ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— О-ямэтэ кудасай![30] — прервал его Дик, нарочно на нихонском, потому что когда он говорил на родном языке, у него почти не срывался голос, а ему не хотелось бы сейчас позорно пискнуть вместо того, чтобы грозно крикнуть. — На моем корабле не будет изгоев. Мы выберемся только если будем работать все вместе, каждый не только за себя, но и за всех остальных. У нас не будет вавилонян или гемов или имперцев, мы — одна команда! Понятно?

— Хорошо, капитан, — вавилонянин ответил «армейским» поклоном, с ударом кулаков в пол. — Я слушаюсь ваших приказаний.

— Четыре дня или пять мы проведем здесь, — сказал Дик, стараясь не замечать иронии Мориты. — Будем продолжать дрейф, и обучаться тому, что мы должны делать. Мне понадобится субнавигатор и двое вахтенных, которые будут сменяться в рубке во время движения корабля. У субнавигатора должна быть хорошая реакция и это… холоднокровность… Мастер Порше, я хочу, чтобы это были вы.

Рэй поклонился и стукнул кулаками в пол.

— Еще мне будет нужен стармех. Тома-кун, Вальдер ведь научил вас кое-чему…

— Прошу прощения, но это механическая работа, двигателя рутинное обслуживание, — старший гем поклонился так же, как и Рэй, но гораздо менее воинственно. — Боюсь, не сможем двигатель починить, если что-то случится. Извините.

— Никто из нас не сможет, — вздохнул Дик. — Я научу вас всему, что знаю сам — хотя я умею только запускать его и останавливать, а еще следить за состоянием силовых полей в рабочей камере. Но больше ничего и не нужно, если двигатель исправен. Да, еще тестировать его — но это делает сантор, тут ничего сложного нет. Главное — чтобы им постоянно кто-то занимался, вакатта, Тома-кун?

— Хай, — отозвался гем.

— Хорошо. Остина я назначаю вашим помощником и сменщиком.

Второй гем тоже поклонился.

— Актеон и Батлер будут свободным персоналом, — продолжал юноша. — Сначала они обучатся нести вахту у двигателей, потом — в рубке. В рубке мы будем сменяться все по очереди, но если создается хоть что-то похожее на нештатную ситуацию — вы тут же вызываете меня. Я все время буду иметь терминал. Теперь: мне понадобится второй пилот, на всякий случай. — Дик посмотрел на Мориту, потом перевел глаза на Бет.

— Ты правду говорила, что ты — пилот?

— Да, — ответила за нее леди Констанс. — Бет проходила тесты. Но разве она сможет вести корабль?

— Два пилота нужны для того, чтобы один вывел корабль из дискретной зоны, если с другим что-то случится, — сказал Дик.

— А что может случиться? — в голосе Бет слышался неподдельный интерес.

— Инсульт, — ответил за Дика Морита. — Профессиональное заболевание пилотов. Или так называемая «прыжковая смерть», мгновенная гибель всех нервных клеток по неизвестным причинам.

— Но ведь нас защищают силовые поля корабля, — непонимающе посмотрела на него Бет.

— Пилот действует вне этих силовых полей. Или, если хотите: этими полями защищено его тело, но что-то происходит с его сознанием — и все нервы гибнут. Метафизика всего этого меня мало интересовала, если честно. Ну что, фрей Элисабет, вы готовы так рискнуть?

— Да, — ответила Бет, подарив ему взгляд, способный воспламенить небольшую кучку сырых опилок.

— А вы, миледи — рискнете дочерью?

— Мастер Морита, не давите на нас, — сказал Дик. — Бет может еще и не справиться. Если вы пилот, то вы знаете, почему. И тогда я никуда не денусь, приду к вам за помощью. А главное, я хочу снова поручить вам системы жизнеобеспечения — потому что иначе придется опять тратить время на чье-то обучение, а времени у нас мало. А вы справляетесь лучше всех. Вернитесь к своей работе. Я освобождаю вас от обязанностей по кухне, готовить по-прежнему будет Бет, но бортмеханик нам нужен. Мне очень жаль, что я не смогу доставить вас на Санта-Клара, ведь вы подряжались работать за проезд, но я дам вам денег, и вы сможете купить себе место на корабле в Парадизо.

