ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Дик, почему ты христианин? — спросила Констанс.

Юный капитан изумленно хлопнул глазами.

— Как почему, миледи? Господь умер за меня — кем же мне еще быть?

* * *

Как определить местонахождение корабля в пространстве, если ты заперт в четырех стенах, отрезан от всех систем коммуникации и охраняешься огромной злобной тварью?

Задачка на сообразительность.

Ответ: выбраться из четырех стен, термошнуром взрезав дверь. Юный капитан отобрал при обыске пояс, но не обратил внимания на волокно, вшитое в рабочий комбо.

Спуститься по аварийной лестнице на грузовую палубу. Во время дрейфа, в час ночного отдыха экипажа пробраться в вельбот и сориентироваться визуально.

Правда, у этого плана был один недостаток: трудненько будет вернуться обратно. Хотя, если юный капитан доставил «Паломника» в тот пункт назначения, в который должен был — по всем расчетам — доставить, то можно было и не возвращаться.

Он решил рискнуть — и не ошибся. Удача с нами! Конечно, на четыре пятых она состоит из точного расчета и хорошо проделанной работы. Но на одну пятую она может подбрасывать всякие глупости… Но на этот раз — нет.

Из «фонаря» вельбота открывался великолепный вид. Звезды, частые и яркие, творили вечный день, заливая кабину сиянием, подобным огням софитов. «Ао-По» была сейчас на небе ярчайшей. Две раскаленных добела зеницы демона.

«Паломник» дрейфовал в непосредственной близости от «Ао-По». Впрочем, «непосредственная близость» на сей раз была понятием весьма и весьма относительным: до двойной звезды было пять месяцев лета в локальном пространстве. Так уж здесь получилось: она болталась в отдалении от всех остальных здешних звезд. В этом секторе Галактики все пронизано дискретными зонами, и там, где они вынырнули сейчас, их не меньше двух десятков — но сама двойная звезда далеко отсюда. Как будто в центре широкой полыньи, до которой никак не дотянуться ни с одной из ледовых кромок. Близок локоть, а не укусишь.

Кроме того, радиоизлучение здесь было бешеное — межкорабельная радиосвязь возможна с трудом. Это давало ему при побеге дополнительные преимущества — сканеры очень быстро потеряют его. Ну, решайся!

Морита влез в противоперегрузочный скафандр, пристегнулся к драйверскому сиденью ремнями и рамой, проверил, как заправлен и заряжен вельбот — аккумуляторы аж искрятся, воздуха хватит на семьдесят два часа автономного полета — включил антиграв и хотел было отключить анкерные крепления, мертво державшие вельбот между мачтами «Паломника», но перед этим решил кое-что сделать.

Усмехнувшись, он включил внутрикорабельную связь.

— Вахтенный?

— Вахтенный слушает, — изумился на другом конце провода проклятый морлок.

— Свистни-ка мне своего неоперившегося капитана, нелюдь.

— Где ты, кургар? — спросил морлок после паузы.

— Угадай с трех раз, недоумок.

— Он в вельботе, Рэй! — Морита вспомнил, что Дик носит, где бы ни находился, обруч связи.

— Умный мальчик, — сказал он. — Капитан, я связываюсь с вами затем, чтобы сообщить, что не собираюсь более злоупотреблять вашим гостеприимством.

— Нет! — крикнул Дик.

— Я понимаю, как дорог вам, но у меня есть неотложные дела.

Он отключился и стартовал, пока Дик не заблокировал крепления. Вельбот развернулся и нырнул между мачт носом «вниз» — если считать «низом» днище корабля.

Морита выжал из двигателя и из себя все, что мог: восьмикратное ускорение. В глазах у него темнело, но он знал, что только так уйдет от корабля, способного развить восьмикратное чохом.

И все-таки он внутренне усмехнулся, увидев в экране заднего обзора вспышку — «Паломник» запускал двигатели.

* * *

Рэй молчал, но глаза его ясно говорили: надо было дверью. Актеон и Остин отдыхали, Том был на вахте, а Бат лежал в своей каюте со сломанной рукой.

