и тщательно убраны в «хвост» (Моро никому не уступил этого удовольствия), виски — чисто выбриты.

Косодэ было запахнуто справа налево. Есть. Он клюнул. Осталось только подсечь, повести и вытянуть в нужный момент.

Эш снял с юноши один наручник и Моро приковал его к себе, рука к руке. Потом показал охране пропуск на Дика.

— Мы приглашены на праздник любования Волной и помолвку нашего государя, солнца Керета бин Аттара аль-Адевайль, — сказал Моро в лифте. — Правда, не в самый высший свет — но ты, я знаю, мальчик без предрассудков.

Он ввел Дика в зал и снял с себя наручники, сковав Дику руки за спиной. При их приближении стихали все разговоры. Не каждый день в сёгунский дворец, пусть даже в одну из малых зал, входит сохэй в полном параде. Моро занял кресло, которое придержала для него служанка, усадил Дика возле своих ног, расковал ему руки и велел служанке принести немного вина и закусок.

— Итак, за мной рассказ, — сказал он, с удовлетворением оглядываясь и видя, что всеобщее внимание сосредоточено на нем. — Но прежде, чем я его начну, позвольте вам представить еще двух его участников. Первый — капитан Джориан, достойный член Братства рейдеров.

Он сделал служанке знак принести еще одно кресло, и Джориан сел рядом.

— Второй же — юный Ричард Суна, которого вы видите здесь, — он положил руку на плечо Дика. — Я позволил себе этот маленький маскарад, чтобы юноша не мог затеряться в толпе гостей и бежать. Несмотря на свой смиренный вид, мальчик — давний враг дома Рива.

По залу прокатился смех.

— Ничего смешного, между прочим, — покачал головой Моро. — И я требую, чтобы охрана отнеслась к этому безо всякого юмора, но при этом помнила, что мальчик — высококлассный пилот и мой трофей.

— Но ведь здесь не ментальное пространство, и маленький сохэй не сможет причинить нам вреда, — Яно, толстый, как Дарума, хохотал всеми тремя подбородками.

— Ричард Львиное Сердечко — не сохэй, — сказал Моро. — Он мечтал поступить в Синдэн, но между ним и его мечтой стояли три года, отделяющие его от совершеннолетия по имперским законам. Неплохое начало для приключенческого романа, хм… Когда мы встретились, он был младшим матросом на левиафаннере «Паломник», а я поступил туда бортмехом, узнав, что именно на этом корабле собирается инкогнито лететь леди Констанс Ван-Вальден, и вместе с ней летят ее дети — родной сын Джек и приемная дочь Элисабет. Да, именно она, наша потерянна девочка. Ее здоровье и здоровье Лунного сёгуна, госпожи Лорел Шнайдер, Золотой дамы Рива!

Все подняли бокалы с криком «Вива!»

— Мы летели вместе и я чувствовал запах удачи, — сказал Моро, осушив бокал. — Никогда прежде мне не удавалось подойти к Элисабет на такое близкое расстояние — и я понимал, что никогда не удастся, если я упущу шанс. Первоначальным моим планом было избавиться от команды, создав небольшой контролируемый пожар на корабле — тогда команда эвакуировала бы драгоценных пассажиров на спасательном вельботе, а сама занялась тушением, а я, в свою очередь, погасил бы по одному тех, кто гасит пожар. Мне было горько принимать такое решение — то были достойные люди. Я ждал выхода из «Пыльного мешка», где я один не справился бы с управлением — там очень сложный сектор. Но судьба сыграла против меня — «Паломник» поймал «Мэй Дэй» и задержался там, чтобы принять на борт переживших кораблекрушение гемов. Итак, против меня было уже не пятеро, но десятеро, хотя тэка и не бойцы — но один из гемов был вот такой вот морлок, этти, спятивший из-за римских безумцев. Я затаился — и через какое-то время судьба как будто улыбнулась. Экипаж «Паломника» вышел в космос на отчаянную ловлю левиафана — и погиб. Все, кроме вот этого мальчика, простились с жизнью. Давайте же почтим их память этим вином. Они были хорошие люди, хоть и римские безумцы все как один.

151
{"b":"6292","o":1}