ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Стоп, машина!

Перед ними был тупик. В свете фар белым по красному — старый знакомый «кирпич».

Грачев вышел из машины, огляделся. Семенов услужливо обшаривал фонариком местность. Сержант и двое солдат из взвода охраны тоже шастали лучиками по стенам ущелья, держа автоматы наизготовку. Коротенькая колонна из пяти БМД замерла.

В небе бледнели последние звезды, но горы были черны. Видимость — паршивей некуда. Ну, так в чем заминка? Не в правилах же крымского дорожного движения… На карте грунтовая дорога обозначена, и мостик обозначен…

Грачев подошел под «кирпич», как раз и воспрещавший въезд на мостик.

Хороший такой подвесной пешеходный мостик.

Внизу между камней сочится тощенькая речонка, обозначенная на карте как «Сухая Альма». Нда, водички в этой Альме действительно маловато… Зато камней — хоть гробницу Хеопса громозди. Как на подбор камешки: здоровенные такие клыкастые булыганы. Естественная баррикада. БМД не пройдут, даже если и берег не был бы таким крутым…

Грачев поднял говову, прочитал на венчающей мостик арке: «Крымский национальный парк». Хмыкнул.

А выдержит ли мостик БМД? С виду он, конечно, поганенький. И, судя по «крипичу» не должен выдерживать даже гражданские машины. Оставляйте, господа-товарищи, свой транспорт здесь, на крутом бережочке, и трюхайте на пленэр пешим дралом. Чтобы не засирать природу выхлопными газами…

— Это что же у нас получается? — спросил он вслух. — Дорогу взорвали… Здесь мостик этот…

— Можно еще на юг свернуть, товарищ генерал…

И верно: от мостика вела еще одна дорога. Согласно карте — на юг, к хребту Конек и поселку Изобильное. Изобилие Грачева мало интересовало. Его интересовало — выдержит ли этот мостик БМД. В «Мерседесе» он почему-то был уверен.

— Товарищ генерал, ну как, поворачиваем? — спросил командир комендантской роты старший лейтенант Шамотин.

— Я т-те поверну… — сказал Грачев. Ситуевина — хоть монетку кидай. Через Изобильное — час ехать, не меньше. Конечно, майор с ребятами постарается задержать беляков… Но ведь эти суки каждый камешек здесь знают. Обойдут майора — как нечего делать. Время дорого. Нет, этот обоз нужно бросать.

Через мостик…

Короче, надо попробовать.

В любом случае, беляки погонятся за колонной, а не за одинокой гражданской машиной. И ты ж попробуй догони «мерс» на хорошей дороге. А дороги здесь хорошие…

Грачев сел обратно в «мерседес», подозвал Шамотина.

— Значит так, товарищ старлей. Ты теперь всеми командуешь. Поворачивай на юг и езжай в обход. Все равно здесь БМД не пройдут.

— А может, попробуем, товарищ генерал?

— Я т-те попробую… У тебя раненые, Шамотин! Если мостик хрястнет — они по камушкам прыгать будут? Отставить разговоры, товарищ старший лейтенант!

— Есть, товарищ генерал.

— Семенов, — Грачев хлопнул полковника по плечу. — Давай, поехали.

* * *

— Больше ничего? — спросил Карташов.

— Ничего, — ответил Артем.

А что он еще мог сказать? «Там есть один капитан, не убивайте его, пожалуйста?»

Он мог бы, правда, напомнить Карташову, что роту, сидящую в засаде, не обязательно уничтожать или загонять на гору. Лучше всего — выгнать батальон Лебедя с горы, заставить его отправиться вслед за Грачевым и разбить под Изобильным. Но он посчитал, что такую элементарную вещь Карташову разжевывать не надо. Он помнил Карташова по Карасу-Базарскому офицерскому училищу и считал за парня неглупого.

И атака на засаду действительно прошла без сучка и задоринки. Горные егеря обстреляли склон из минометов, умело изобразив постепенную пристрелку. Им удалось спровоцировать ответную стрельбу из АГС, и вот тут уж минометы обрушили огонь на советские расчеты безо всякой игры в прятки. Огонь, корректируемый крымским наблюдателем, был точен и беспощаден. При желании, горные егеря могли бы, ни шагу не делая, загнать десантников наверх, под прикрытие каменных стен…

Но в планы егерских капитанов это не входило. Загнать красных на отличную, хорошо укрепленную позицию, и потом ее атаковать равными силами? Ну, нет…

Никто из них не собирался мешать отступлению. Напротив: это отступление нужно было форсировать.

