ЛитМир - Электронная Библиотека

семейный праздник, ехал по родному городу, где родился и жил лет до двадцати,

пока не перевёлся в институт посолидней, а потом и вовсе не уехал из страны, не вспоминая ни этот город, ни людей, которые остались здесь. Раза четыре-пять в год он звонил отцу, иногда они общались по интернету, благо, программ, сетей и возможностей было множество, но бывало, не вспоминал о нём и по полгода, а то и дольше. Впрочем, особых попыток общения со стороны родственника Марк тоже не наблюдал. Что, в общем, его не сильно и заботило. Плохие новости приходят быстрее, если молчат - значит, всё отлично. Он въехал на территорию коттеджного посёлка, где теперь жил отец, миновав два пункта охраны, и смотрел на домишки,

чаще из жёлтого кирпича с красными крышами за высокими заборами, и укатанные асфальтированные дороги вдоль этих домов. Навигатор проговорил: «Вы прибыли»

и показал флажок на экране. Марк смотрел из машины, как роллерные ворота дома открылись, гостеприимно приглашая Марка и его авто. В гараже уже стоял отец,

показывая рукой, куда лучше припарковать Вольво, улыбаясь белозубой улыбкой.

Ему было пятьдесят, не возраст для мужчины, подтянутый, спортивный, седоватый,

с холёным лицом и руками. Это был всё тот же человек, что и десять лет назад,

когда Марк сел в плацкартный вагон скорого поезда, несущегося в Москву, а потом,

с пересадкой, в город, откуда началась самостоятельная жизнь Марка. - Ну,

здравствуй, - отец довольно улыбнулся и раскрыл руки для объятий. Марк с радостью обнял, они похлопали друг друга по спине, по-мужски, и оглядели с ног до головы, одинаково усмехаясь. - Держишься молодцом, - заметил Марк. - Ты тоже хорош, - в словах звучало не одобрение, а гордость. - Ты один? - отец заглянул через плечо сына. - Где жена? - Да... - как всегда неопределённо отмахнулся Марк. -

Понятно, кризис трёх лет. - Семи, - Марк крутанул головой, не веря сам себе. Семи лет! - Если кризисом можно назвать развод, то кризис. - Ну, ничего, парень ты видный, - похлопал одобрительно по плечу. - Баб в мире много. - Это точно. Уж кто-кто, а его отец знал, что говорил. Сколько у него было жён? Пять? Семь?

Больше? А если посчитать любовниц? А если случайные связи? Марк закатил глаза - многовато даже для его натуры. - Твоя комната на втором этаже, первая по коридору, слева, - проговорил отец, - располагайся, чувствуй себя, как дома, у родных людей, не забывай. - Спасибо, па, - ответил коротко и направился по лестнице с мягким ковром и литыми  перилами с вычурными вензелями. Да уж,

отец явно не бедствовал, но это был его отец, другого было сложно ожидать. Исаков

Бронислав Евгеньевич был владельцем сети продуктовых магазинов, начал он свой путь предпринимателя с «точки» на конечной остановке маршрутного такси,

разрастаясь от года к году, в итоге заполонив рынок области и перебравшись на пару соседних. Он был на удивление собран, нечеловечески работоспособен,

сколько его помнил Марк - он всё время работал. И, наконец, как результат труда -

успешен, финансово, как минимум. Ванная комната была прямо в гостевой, чему порадовался Марк. Он с удовольствием постоял под горячими струями душа, даже вспомнил Машу, её мягкую грудь и запах секса, и через час, просто одетый - он же чувствует себя, как дома, - спустился на первый этаж, ища отца. Отец развалился на диване, больше напоминающем ложе какого-нибудь восточного падишаха, и смотрел проходной боевик на огромной панели вдоль стены, в его объятьях была женщина. Марк бы заикался с год, если бы не увидел рядом с отцом какую-нибудь особу женского пола. Всё, что Марк успел отметить - особа была блондинкой и не субтильной конституции. Она тут же подскочила, оправила коротенькое платьице и посеменила из гостиной, явно на кухню, под смачный шлепок своего... мужчины.

