ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Дик опять сверкнул «озорными рыбками».

— Ну, ты спросила, что можешь для меня сделать… Я и подумал, что ты бы приготовила мисо, а я… подумал.

— Мило. И о чем ты, интересно, думаешь?

— Главное, — чтобы не кипело, — Дик кивнул подбородком на плиту, и Бет выключила ее.

— Я тебя внимательно слушаю.

— А почему ты решила, что я скажу?

— Что, все так плохо?

— Да нет… Просто Моро так разговаривал со мной, словно это я у него, а не он у меня сидит под замком.

— Ха! Спорю на что угодно, что если бы ты сидел у него под замком — он бы с тобой разговаривал не так. Что это он тебе там нашептывал?

— Да всякое… — Дик повел плечами, чтобы избавиться от непонятно откуда пришедшего вязкого ощущения. «Мальчик, дай мне убедить себя…» — Пробовал меня подкупить. Говорил так, будто не то что «Паломник», а вся Вселенная у него в рукаве.

— Блеф, — уверенным голосом сказала Бет, ставя мисо на стол.

— Да, — согласился с ней Дик — вслух, но не в душе.

Мисо был удобным поводом больше не открывать рта иначе как для еды. Моро, конечно, походил на такого человека, который будет биться до конца — используя слабости самого противника. Блеф — это было в его духе. Но если не блеф? Это… тоже в его духе.

До какого-то момента Дик рассматривал цепь своих и «Паломника» злоключений как цепь роковых случайностей: Дрю погиб глупейшим образом на Тепе-Хану, вместо него взяли Мориту, проходимца и бестию, которого не было времени проверить: документы чистые, и ладно; потом капитан не устоял перед левиафаном, и Морита впал в соблазн легкого захвата корабля. Да, если левиафаннер и мог зачем-то понадобиться авантюристу — то лишь как скоростной корабль с большим сроком автономии. Неожиданная ментальная атака в межпространстве упростила задачу — Моро понял, что все само идет к нему в руки, и воспользовался шансом. Когда он поднимался на борт, у него и в мыслях не было ничего такого, но добыча вроде бы сама падала к ногам… Значит, все его махинации с базами данных имели одну лишь цель: завести корабль куда-то в дальнее пространство, все равно куда, лишь бы Дику было отказано в доверии, а потом — залететь на какую-нибудь планету из неприсоединившихся новых колоний, где всегда бардак с законом, где за небольшую сумму тебе оформят какие хочешь документы на что угодно — и там избавиться от пассажиров и сделаться полноправным хозяином корабля…

Избавиться от пассажиров? Суна Ричард, разве можно быть таким идиотом? Если Моро где и говорил правду — так это там, где он клялся в том, что жизни экипажа и пассажиров ничто не угрожает. Гемов можно продать — кроме Рэя, но его Морита не просто спишет в расход, но и прикончит с удовольствием. Бет… Дик посмотрел на нее, и гуща из морской капусты застряла у него в глотке. Юная фема с голосом и формами королевы эльфов… Господи, да ради нее одной, наверное, Моро мог бы совершить такую попытку. На нескольких планетах Вавилона, заключивших с Империей сепаратный мир, генетическое рабство не было запрещено — имперских эмиссаров убедили в том, что отменить его значит создать экономический кризис, в ходе которого гемы жестоко пострадают, а то и просто погибнут. Запрещено было коммерческое клонирование и работорговля — и сразу после войны буйным цветом расцвел «черный рынок». Бет, красавице и умнице, вытравят память при помощи программирующего шлема, и днем она будет развлекать хозяев своим голосом, а ночью…

— Эй, с тобой все в порядке? — обеспокоенно спросила девушка.

— Да, — выдавил Дик. Аппетит разом пропал, мисо потеряло вкус, как будто его сварили из бумаги. Но Дик доел: чего уж там. Раз напросился, то надо…

