ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Мастер Джориан, а вы не знаете, почему не работает сигнальный маяк? — спросил Дик.

— Ах, да, маяк, — пожал плечами Джориан. — С ним что-то случилось. Я как раз и летел его чинить. Нам, видишь ли, тут вовсе не нужна ремонтная служба Легиона. Но, раз у вас такие дела, маяк подождет, а я вас довезу до сквата.

— Может быть, вы все-таки сделаете свое дело, — несмело предложила леди Констанс. — А Дику оставите указания о том, как попасть в скват?

— Указания Дику не помогут, — усмехнулся Джориан краем рта. — Скват находится на планете.

— До нее же пять месяцев лету, — простодушно изумилась Бет, глядя то на Дика, то на скваттера с одинаковым недоверием.

— Да, если отсюда по прямой, — добродушно подтвердил скваттер. — Но можно срезать путь: через дискрет. Тут хитро, эта дискретная зона, она не сразу видна. Надобно знать, куда нырять, сынок. Славный у вас пацанчик, мадам. Как говорите, его зовут — Джек? Дай лапку, Джек. Ну, чего ты? Разве я страшный?

— Джек — очень стеснительный мальчик, — сказала леди Констанс.

— Это большая жертва для вас, — сказал Дик, глядя на скваттера как-то испытующе. — Инициировать меня до самой планеты…

— Инициировать, малый? Ты будешь настаивать?

— Капитан, — спокойно сказал Дик.

— Чего? — не понял Джориан.

— Капитан, сэр. Я на этом корабле исполняю обязанности капитана, и я прошу вас относиться ко мне как к равному, иначе я не буду иметь с вами дела. Я уважаю ваш возраст и ваше звание, мастер Джориан, и не зову вас «дядя» или «мужик» или «браток». Требовать от вас уважения к своему возрасту я не могу, но ответственность на мне взрослая, и на борту «Паломника» командую я.

Эта отповедь так изумила Джориана, что он откинулся на спинку кресла и покачал головой. Потом засмеялся, показывая большой палец.

— Да ты не так прост, капитан, — сказал он, отхохотавшись. — Молодец! Уел. Волчонка смолоду не перепутаешь с собакой.

— Мы остановились на проблеме инициации, мастер Джориан. Я настаиваю на том, чтобы вы инициировали меня до планеты. Я даю вам честное слово, что не выдам ваш скват — но мне не хотелось бы, чтобы моя госпожа оказалась заложницей вашего главы.

— Ну, с главой просто, сы… капитан. Глава сквата — это я. Не хотелось бухать этого вам сразу — думаю, мало ли кто вы такие. Но я уже вижу, что люди порядочные. Я так сразу не могу вам сказать, готов я вас инициировать или нет. Надо подумать. Но… ты же понимаешь, капитан… Раз уж у нас пошли дела, так давай обсудим…

— Пять тысяч имперских драхм, — сказала леди Констанс.

Джориан прищурился.

— Неплохие деньги, сударыня. Вот только на кону для вас не что-нибудь стоит, а жизнь сына. Что ежели я скажу: неплохих денег мало? Что, ежели я запрошу хорошие деньги?

— Пять тысяч — это все, что у нас есть наличными, — сказала леди Констанс. — Остальное, если вы захотите большего, вам придется получать по чеку ансибль-трансфертом, но для этого вам придется поверить мне на слово. Никакого залога я вам оставить не могу, хотя и обещаю, что честно выплачу все деньги по чеку, который выпишу.

— Отставить, сударыня, — Джориан выставил ладонь перед собой. — Ни единого сикля я с вас не возьму. Все-таки между христианами заведено помогать друг другу, да и мальчишечка у вас — сущий ангелочек. Я вас просто испытывал, и вижу, что вы женщина с сердцем. Считайте, что мы договорились. Четверо суток на маневры — и мы, считай, на планете.

— Сэр, а к какой конфессии вы принадлежите? — спросил Дик.

— Мы баптисты, мастер Суна, — пожал плечами, поднимаясь, скваттер. — Но я не фанатик. Мне все равно, есть у вас иконы или нет. Спасать надо всех, а Господь разберет, где свои.

— Аминь, мастер Джориан, — кивнул Дик. — Думайте побыстрее. Но учтите — мое решение не изменится. Если вы будете колебаться, я расстыкую корабли и попробую счастья в одиночку.

Бет смотрела на юношу и видела, что что-то не так, однако не могла спросить об этом при Джориане.