Бронислав Евгеньевич царским жестом пригласил за своей спутницей и двинулся сам. - Посидим на кухне, по-семейному. Марк хотел есть, его бы устроил доширак в гараже, так что, «по-семейному, на кухне» звучало восхитительно. А уж ароматы,

исходившие со стороны кухни, практически пьянили, даже похлеще воспоминаний о мягкой груди Маши. - Знакомьтесь, - произнёс отец, преисполненный важности. -

Это моя супруга Анжела. - Причём ударение было на первой гласной. Марк едва сдержался. Супруга. Очередная. Да ещё и Анжела. - Анжелика, - пролепетала супруга, заглядывая в лицо Марка. Тёзка одноимённого романа была полноватой, с приличной грудью, большая часть которой красовалась в глубоком декольте, и с ярко-красными губами, явно накаченными какой-то дрянью. Марк в этом мало понимал, но силиконовую грудь ненавидел всей душой, потому и к губам имел отвращение. На вид Анжелике было не больше тридцати, Марк подумал, что в следующий приезд, его «мачеха» будет лет на десять его младше. Он сладко улыбнулся, протянул руку и, взяв маленькую белую ладошку, поцеловал тыльную сторону со словами: «Очень приятно», наблюдая, как блондинка растеклась в слащавой улыбке. Бронислав вальяжно уселся за стол на место главы семейства, по центру, Марку было накрыто по правую руку, сама же Анжелика мостилась поближе к плите и металась между подачей блюд, подношением супругу столовых приборов и размешиванием сахара в кружке. Всё то же самое она делала для Марка с заискивающей улыбочкой, пытаясь шутить, что получалось нескладно и совсем не смешно. В отличие от груди, чувство юмора у «мачехи» было плоским. Марк в удивлении поглядывал на отца, всё же предыдущие пассии были умнее и как-то интересней, эта же напоминала разбитную пэтэушницу с алыми сырниками вместо губ. Но дело не его. Он встретит новый год с семьёй, не за этим ли он проделал весь этот путь? Не его ума дело, в конце концов. Бронислав Евгеньевич не тянул на звание «муж года» никогда, вряд ли что-то изменилось сейчас, так что, если его терпит это сисястое недоразумение - это даже хорошо. - Так значит, переехал? -

Марк просто хотел как-то начать разговор. - Как видишь, - царским жестом показываю кухню невообразимых размеров. - На первом этаже гостиная, столовая,

мой кабинет, дальше есть бильярдная, сауна и бассейн. Крытый, и выход на уличный, но сейчас он не актуален, как ты понимаешь. - Отлично. - Ты можешь пользоваться всем, чем пожелаешь. Анжелика глупо моргнула и закивала головой,

как китайский болванчик с блошиного рынка,  Марку подумалось, что под «пользоваться всем», его «мачеха» имела в виду совсем другое. Он смерил её взглядом, прикидывая, стоит ли воспользоваться столь «щедрым предложением»...

Но нет, видимо, он был трезв, и огромные мясистые мешки не казались ему привлекательными. Хотя... кто знает. Он перехватил усмехающийся взгляд отца. О,

да, уж кто-кто, а этот мужчина сечёт на ходу его мысли, и, похоже, не так уж его и оскорбил оценивающий взгляд сына. Этого человека хоть что-то может оскорбить или смутить? Он приводил новую «маму» почти каждый год с восьмилетнего возраста Марка. Шестнадцатилетний Марк зажал в укромном уголочке одну из таких «мамочек», и та с готовностью познакомила парня со всем разнообразием оральных радостей. А когда ей пришло в голову пожаловаться мужу на «домогательства» со стороны сына, Бронислав долго и раскатисто смеялся,

резюмировав инцидент: «Растёт парень». - Чем планируешь заняться? - подал голос отец. - С кем встретиться? - Не знаю, не думал, - Марк задумался, он не поддерживал контакта ни с кем из бывших одноклассников или однокурсников, с кем проучился какое-то время в местной шарашке. - Если только Глеб. - Вот с

Глебом он общался, редко, но с кем Марк общался часто?.. С женой и то... - Он же учитель физкультуры, кажется? - Глеб Сафронов? - подала голос Анжелика. «Оу, а оно умеет разговаривать», - усмехнулся Марк. - Он самый, знаешь его? - Он тренер в фитнесс-клубе, - пролепетала. - Черлидинг ведёт, ну и так... индивидуально, и в школе он работает, в пятом лицее. - Какие познания, - Марк улыбнулся. - Я

работала в этом клубе, - прямо с гордостью, вздёрнув нос отчиталась Анжелика.  -

3
{"b":"629393","o":1}