ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Рэй спросил что-то на нихонском. Дик ответил короткой фразой. Она уже слышала это выражение: «сиката га най», вот так же выдавливаемое сквозь зубы, как вздох боли: сй-ката… Это значило: «способа нет». То есть, ничего не поделаешь.

— Бет, — Дик повернулся к ней. — Большое тебе спасибо, ты иди. Скажи маме, что Джориан нас предал — и что я бросаю корабль на планету, чтобы мы могли в ближайшем людском поселении купить то, что нужно Джеку.

— Но ведь это… скват, о котором говорил Джориан. — не поняла Бет. — Он бы все равно привел нас туда, и…

— Нет, — вздохнул Дик. — Джориан лгал, нет никакого сквата. Эта планета обитаема, а он вел нас на рейдерскую базу. Успокой маму, скажи, что все будет хорошо.

— Но в системе Ао-По нет никакой обитаемой планеты, — покачала головой Бет.

— Есть. Я вспомнил. Есть.

— Дик, перестань врать. Все равно не умеешь.

— Умею, — упрямо сказал юноша. — То есть нет, не умею, потому и не вру. Там есть обитаемая планета и мы туда летим.

Бет скрестила руки на груди.

— Вот что, — сказала она. — Я с места не сдвинусь, пока вы мне не объясните все до конца.

— Мне отнести леди Элисабет? — спросил Рэй.

— Нет, — ответил Дик. — Будем разговаривать при ней.

И перешел на нихонский:

— Леди Констанс не должна знать, куда мы попали. Это ее убьет.

— Ах ты! — Бет возмущенно вскочила, но тут же от слабости у нее закружилась голова и пол ринулся навстречу. Рэй подхватил ее. Теперь морлоку ничего не оставалось, кроме как отнести девочку в каюту. Дик остался в рубке один. Пространство было чисто, грависканеры того корабля уже не могли засечь «Паломника» — он входил в поле объектов куда большей массы, двух звезд, танцующих свой вечный танец. В этом поле можно было различить объект только планетарных масштабов — и Дик различал его. До планеты оставались еще двое суток, если идти с той же скоростью, что и сейчас, не ускоряясь и не тормозясь, но Дик решил поднажать — потому что ему понадобится еще время на облет планеты, на поиск городов и поселений. Эта планета должна быть обитаемой, еще как обитаемой — Дик удивлялся, почему, кроме того патрульного корабля, они до сих пор никого не встретили. По идее, где-то недалеко находится орбитальная станция. Корабль уже, должно быть, связался с ней по лучу, и сейчас там полным ходом идет тревога, и экипажи малых крейсеров пространственной охраны бегут по коридорам и занимают свои места на мостике, в ходовой части и у орудий, чтобы преследовать дерзкого левиафаннера, вторгшегося в локальное пространство. Что ж, можно будет оставить им кое-что в подарок. Дик мрачно улыбнулся, сделал расчет курса — и, закончив его, направил корабль в точку Лагранжа между солнцами.

Он вел «Паломника», превозмогая слабость — не только телесную; с той можно было справиться, глотая энерджист, и она была знакомой, привычной. Юного капитана точила изнутри другая слабость — страх, разъедающий сердце страх близкой и неминуемой смерти.

Потому что солнца, между которыми он намеревался пройти, гонясь за планетой, звались не Ао и По. Потому что планета, к которой он стремился, была не той неизвестной обитаемой планетой, о которой врал Джориан, а теперь начал врать он сам. Солнца эти звались Анат и Акхат, а планета называлась Картаго. Убежище дома Рива, которое он мечтал найти. Логово врага, куда он всей душой желал попасть и молился об этом. Правда, он никогда не мог бы подумать, что выйдет так. Он воображал себе вторжение сюда в рядах Синдэн, на боевом корабле — дестроере или крейсере — или на десантном корабле-матке. Лихую высадку и победу. Белый флаг Синдэна в здешнем небе.

А теперь он летел сюда на двухмачтовом бриге-левиафаннере, с экипажем из пяти гемов и одной девушки. «Похоже, Дик Суна, твой Бог услышал твои молитвы. Только что-то ты не рад этому». Голос, который сказал это внутри юноши, был до того похож на голос Мориты, что Дик на мгновение утратил чувство реальности: ему показалось, будто он все еще сражается с темной тварью в туннелях пульсирующего света. Как он ее гнал! Как он бил и рвал, настигая! Что это была за песня! И лишь теперь Дик понял, каким был дураком — терпя и отражая его атаки, Моро уводил его туда, куда ему, Моро, было нужно. Расчет оказался безупречен: Дик мог бы усомниться в Джориане и тогда инициация бы провалилась — но погони он, узнав Мориту, не мог прекратить. «Не ляжет, пока не съест добычи и не напьется крови убитых[36]».