Верещагин радовался, что майор Лебедь хороший командир. Плохой командир собирался бы, как вор на ярмарку. А у майора все было готово в считанные минуты.

И когда последний БМД исчез за поворотом, оставив «спецназ» в «арьергарде», Артем длинно выдохнул и перекрестился.

— Тут кто-то, — раздался ехидный голос из «уоки-токи», — обещал влезть на вышку и спеть «Te Deum».

— Рано, Алеша. Еще рано.

— А когда будет не рано?

— Когда раздавим их у Изобильного.

* * *

Капитан Карташов просто обалдел, услышав в самых общих чертах, что здесь делает Артем и КАК он это делает.

Верещагин о многом умолчал, а Карташов, в свою очередь, многое додумал. Картина, сложившаяся в его мозгу, вполне его устраивала, и ему даже в голову не пришло уточнить детали. Он знал, что Адамс после гибели Чернока заперся в бункере Тактического центра. Он знал, что батальон, где служит Арт, охраняет ТЦ. Скорее всего, Арт был в это время в бункере и Адамс поручил ему… что? Наверное, передать «Красный пароль». Каким-то образом он выбрался с командой людей, которым доверял — и…

— Арт, а где ты достал спецназовскую форму, оружие и машину?

— Скажу, что в одном гараже нашел — поверишь? — спросил Верещагин.

Он уже успел сменить форму спецназовца на форму корниловца, его люди взорвали дорогу за Чучельским и добирались до хребта Конек, нужно было делать все быстро, быстро, быстро, так что Максим, который вполне мог проанализировать происходящее, не стал этим заниматься: некогда. Почему обычный ротный получил задание, более подходящее для спецофицера-качинца или ОСВАГовца, где он раздобыл советское оружие и обмундирование, как ему удалось с таким успехом играть в спецназовца — все эти вопросы пришли уже ПОТОМ, и хорошо ПОТОМ. А сейчас была куча проблем, требовавших немедленного решения. Например, доставка раненых в ялтинской госпиталь и засада на хребте Конек…

Володю Козырева, уже три часа не приходившего в сознание, и тело Даничева положили в санитарную машину, Артем слегка успокоился — одной проблемой меньше и, кажется, Володька все-таки выживет. Именно в таком порядке. Сволочь я, подумал Верещагин. Такие дела кого угодно превратят в сволочь.

Максим Карташов решил бросить все силы на ушедший советский батальон и не занимать людей охраной вышки. Хватит и одного взвода, усиленного половиной команды Верещагина. Остальные отправятся в погоню за советским батальоном.

— Максим, дай мне минометы, — попросил Артем.

— Арт, ты что несешь? Там будет, если тебе верить, целый батальон — как я могу отдать минометы?

— Хорошо, а как мне прикажешь крутиться здесь с одним взводом? Один взвод — это значит, большая часть периметра будет прикрыта только святым духом.

— Я не понимаю, зачем тебе перекрывать периметр. Даже если они вернутся — извини, я в это не верю, — как они смогут напасть на тебя со стороны вершины или со стороны обрыва?

— Я бы смог. Ладно, не хочешь минометы — оставь мне еще один взвод. Всего один взвод, Макс!

— «Всего один взвод»! Всего тридцать человек, а в целом — шестьдесят пять… Извини, жирно. Один взвод егерей. Три машины.

Верещагин беззвучно выругался. Офицеры из ялтинского батальона смотрели на него косо: им предстояло брать в ловушку две сотни советских десантников, а этот тип будет сидеть тут в полнейшей безопасности. На самый крайний случай ему оставили целый взвод — и он требует себе еще минометы? А рожа не треснет? Ход их мыслей был Артему вполне ясен, но от этого не становилось спокойнее.

Он попытался затоптать свое дурное предчувствие. Старая альпинистская привычка шептала, что тебе обязательно понадобится на маршруте то, что ты, положившись на волю случая, решишь оставить внизу. Да, вероятность того, что майор повернет обратно к Роман-Кош, ничтожно мала. Но если он все же повернет? Максим что, рассчитывает, что с одним взводом Арт удержит батальон? Минометы — и нет никаких проблем. Два взвода — и он бы оценил свои шансы продержаться до подхода ялтинцев как пятьдесят на пятьдесят.

61
{"b":"6293","o":1}