Они закончили ужин, и Дик предложил помолиться — чуть ли не приказным тоном. Прочитали короткую благодарственную молитву и — чего раньше никогда не водилось — «Радуйся, Мария». Потом Дик и Рэй отправились на корабль скваттера, что-то вроде ответного визита, и вернулись только тогда, когда женщины и гемы давно вымыли и убрали посуду, и собрались в кают-компании.

Джориан обещал объявить свое решение в 6 утра 1 апреля по корабельному времени «Паломника». До этого момента Дик велел всем отдыхать.

— Послушай, — Бет наконец улучила минутку, чтобы расспросить Дика наедине. — Что такое с этим Джорианом, что ты посматривал на него волком?

— Он цитировал «Синхагакурэ» и читал «Радуйся, Мария», — сказал Дик.

— Ну и что? Это уже преступление?

— Он сказал, что он баптист, а баптисты не молятся Деве Марии, — разъяснил Дик. — И он при том назвался главой сквата. Бет, в баптистском сквате главой может быть только пресвитер.

— Ну так и что?

— Как это может быть, что пресвитер сам нарушает законы своей веры?

— Может, он просто хотел сделать тебе приятное?

Дик нахмурился.

— Ты можешь себе представить, чтобы миледи целовала этот… линкум… лингам… чтобы сделать приятное язычнику?

— Мама — случай нетипичный, — наморщила нос девушка. — И ты, кстати, тоже. Таких принципиальных, чтобы не сказать твердолобых, поискать.

— Я не стану доверять человеку, который так легко идет против своей веры.

Бет вспыхнула и Дик запоздало понял, что она отнесла эти слова на своей счет.

— У нас что, есть выбор?

Она развернулась, чтобы идти, но Дик схватил ее за руку.

— Бет, послушай! Это все очень серьезно! Пойми, сейчас совсем не время расслабляться — мы здесь в чужой земле, и сами чужие, и здесь нет капитана Террао, чтобы прийти на помощь. Мы все время должны быть начеку.

— Хорошо, — вздохнула Бет. — Но если даже мы будем начеку — у нас появится выбор, идти за Джорианом или нет?

— Не появится, — со вздохом признал Дик. — Мы должны за ним идти.

* * *

Джориан дал согласие на инициацию и перестыковку кораблей. Корабли были состыкованы по схеме «брат-брат», а по-новой перестыковались по схеме «дочка-мать», причем «Паломник» был «матерью», а яхточка Джориана «Саламандра» — «дочкой». Такая схема не давала «Саламандре» возможности диктовать «Паломнику» направление и скорость полета. Фактически, «Паломник» нес ее. Из рубки «Саламандры» нельзя было подключиться к сантору «Паломника» и взять на себя командование бригом, а вот «Паломник» управлять яхтой мог. Инициатива расстыковки также принадлежала «Паломнику» — разве что «Саламандра» решит отстрелиться, разрывая по живому переходники и калечась об анкерные захваты левиафаннера.

Несмотря на все эти предосторожности, Дик отпустил Джека и Бет на «Саламандру» только в сопровождении Рэя и Динго, и когда сам пошел на борт яхты — тоже захватил с собой коса.

На борту он не заметил ничего подозрительного — если не считать странного случая, произошедшего в центральном (и единственном) коридоре корабля: Динго ни с того ни с сего прижал уши, припал к полу и грозно зарычал, вертя головой во все стороны, точно чувствуя незримую угрозу. Так он рычал только на Мориту. Джориан не интересовал коса совершенно. Не найдя своего заклятого врага, Динго начал сквозь рык недоуменно подвывать — и Дик успокоил его поглаживаниями. Но до конца животное так и не успокоилось: держа руку на ошейнике, юноша периодически чувствовал, как густая шерсть коса встает дыбом.

Джориан дал указания курса и Дик направил корабль к одной из ближайших дискретных зон. О будущей инициации он думал с беспокойством — ведь это означало сближение более тесное, чем сближение двоих в постели. Впрочем, Дик тут не мог судить компетентно — однако старшие пилоты постоянно прибегали к этому сравнению, и он в общем понимал, почему. В межпространстве пилот еще более обнажен, чем любой голый человек, и близость сознаний такова, что словами ее не передать, ибо слова — уже одежда мыслей и чувств. Дик знал, что испытать эту близость с Джорианом он не хочет, и знал, что даже у опытных пилотов сильная взаимная неприязнь порой очень мешала инициации. Это уже вопрос воли — а в своей воле Дик сомневался.

80
{"b":"6292","o":1}