Дик видел свою судьбу, как дорогу, спускающуюся вниз по бортам воронки — сужающейся спиралью она вела в черную точку, где обрывалась — и назад пути не было.

Динго положил голову и лапы к нему на колени и издал печальный горловой звук.

— А может, тебя надо было назначить капитаном, инэко-сама? — Дик горько улыбнулся и потрепал коса под подбородком. — Ты бы, кажется, справился лучше.

* * *

— Мать его через колено! Он же чуть не убил меня — о чем ты думал? Почему нельзя было спокойно закрыть люк с пульта? — Джориан орал и брызгал слюной, видимо, избавляясь таким образом от пережитого ужаса.

— Потому что это мог быть и не морлок, — спокойно ответил Моро. — И хватит орать. Я должен подумать.

— Ты помешан на этом поганом мальчишке. Ты ни в грош не ставишь ни мою жизнь, ни свою! Твои дружки распылят нас сейчас, и фамилии не спросят! Сделай же что-нибудь!

— Не волнуйся. Спросят. И не дергайся. Если мы попытаемся уйти, нас точно расстреляют, а если мы будем лежать в дрейфе, с нами вступят в переговоры. И не мельтеши: я устал, а твоя суета утомляет меня еще больше.

— Он устал! — Джориан, тем не менее, рухнул в кресло. — Между прочим, это мой корабль! И тебе повезло, что я нашел тебя — потому что ты бы сдох через семьдесят часов от нехватки воздуха!

— Нет, Джориан, это тебе повезло, что ты нашел меня. Потому что я добрался бы до станции меньше чем за трое суток, и тебе не досталось бы доли в моей добыче, которую ты упустил. Не смотри на меня так: именно ты все облажал! Баптист… Да в Дика не войдет столько водки, чтобы он мог принять тебя за баптиста. Он тебя сразу выкупил, на корню. Я нашел тебе роскошную добычу — быстроходный и маневренный корабль в отличном состоянии. А ты ее проморгал. Так что теперь сиди и не дергайся, а я подумаю, как поправить наши дела.

«Он сказал — наши дела» — подумал Джориан. — «Значит, все не так уж плохо. Значит, я пока что в деле…»

Он прекрасно понимал, насколько шатко его положение. Моро здесь свой, это его планета и он там большой человек. А рейдеров Рива всего лишь терпели в своем локальном пространстве.

Прозвучал зуммер сигнала.

NA — передали с неумолимо надвигающегося патрульного крейсера Картагоы. Моро повернулся к пульту и набрал ответ: CRT RG. Джориан не знал, что это означало.

— Наши стыковочные узлы раскурочены, — спокойно продолжал Моро. — Им придется пробивать наш борт, чтобы нас забрать. Не волнуйся, все будет хорошо.

— «Не волнуйся»? А во сколько мне обойдется починка корабля?

— Все окупится.

— Да уж хотелось бы.

Моро облизнул сухие губы. Джориан явно раздражал его — и рейдеру не хотелось испытывать судьбу, выясняя, что такое раздраженный Моро. Вавилонянин был сейчас измотан ментальной схваткой и слаб — но черт знает, какие резервы он мог мобилизовать.

Патрульный крейсер приближался, раскрыв жвала анкерных захватов. Моро, чуть прищурившись, точными движениями направлял «Саламандру» под брюхо кораблю. Шесть секунд… три… одна! Шлюп задрожал, гулкий звон раскатился от переборки к переборке, один из экранов замигал и погас: захват сокрушил обзорную камеру. Послышалось шипение вырывающегося в пространство воздуха, затем — грохот опускающихся заслонок. Джориан ощутил головокружение и привкус крови в носоглотке. Страх пронизал его — а вдруг корабль просто вскроют как консервную банку и они сдохнут тут от декомпрессии? Но тут автоматика нормализовала давление, а в дверь заскреблись.

вернуться

36

Библия, книга «Числа» 23:24

84
{"b":"6292","o":1}