ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Кажущиеся глупыми, не относящиеся к делу или малозначащие вопросы — один из видов психологического давления, который особенно хорошо работает с неподготовленными людьми…» — далее инструкция предписывала не отвечать даже на такие вопросы, ибо рано или поздно из тебя, сбитого с толку, автоматически выскочит ответ на важный вопрос…

Ерунда. Они все равно получат все свои ответы.

— Моя мать была католичкой.

— Ага, — сказал Резун. — Почему «была»? Она что, умерла?

— Да.

— Так ты, значит, сирота. — Спецназовский капитан уселся на стол, покачивая ногой. — Ну, расказывай, сиротинушка, как оно все было-то.

Давай, сказал себе Артем. Сразу все. Так будет лучше, чем цедить по слову.

— Вчера поздним утром группа из десяти человек в форме советских спецназовцев поднялась на армейском грузовике ГАЗ-66 на гору Роман-Кош и заняла телецентр. Дождавшись появления группы настоящего спецназа, мы уничтожили ее и свалили трупы в генераторной. Туда же положили наших, погибших в бою. Навели везде порядок. Потом появился батальон под командованием майора Лебедя. Места не хватало, и две роты вернулись в Ялту. Осталась рота капитана Асмоловского. В 21-40, как было приказано, мы включили генератор помех. В 3 часа ночи или что-то около этого на гору поднялся батальон Лебедя. Их выбили из Ялты. Они начали отступать по северной трассе. Меня и моих людей оставили в арьергарде. Мы сдали ретрансляционный центр нашим войскам. Остались там для охраны. Мне придали взвод резервистов… Ближе к утру вернулся Лебедь, батальон не смог отойти по северной трассе… Они взяли гору… Уничтожили наш взвод… Все.

Верещагин закрыл глаза и опустил голову. Тошнило. Нос был забит кровавой пробкой, и, несмотря на анальгетик, сломанные ребра делали каждый вдох мучительным.

Резун склонился к нему.

— Нет, не все. Послушай, друг мой… Вытаскивая тебя с Роман-Кош, мы потеряли боевой вертолет. А я до сих пор не знаю, стоишь ты того или нет. И если не стоишь, то какой мне смысл защищать тебя и дальше, давать обезболивающее, перевязывать? Да сдохни ко всем чертям! Единственный для тебя путь остаться в живых — быстренько убедить меня в том, что ты достаточно ценный кадр, чтобы взять тебя в Москву. Так что не надо врать, что ты простая армейщина, а шкуру тебе попортили только потому, что десантникам хотелось поиграть в индейцев и Зверобоя.

Артему стало почти смешно.

— Но это правда. Это все правда. Спуститесь вниз, в первый отдел, найдите мое дело. Это правда.

— Но ведь не ВСЯ правда, — заговорил майор. — Где ты взял эту форму, — он швырнул на пол, к ногам Верещагина, десантный комбез, — и эти документы?

— Мне… не нравилось, как… оно все идет, и тогда я пришел к… одному человеку… Ему тоже не нравилось… как оно идет. Мы поладили. Он дал мне форму… и документы. Не знаю, где он их достал. Он дал мне ваше оружие и «ГАЗ». Мы с утра приехали на вышку, выгнали персонал, встретили группу настоящих спецназовцев… Я уже рассказал.

— Фамилия «одного большого человека»? — сквозь зубы процедил Резун.

— Востоков.

— Кто назвал тебе эту фамилию?

— Он сам. Вадим Востоков, полковник ОСВАГ, координатор по России…

— Ты врешь. Тебе назвали эту фамилию, чтобы ты перевел стрелки. Так ты и этого делать не умеешь.

— Я не вру. Я звонил ему по телефону Фредерик 478-98-22, там всегда отвечал автоответчик на имя Остерманна… Я назначал встречу.

Резун поднял трубку, набрал номер. В наушнике зачирикал женский голосок, интонации которого Артему были давно знакомы.

Резун положил трубку, закрыл ладонью глаза, потер большим и средним пальцами виски.

— Ты думаешь, я тебе поверю? — спросил он.

— Проверьте. Есть у вас скополамин?

— У нас есть кое-что получше, друг мой. Хар-рошая газорезка. А начну я с твоих ног.

Арт опять прикрыл глаза, словно задумался. Резуну уже приходилось, и не раз, видеть этот жест — человек смотрит в себя, как сдавшийся командир — на свои укрепления в последний раз. Дальше — опущенная голова и согласие на все.

