ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Скользкий тип. Не откусить — хоть вари его, хоть жарь», — сказал о Джориане Рэй, и Дик согласился. Блаженная Садако в «Синхагакурэ» приводила совет, читанный ею в одной детской книжке: если хочешь составить о человеке суждение, не смотри, каков он с высшими и равными, а смотри, каков он с подчиненными. Дик осторожно расспрашивал о сквате — имеют же они право знать, куда летят? — и Джориан охотно рассказывал, а по его словам выходило, что все его подчиненные — идиоты, лентяи и рвачи. Кроме того, описываемое им мало напоминало баптистскую колонию, скорее уж дзен-коммунистов, и Дику, если честно, было на это плевать, лишь бы там нашелся фармацевт. Он хотел было даже сказать Джориану, чтобы тот не напрягался и перестал врать — но передумал. Никому не нравится, когда его ловят на лжи, а тем паче не нравится взрослым, когда их ловит на лжи кто-то младше них.

Еще подозрительно было то, что у Джориана не оказалось в корабле карт. Даже конфигурационной карты сектора Ао-По. Юноша не настолько хорошо знал скваттеров, чтобы судить, типично для них такое раздолбайство или нет — но сам факт говорил о том, что они имеют дело с человеком крайне необязательным либо недоверчивым.

Если бы Джориан меньше старался понравиться, он понравился бы Дику гораздо больше. Юноша не раз в своей жизни имел дело с людьми грубыми, неуживчивыми, колючими, даже спесивыми и злыми. Если сиротское детство его и научило чему-то — так это терпению. Он даже испытывал молчаливое уважение к тем, кому хватало отваги быть собой и платить за это одиночеством. Этим его почти подкупил Морита. Поэтому Дик не расставался с оружием. Он носил при себе пулевик Эрнандеса и орриу, леди Констанс попросил все время держать в подрукавной кобуре импульсник, а на случай, если их будут ждать в локальном пространстве, Дик приготовил один сюрприз.

Однажды за обедом Джориан сорвался и показал то, что Дик по размышлении решил считать его настоящим лицом. Вышло это из-за лорда Августина, который один из всей компании был счастлив, как викинг, после многих недель корабельной качки увидавший зеленый берег и на нем чистенькую, никем не грабленную деревеньку. Он открыл в скоплении Парнелла бурные энергетические потоки, указывающие на близкое псевдоядро. Он открыл, что звезды Ао и По намного тяжелее, чем указано в справочниках — а значит, на обращающейся вокруг них планете должно быть полно тяжелых элементов. Об этом у них и вышел спор со скваттером. Джориан ни черта не понимал в планетарной физике, раз заявлял, что они дышат на планете в системе Ао-По открытым воздухом.

— Простите, сударь, но как это возможно, если единственная планета системы обращается вокруг солнц по дальней орбите?

— Я что-то не пойму, сэр, кто из нас на той планете живет, я или вы? — с раздражением сказал Джориан. — Я ж вам человеческим языком сказал: там воздух, которым можно дышать. Да, холодно, это есть. До железа долбиться и долбиться сквозь лед. Зато железо — самородная аморфная сталь. Что я вам, врать стану?

— Сударь, — лорд Августин аж подобрался весь. — Я не знаю, из каких соображений вы вводите в заблуждение мою сестру, ее дочь и этих джентльменов — лорд Августин обвел рукой сидящих за столом гемов. — Но вы совершенно напрасно пытаетесь это сделать. Планета, которая обращается по дальней орбите вокруг звезд такой массы, никак не может иметь землеподобную атмосферу. Сейчас я вам это докажу! Дик, ты не против? — и, не дожидаясь ответа, он вынул из кармана стило, расчистил себе место на столе и принялся рисовать прямо на пластиковой поверхности. — Исходя из масс звезд, расстояния между ними и минимальной массы планеты, которая может иметь атмосферу, радиус обращения планеты вокруг обеих звезд по дальней орбите никак не может быть меньше пятидесяти астрономических единиц.

Лорд Августин нарисовал какой-то столбик цифр и букв и ради вящей убедительности заключил его в неаккуратную круглую рамочку.

