ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Мне, сэнтио-сама? — изумился морлок.

— Да, тебе. Возьми его, что ты смотришь?

Рэй протянул вперед руки, сложив их «лодочкой» и дзё, опустив малыша в его ладони, быстро отступила назад, как и та старуха, что давала ампулы.

Детеныш был мокрый. Он полностью помещался в лапищах морлока, и глаза его были еще не золотыми, а зеленовато-серыми. В полуоткрытом ротике, который уже что-то искал, виднелись крохотные зубки.

— Ну, Рэй? — тихо спросил Дик. — Что скажешь?

— Он такой маленький… — юноша не смог распознать интонации морлока, потому что прежде никогда не слышал такого тона. А когда посмотрел Рэю в лицо и понял, то засмеялся: он впервые видел Рэя, охваченного паническим ужасом.

— Анна, покажи ему, как обтирают и одевают маленьких.

Рэй, чувствуя себя полным дураком, взял одну из пеленок и вытер детеныша, а потом обрядил в подгузник и уложил его так, как и остальных.

— Зачем это нужно, сэнтио-сама? — обиженно спросил он. — Вы смеетесь надо мной.

— Их двадцать четыре здесь, — сказал Дик. — И двадцать четыре родится в следующем месяце. А всего их здесь полторы сотни. И имена им всем дашь ты. Ты их всех крестишь.

— Почему я, сэр?

— Потому что ты христианин не хуже меня, и этот народ такой же твой, как и мой. Здесь полторы сотни детей, и треть из них скоро отправят в лагерь, где из них будут делать зверей. И если не ты научишь их быть человеком, то кто? Я везде не успею.

— Но ведь… они слишком маленькие, чтобы их учить, сэнтио-сама. Да меня и не готовили быть тренером.

— Им нужен не тренер, а отец. Их нужно любить, а не учить.

— Но… я не умею любить, сэнтио-сама.

— Как это? Ты же спас меня, Рэй! Ты рисковал собой ради меня, разве нет?

— Но… это не… — пробормотал Рэй. — Просто… я не хотел жить, если вас не будет.

— Ну вот, а говоришь, не умеешь любить. Рэй, ты знаешь, что из каждого поколения этих детей двое-трое умирают от того, что им некого любить? Понимаешь, у них нет одного человека, который бы все время к ним приходил, только к ним, которого бы они помнили…

— Нам нужно везти их в ясли, хито-сама, — сказала Мария.

— Ага, — сказал Дик, и они с Рэем вышли за женщинами из «родильной».

— Я полдня их уламывал, — прошептал Дик, отстав от гравитележек. — Теперь, что еще и тебя уламывать полночи?

— Но я не знаю, что делать, — неуверенно отбивался Рэй. Неуверенность его происходила от того, что таким он Дика прежде не видел. После своей «смерти» капитан изменился — как будто включил формаж. Куда и девалась прежняя неуверенность. Такой Дик, каким Рэй видел его сейчас, раньше появлялся только в минуту опасности.

— Приходить сюда, — сказал Дик. — Играть с ними, брать на руки, все, что делает отец.

— Сэнтио-сама, откуда же мне знать, что делает отец? — жалобно прогудел Рэй.

Дик остановился, растерявшись, и на несколько секунд стал почти прежним.

— Рэй, я ведь и сам толком не знаю, — сказал он. — Я плохо помню отца.

Но тут же он снова собрался:

— Брось, у тебя прекрасно все получится, ты же играл с маленьким Джеком!

Рэй не нашелся, что ответить. Они догнали вошедших в лифт женщин с тележками.

Маленьких морлоков привезли в их «ясли» — один из сегментов гигантского круга — и разложили по кроваткам, похожим на просторные клетки. Некоторые младенцы начинали уже похныкивать, требуя пищи. Одна из дзё подошла к интерфейс-модулю в уголке и попросила «молока, пожалуйста». Через минуту загудел маленький доставочный лифт. Молоко было налито в цилиндрический контейнер, который подсоединялся к системе трубок, заканчивающихся латексовыми сосками. Из этой поилки можно было накормить восемь хвостатеньких за раз.

Рэй оглядывался вокруг. Так значит, вот в каком месте он вырос. Воспоминаний почти не сохранилось — скорее впечатления. Он понял, почему полные темнокожие женщины задевали в нем какие-то струнки. Сейра была полной и темнокожей.

— Это молоко собирают целый день у других кормящих женщин, — тихо сказал Дик. — Морлоки, лемуры… все они выкормлены молоком тэка. Днем этих малышей просто приносят кормить к женщинам, а ночью — вот так. Может быть, одна из них, — Дик показал глазами на двух самых пожилых, — кормила тебя.

Рэй немного подумал, потом подошел к этим дзё. Они кормили по одному детенышу каждая: одной рукой держали трубочку с соской, а другой ласкали спинки малышей и поигрывали их хвостиками. По сравнению с их ладонями крохи-морлоки уже не казались такими маленькими. В общем, это были довольно крупненькие, весом в 4,5-5 кг детишки.