За леди Констанс, Джека и лорда Гуса, наверное, Морита хотел запросить выкуп. А что для Моро он сам? Ненужный балласт, от которого тот собирался избавиться? Вряд ли, и Моро это доказал делом: избавиться от Дика было легче легкого. «Мальчик, дай мне убедить себя…» Пилотов мало рождается в Вавилоне, по статистике на тысячу — меньше, чем в Империи; впрочем, имперская статистика считает за людей и гемов, а в Вавилоне никогда бы не позволили ни одному гему даже просто пройти тесты… Но вроде бы и без учета гемов пилоты — самая большая проблема Вавилона. Одни говорят — кара Божия за то, что в Вавилоне слишком много баловались евгеникой. Другие тоже считают, что кара Божия — но за то, что вавилоняне делали с гемами. Так или иначе, но еще до Войны Вавилон охотился за пилотами. Дом Кенан старался вербовать их на неприсоединившихся планетах и на окраинах Империи. Их перекупали у рейдеров. Говорят, торговцы человеческим мясом крали из сиротских приютов или покупали у бедных семей детей, прошедших пилотские тесты — чтобы продать их домам Вавилона, имевшим свои флоты. Синдэн вел с работорговцами войну насмерть, но даже пилоту Синдэна, если его брали в плен живым, старались сохранить жизнь — ведь пилота можно попытаться перекупить…

Или сломать…

Что ж, враг обезврежен и заперт. Так что, можно спокойно браться за дело или, как говаривал Джез, еще рано петь «халлел»? Может ли все быть ещё хуже?

Как только мысли Дика повернули в эту сторону, он сразу же понял, что может, и как может. Потому что если все произошедшее, начиная с Тепе-Хану — не случайность…

Если Дрю был убит…

И тот, кто убил его, охотился за его местом…

Потому что знал о договоре леди Констанс и капитана Хару…

Гибель экипажа, правда, всяко была случайностью. Моро — не дьявол и повелевать левиафанами не может. Но потом…

Если бы не Бет, Дик бы сам себя треснул по лбу ложкой. Случайный рейдерский корабль? Ментальная атака в межпространстве? Держи карман шире! На что спорим: среди модификаторов, вставленных Моро в башку, есть и такой, который позволяет без шлема подключаться к киберпространству корабля!

То есть, Моро мог убить его там, в хрустальной пещере над черным озером… Но не убил.

Если все это так, то Моро, сев на корабль с определенной целью, на кого-то работал. И Дик сильно сомневался в этом случае, что даже при помощи двери он добыл бы у Моро сведения о работодателе. Такие люди умеют молчать.

Брюсов Дик отмел сразу — если что и получилось бы у Моро в два счета там, в секторе Кентавра, когда он валялся беспомощный — так это сдать «Паломник» Брюсам. Доступа к корневым каталогам, который он получил, было достаточно, чтобы отправить ансибль-пакет по заранее заданным координатам — а координаты он бы в этом случае знал. Но если не Брюсы, то кто может целенаправленно охотиться именно на леди Констанс?

— Ну-ка дай, — Дик протянул руку за потрепанной книгой рецептов мистресс Хару, по которой Бет готовила мисо. Открыв одну из чистых страниц «для записей», он вынул из переплета стило и записал первую версию: Морита — искатель приключений, польстившийся на легкую добычу: корабль, гемов, молодого пилота и знатную леди, за которую можно взять выкуп.

Бет сунула нос в записи, но Дик писал на нихонском. Кандзи ползли по полям книги, как жучки, сверху вниз. Дик записал первую версию о Морите, рядом с ней — вторую: Морита — чей-то шпион. Нужно расспросить леди Констанс, кто еще, кроме Брюсов, может искать ее головы. Третья версия родилась сама собой, когда рядышком оказались записаны первая и вторая: Морита — шпион Рива.

Дик погрыз стило. У доминиона Ван-Вальденов и Мак-Интайров не было никаких особенных счетов с домом Рива — не считая того, который был с домом Рива у всей Империи. Мауи была планетой окраинной и близкой к Ядру, дискретные зоны, пролегающие вблизи от нее, вели к тысячам неисследованных секторов — это делало Мауи удобной для добычи левиафанов, и действительно, на Тепе-Хану толклись левиафаннеры со всей Империи — а во всем остальном это было захолустье, и даже имперский лайнер ходил раз в три месяца. Зачем шпионам Рива Ика-а-Мауи и доминатрикс Ика-а-Мауи?

Но все-таки отметать эту версию так сразу было нельзя. В конце концов, одно не отменяет другого, и если Морита даже шпион Рива — это вовсе не значит, что он по своей воле попал на один борт с леди Констанс. Он мог просто забраться на Мауи по своим делам. Левиафаннеры мотаются туда-сюда по всей Империи, среди них много сомнительных типов, и Морита мог просто скрываться там от властей или Инквизиции, а шпионские его дела не имели никакого отношения к леди Констанс. Он просто хотел «домой», а тут представился такой случай — целый корабль, ценные заложники и гемы-рабы… Все яйца в одной корзинке.

72
{"b":"6292","o":1}