— Период ее обращения должен составлять не менее восьмисот земных лет, — продолжал он, сверкая очками. — И по климату это что-то похожее на Плутон из системы Старой Земли. Собственно, именно такая планета описана в отчетах экспедиции на Ао-По. Нет, ну как эти ослы умудрились забыть написать о таком радиоизлучении? Впрочем, сейчас это неважно. Если же радиус орбиты меньше, то звезды неизбежно притянут ее и мы будем иметь вот что, — лорд Августин обвел обе звезды «восьмеркой», потом заключил «восьмерку» в вытянутое кольцо. — На планете, которая движется по такой орбите, вполне возможна землеподобная атмосфера. Совершенно бешеный климат при этом. Сначала она обходит обе звезды по малому кругу. В это время на планете «большое лето» и она действительно похожа на землеподобную планету. Хотя она намного жарче, чем самые жаркие из областей Земли. Сначала наступает «великая сушь», пересыхают реки и даже моря. Но все это накапливается в атмосфере — а потом начинают таять шапки полюсов… В точке прохода между обеими звездами там творится сущий ад: постоянные грозы и ураганы. Потом — снова сушь и нечто вроде осени. Сделав малый круг, планета уходит на большой, — глаза лорда Августина слегка затуманились под стеклами очков. — Зимой — антарктический холод. Планета промерзает чуть ли не до экватора, и приэкваториальный климат — тундра. Период обращения этой планеты должен составлять примерно четыре стандартных года. Но о такой планете в отчете ничего не сказано.

— В таком разе подотритесь вашим отчетом! — рыкнул Джориан. — Вот ведь народ: букве паршивой верит больше, чем человеку! Сказано же вам: есть такая планета, и есть на ней воздух. Туда мы и летим. Что вы меня дураком выставляете? Думаете я вам дырку в небе предъявлю вместо планеты? Да идите вы все к такой-то матери! У дам прошу прощения.

Он встал и вышел из-за стола.

— Э-э-э… пробормотал лорд Августин, огорошенный таким взрывом. — Послушайте, Дик, а вы не могли бы объяснить ему… что я ничего дурного не хотел. Мне, право, трудно понять это стремление скваттеров к изоляции. Ведь они открыли землеподобную планету. Они могли бы продать ее и очень, очень обогатиться! Скажите ему пожалуйста, что мы ни в коем случае не стали бы на нее претендовать…

— Скажу, — пообещал Дик. Он встал, свистнул Динго и отправился искать Джориана.

На «Саламандре» кос опять забеспокоился, но не так сильно, как прежде. Джориан сидел в рубке и играл с корабельным сантором в «блэк джек» — занятие, так же мало подходящее дзэн-коммунисту, как и баптисту.

— Мастер Джориан! — окликнул его Дик. Джориан уничтожил виртуального партнера и повернулся к юноше.

— Чего надо, мастер Суна? — спросил он. — И вы пришли доставать?

— Нет, сэр… Я только хотел сказать, что лорд Гус не желал ничего плохого. Если вы открыли планету, вы имеете на нее все права. Необязательно скрывать…

— Спасибо за такую милость, — фыркнул Джориан. — Давай-ка, сынок, мы сами разберемся, что обязательно, а что необязательно. Вам до этого дела нет.

— Хорошо, — сказал Дик.

— Что ж тут хорошего! — не выдержал Джориан; видно, ему позарез требовалось выговориться. — Ты идешь на сигнал о помощи, вызываешься людям подсобить, а они же тебя идиотом выставляют. Нечего сказать!

— Мне очень жаль, мастер Джориан.

— Все вы так говорите… — проворчал скваттер, но сменил гнев на милость.

На следующий день лорда Августина постигло нечто вроде кары Господней. По дороге из рубки в столовую Дик услышал его крики:

— Мои очки! Какой идиот положил туда мои очки!?

Дик ускорил шаг и застал в столовой такую картину: лорд Августин потрясал расколотыми и треснувшими по седельной дуге очками, Рэй с убийственным выражением лица держал во рту мизинец, Бет, Джек, Актеон и Том покатывались со смеху, леди Констанс методично обыскивала кухонную аптечку и при этом боролась с неумолимо наступающей улыбкой и проигрывала, а Джориан сидел с видом оскорбленной невинности.

— Да вы же сами их туда и положили, мастер Августин, — повторял он. — Что это за привычка — за едой читать?

81
{"b":"6292","o":1}