— Благодарю, — Морита отвесил формальный поклон. — Мне крайне лестно, что вы так высоко цените мои скромные способности… капитан. Мне крайне приятно слышать, что к моей помощи прибегнут, если все остальные опростоволосятся. Это высокая честь — быть последней из затычек в вашей дырявой бочке. Я буду выполнять свою работу так же, как и прежде, и приму положенную мне плату, — которая составит восемьсот имперских драхм, — но знайте, мастер Суна — мои услуги как пилота обойдутся вам гораздо дороже, если фрей о’Либерти покажет себя негодной к работе.

— Я благодарен вам за помощь, мастер Морита, — юноша поклонился бортмеху. — Теперь я хочу уладить еще один вопрос. Мастер Порше… Я уже сказал, что на корабле не будет изгоев — это значит, что все имеют право свободного перемещения по кораблю… Короче, мастер Порше, следите за Динго. Если он повторит свое нападение на мастера Мориту, я вынужден буду его застрелить. Сумимасэн.

Рэй вскинул голову, словно хотел что-то сказать, ноздри его раздувались, но Дик смотрел на него решительно и вместе с тем как-то кротко. И вместо гневного возражения Рэй сказал только:

— Хорошо, сэнтио-сама[31].

* * *

Следующие четыре дня прошли в таком напряжении, что Дик спал только четыре часа в сутки, и те урывал от случая к случаю. Он старался успеть везде и ничего не оставить незавершенным к тому моменту, когда корабль ляжет на обратный курс и запустит основной двигатель. Он находился вместе с Томом и Батлером в аппаратной двигательного отсека и вместе с Рэем — в рубке во время тренировочного полета, он тестировал системы, чтобы проверить результаты тестирования, проделанного гемами, он проводил своего рода «боевые учения» и в остальное время пытался узнать как можно больше о навигации. Кончилось тем, что он заснул в кресле во время «маневра», который Рэй проделывал на вспомогательном пульте.

Видимо, Рэй рассказал об этом леди Констанс, потому что на третий день после ужина она пришла в капитанскую каюту, где Дик при помощи терминала пересчитывал курс предстоящего маневра.

— Я не помешаю? — спросила она.

— Нет, миледи, что вы, — ответил юноша.

— Я хотела спросить: Рэй и семья Аквиласов — они делают успехи?

— Да, миледи. И почему принято считать гемов недоумками? Они быстро соображают и запоминают все последовательности операций с первого раза. Мне другой раз перед ними даже стыдно, потому что я с первого раза только самые простые последовательности запоминаю. Только им не хватает этого… Как сказать по-гэльски — когда человек сам за себя решает и сам делает? Initiativa на астролате.

— Точно так же: инициатива, — улыбнулась леди Констанс.

— Вот, ее не хватает. Но им и не особенно надо — я боялся за Рэя, субнавигатор должен это уметь. Но у Рэя есть инициатива. Он сказал, что десантных морлоков делали как раз такими, чтобы они могли действовать более независимо, чем пехота. У него здорово получается, но он другой раз, когда нервничает, слишком большую силу на штурвал выдает. Сначала чуть консоль не своротил. Но теперь совсем хорошо. Он уже готов к прыжку.

— А Бет? — спросила леди Констанс. Она уже знала в общих чертах о первых опытах дочери с наношлемом — от самой же Бет. Но хотелось услышать еще и оценку Дика.

— С ней тоже все хорошо. Она талантливая, миледи. Может, даже талантливее меня. У нее еще плохо получается… я не знаю, как это вам объяснить… Молчать. Нужно молчать про себя, только тогда начинаешь видеть. Я долго учился. Она начинает петь без слов, а потом умолкает. Это много у нее занимает времени, но зато она быстро учится.

— Я рада это слышать, Дик. Но если они со всем так хорошо управляются — почему бы тебе не положиться на них и не отдыхать побольше?

Дик опустил голову. Он не знал, что ответить на это. Да и не отдыхать мне нужно, подумал он, а больше заниматься навигацией.

вернуться

30

Прекратите, пожалуйста!

вернуться

31

Сэнтио — капитан, сама — уважительный суффикс.

55
{"b":"6292","o":1}