— Дзё-тян, — осторожно спросил он, — а почему они не могут любить вас?

— Мы все время меняемся, — ответила старуха. — Я завтра уже не буду здесь, другая будет.

Рэй положил свою рук на спинку детеныша рядом с ее рукой. Его лапища прикрыла эту спинку почти целиком. Маленький морлок покряхтел сквозь дрему, потом выпустил соску изо рта. Дзё отошла с ней к следующему.

— Пока маленькие, хорошие, — сказала она. — Потом кусаются.

Она открыла свободную руку и показала Рэю шрамики, покрывающие предплечье. — Поэтому не можем работать все время в одной группе. Тогда одни будут все время с сосунами, а другие будут ходить покусанные. Неправильно.

Рэй взял ее руку, внимательно рассмотрел шрамы.

— Я буду ходить к кусачим, — сказал он. — У меня толстая кожа.

Дзё кивнула.

— Морлок приходит завтра, после одиннадцати. Утренний осмотр кончается, господа уходят.

— Марта, — позвал Дик. Дзё повернула к нему голову.

— Да, хито-сама?

— Рэй-сан, пожалуйста[50]. Или Рэй-тян. Не «морлок». Понятно?

Марта задрала голову, чтобы посмотреть «Рэй-тяну» в лицо, видимо, решая, годится он ей в «младшие» или нет. Похоже, сэнтио-сама выучился шутить.

Дик перезнакомил Рэя со всеми дзё, бодрствовавшими в свою смену. Марией звали старшую по званию, Мартой — старшую по возрасту; были еще Анна, Елизавета и Иоанна, Эстер, Рахиль и Рут. Видимо, Дик их здорово накрутил, потому что они ничем старались не выдавать своего страха перед Рэем. Но они с явным облегчением разбежались, когда Дик попросил на время оставить его с морлоком наедине.

— Вот здесь вы и живете? — спросил Рэй, оглядывая прачечную.

— Вот в этой корзине. Рэй…

— Да, сэнтио-сама?

— Спасибо тебе.

Рэй пожал плечами. То, что он сделал, разумелось для него само собой.

— Как это у вас получилось так быстро с этими бабами?

— Я и сам не знаю… Понимаешь, с одной стороны я вроде как схитрил. Или нет… В общем, я сказал им, что если гемы не начнут жить как люди — Бог сильно накажет дом Рива. Уже наказывает. Это ведь правда, Рэй. Я сказал — и понял, что правда.

— Да, — согласился морлок, подумав. На дом Рива обрушилось много бедствий, и еще больше обрушится, когда Империя все-таки найдет скрытую планету. А это случится рано или поздно — ведь ничто нельзя скрывать вечно. Уже рейдеры знали, что от Картаго их отделяет один прыжок через дискрет — и если бы кто-нибудь из пиратских навигаторов попался в плен имперцам, он рассказал бы вполне достаточно, чтобы имперцы смогли выйти в прилегающее пространство Картаго. А после этого нахождение нужного дискретного маршрута было только вопросом времени. И когда имперцы придут сюда…

— Вы не схитрили, сэнтио-сама.

— Это пришло мне в голову само по себе, — сказал Дик. — Когда я собрал всех дзё, чтобы поговорить, я и не думал об этом. Я ведь не соврал? Не выдавал себя за пророка?

Рэй вздохнул. Его беспокоило совсем не это.

— Вас найдут, если вы будете так поступать.

— Меня обязательно найдут, Рэй. Не могу же я весь век просидеть в корзине. Рим теперь здесь. Иерусалим теперь здесь, потому что каждый город — это Иерусалим. Каждый город -только нужно сначала за него воевать. Я не знаю, сколько мы успеем. Но я знаю, что мы будем прокляты, если хотя бы не попытаемся. Возьми хоть этих малышей. Может быть, через день нас тут накроют — но пусть у них хоть один день будет отец.

вернуться

50

«Тиби» отличается от нихонского еще и тем, что в нем нет градаций вежливости в общении между гемами и всего одна — в общении с хозяевами. Гемы называют друг друга просто по именам, номерам и кличкам, без постфиксов либо с суффиксом «-тян», а любого немодифицированного человека — с суффиксом «-сама». Суффикс «-тян» лексически соответствует уменьшительно-ласкательным суффиксам. «Рэй-тян» — это примерно то же самое, что «Рэйчик» или «Рэюшка». В этом и заключается комизм ситуации.

188
{"b":"6292","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Путь к характеру
438 дней в море. Удивительная история о победе человека над стихией
Девочка, которая любила читать книги
Азиатский стиль управления. Как руководят бизнесом в Китае, Японии и Южной Корее
Палачи и герои
Опасное увлечение
SuperBetter (Суперлучше)
Там, где кончается река