Беляк поднял:

— Я буду громко кричать.

Резун удержал себя в руках легко. Профессионально.

— Послушай… — голос его упал почти до шепота. — Не наступай второй раз на те же грабли. Потому что второй раз будет больнее. И намного, намного унизительнее. Ты что, еще ничего не понял? Ты один. Тебя все бросили. Подставили, понимаешь? Чтобы ты своей башкой отвечал за выходку какого-то генерала. Никто тебя не выручит, никому ты не нужен.

— Я знаю…

— Ну так чего ломаешься? Думаешь, геройски выглядишь? Дерьмово ты выглядишь. А когда за тебя возьмутся по-настоящему, будешь выглядеть еще дерьмовей.

— Я знаю. Берись за свою любимую газорезку, ублюдок. Заставь меня «петь».

— Тебе этого хочется?

— Нет. Совсем не хочется. Но я правду говорю. А ты не слушаешь.

— На «вы» со мной! — спецназовец взял его за подбородок, вздернул голову. — На «вы» и «гражданин капитан», и больше вежливости в голосе. Понял?

— Да.

— Скажи: «Так точно, гражданин капитан».

— Так точно, гражданин капитан.

— Вот так, друг мой, — удовлетворенно протянул Резун. — Продолжаем разговор. Перечисли, пожалуйста, поименно всех членов вашей группы. Имена и звания. Чтобы доказать, что ты понял.

— Я, — сказал Артем, — поручик Томилин. Прапорщик Даничев. Штабс-капитан Кашук…

Он запнулся.

— Мы слушаем, — сказал майор.

Чем закончилась эта ночь? Кто проигрывает?

Гия Берлиани, Хикс или Шэм на этом самом кресле. Володька с его раскуроченным бедром…

Нет.

— Я помогу тебе, — сказал гражданин капитан, — Ты забыл упомянуть здоровенного грузина по имени Георгий и по кличке Князь. Маленького рыжего парня по прозвищу Кикс. Рядового-немца и рядового-татарина. И одного хохла — Сидоренко или Сидорчука. И того парня, который был ранен и которого вы держали в генераторной.

— Я их не знаю. Их… прислали.

— Врешь. Из рук вон плохо врешь. Так не делается. Понятно, друзей закладывать не хочется. Только учти — ты никого из них не спасешь, а себе сделаешь хуже. Мы ведь все равно их найдем…

«Бог в помощь».

— …Так что давай. Рассказывай. Имя командира, давшего тебе задание…

— Я действовал… по собственной… инициативе…

Владимир начал злиться, но не столько на этого упрямого дурака, сколько на собственное ощущение, что он чего-то недопонимает.

Штука в том, что парень вел себя нетипично. Это не сдача и не окончательный слом — но это и не вранье профессионала. Больше того: как раз профессионал бы валялся сейчас у них в ногах, на ходу выдумывая фамилии товарищей по группе, командира, который дал задание, подробности порученного дела… Это, конечно, тоже все было бы брехня — но брехня правдоподобная, на проверку которой ушло бы много времени.

Но если он не профессионал — откуда ему известна фамилия Высокого Чина? Какой лапши он хочет тут навешать? «Действовал по собственной инициативе» — похоже, что от боли и от лекарств он плохо соображает.

— Ты опять врешь, — сказал он. — Но я тебя сейчас даже пальцем не трону. Мы просто выйдем из комнаты и подождем, пока наркотик перестанет действовать. И вот тогда ты начнешь говорить правду, да так быстро, что можно будет к тебе динамо подключать. У тебя есть желание продолжать разговор сейчас и заработать новую порцию анальгетика?

— Есть.

— Очень хорошо. От кого из своих командиров, как и когда ты получил приказ подстраховать передачу «Красного пароля» и провести радиоэлектронную диверсию?

— Мои командиры были не в курсе. План разработали я и Востоков. В назначенный день он позвонил мне и сказал взять машину и экипировку из rent-a-carport в Бахчи. Сказал, что ключи от гаража в ячейке на автовокзале. Назвал номер. Прислал человека…

— Заткнись, — устало сказал Владимир. — Ныммисте, возьми его и пристегни за руку к батарее. Когда закончится действие обезболивающего, — обратился он к пленнику, — скажи сержанту, он меня позовет.

86
{"b":"6293","o":1}