— Вельбот может развить скорость меньше, чем у нас, но гравикомпенсаторов в нем нет, так что он не может так резко ускоряться, как мы, — объяснял Дик.

Он выглядел так же скверно, как в прошлый раз, а чувствовал себя, наверное, еще хуже. Он не успел отдохнуть как следует после прыжка — Моро сбежал меньше чем через два часа — и погоня отняла много сил. Бет видела, что он не только пил энерджист, но и глотал какую-то капсулу. Бет хотела было съязвить, что, как видно, он не только молитвами обходится — но передумала.

— Зато мы не можем так резко тормозиться, как он, — проворчала она. Это все они только что познали на опыте, когда Морита притормозил и «Паломника» пронесло мимо вельбота, а Моро ушел перпендикуярным курсом. Он проделывал этот трюк не меньше пяти раз, и в конце концов ушел. А «Паломник» все время погони кидало и разворачивало, и все поняли, почем фунт счастья, а больше всех — Бат, который не успел пристегнуться.

Сама Бет чувствовала себя героиней после того, как, преодолев ужас, пришла в рубку и заняла пилотское кресло — почти на равных правах с Диком, оттого и вправе себя считала подавать реплики.

Им обоим там опять пришлось несладко, хотя ветер здесь был не таким страшным, как в прошлый раз. Хуже всего было то, что из-за ветра они сбились с пути. Ненамного, но сбились: Дик был уверен, что к Ао-По должна вести еще одна, близко подходящая, дискретная зона. Смогли же там установить приграничный маяк! Не летели же ради этого полгода в субсвете!

Этот маяк, правда, требовал отдельного разговора…

— Срок автономного полета — трое суток, — продолжал Дик, не обращая внимания на реплику Бет. — Значит, где-то совсем близко то место, куда Моро стремился. И я не хочу туда врываться очертя голову.

— А что изменится, если мы туда войдем медленно и печально? — спросила Бет.

— Не знаю. Может, и ничего.

— Дик, он не может на вельботе перейти в межпространство? — спросила леди Констанс.

— Нет, миледи. Это невозможно.

— Но кто может жить здесь? Ведь до звездной системы очень далеко, и если там есть планета, то… — леди Констанс посмотрела на брата.

— То она необитаема, — кивнул лорд Августин. — Либо она вращается по дальней орбите вокруг обеих звезд, и тогда на ней не больше условий для жизни, чем на биллиардном шаре, либо она проходит по «восьмерке», и в этом случае на ней просто бешеный климат.

— Как вы сказали, сэр? — Рэй так и вцепился в лорда Гуса своими тигриными глазами. — Бешеный климат? Это когда зима такая, что замерзает почти вся вода планеты, а летом все сначала пересыхает и трескается, а потом все затянуто тучами, и не перестают грозы?

— Один шанс на миллион, что на такой планете вообще может образоваться вода, — качнул головой лорд Августин. — Атмосфера там должна состоять из испарений более тяжелых веществ. Например, серы.

— Дождь из серы, как в Библии, — Бет передернула плечами. — Бррр!

— Впрочем, Ао и По, как я их вижу, находятся друг от друга на таком расстоянии, что там могла бы быть планета с условиями, благоприятными для возникновения землеподобной атмосферы… Но реально такая планета известна только одна. Легендарная Картаго.

— Скваттерам не обязательно нужна землеподобная планета, — возразил Дик. — Они живут в кораблях. Бывают дрейфующие, «ничейные» планеты. Их звезда сгорела и они оторвались. Или другая звезда захватила их… Такая планета может находиться здесь, совсем рядом. И грависканер ее обнаружит.

Остин спросил что-то на нихонском и Дик, пожав плечами, ответил ему.

— О чем вы? — спросила Бет.

— Остин спросил — что ждет нас там, куда полетел Морита. Я сказал, что у нас все равно нет выбора, так что это неважно.

— Вот здесь черт и сидит, — сквозь зубы сказала Бет. — У нас все равно нет выбора.

— Значит, мы будем стабильно, с ускорением в одно G, двигаться в ту сторону, где исчез Морита, — сказал Дик. — И рано или поздно мы найдем то, что он искал.

78
{"b":"6292","o":1}