ЛитМир - Электронная Библиотека

- Но разведка появится раньше. Могут устроить проверку боем, выявить наши пулемёты и орудия, - возразил ему генерал.

- С разведкой мы справимся своими силами. Тем более, такой мощный козырь не стоит ей демонстрировать.

- Тут ты прав, - согласился с ним Невнегин. - Товарищ Глебов, вам нужна какая-то помощь?

- Нет... стоп, да, нужна. Скажите кому-нибудь сделать три, нет, четыре алюминиевых пластины примерно в две ладони шириной и толщиной в полпальца.

Мои собеседники переглянулись. Потом генерал поинтересовался:

- Но как?

- Котелки и фляги их этого металла есть?

- Найдём.

- Расплавить их в форме, хоть даже в земляной. Но нужно сделать очень качественно, чтобы не было вкраплений шлака или угля. Мне потом из этих пластин делать защитные амулеты на танки. Желательно с этим поскорее разобраться. Пока я возьмусь за оружие, так что время на переплавку есть.

- Если так, то они будут сделаны, - твёрдо сказал Маслов. - Что-то ещё? Не стесняйтесь, спрашивайте. Всё, что в наших с товарищем Невнегиным силах, мы сделаем.

- Драгоценные камни нужны.

- Что?!

- Не для себя - для дела, - ответил я, догадавшись, что за мысли забегали в их головах. - Из камней получаются отличные аккумуляторы магической энергии. Так мне не придётся после боя заполнять их своими силами, которых может и не быть к тому времени. Камни же сами вытянут энергию из окружающего мира.

- Вот даже как оно… - покачал головой комиссар, потом развёл руками. - Увы, вряд ли мы сможем найти сейчас даже самый маленький камешек. Если отобьёмся от гитлеровцев, сумеем получить передышку, то я направлю в Пинск кого-нибудь, чтобы решить этот вопрос. А пока - увы, - повторил он.

- Отобьёмся, - пообещал я, после чего протянул им две алюминиевых пластинки-амулета. - Возьмите. Это личная защита, спасёт от взрыва гранаты рядом, от пули и осколков. Думаю, пять-шесть попаданий выдержит.

- Звучит так, что прям... - покачал головой опять Маслов. - Фантастично уж очень.

- Бери знай, - генерал первым сцапал амулет. - Я видел, что это работает. Товарищ Глебов, что дальше с этим делать?

- В карман положите, только не потеряйте. А то будете думать, что защищены и подставитесь, а в итоге - пшик.

- Спасибо, - поблагодарил он и спрятал в карман гимнастёрки мой подарок. Точно так же поступил и комиссар. Через минуту они оставили меня в комнате одного, пообещав, что прямо сейчас отдадут распоряжение насчёт алюминия для моих нужд.

*****

Как предполагал генерал, так и вышло - перед атакой наших позиций немцы сначала выслали разведку. Сразу две их группы сунулись на заросший сырой луг и на ржаное поле на другом фланге. В обеих была техника - лёгкий танк с пулемётом вместо пушки и полугусеничный бронетранспортёр.

Легкий танк легко прополз по лугу, подминая кочки с кустарником, ныряя в канавы и разбрызгивая грязь во все стороны. Благодаря своему весу он пёр вперёд, как трактор, не обращая внимания на трассу, где любая другая техника непременно застряла бы. За ним шли полтора десятка немцев с карабинами в руках.

Их товарищи справа в это время подминали рожь и не сходили с прицела красноармейцев, которые ждали, когда враги приблизятся для уверенного выстрела. К сожалению, боеприпасов было так мало, что хоть сходись в рукопашную и отнимай их у врагов.

- Огонь! - пролетела команда по траншеям, и мигом позже окружающая тишина была разорвана на миллион кусков грохотом выстрелов.

Я увидел, как от танковой брони отлетели несколько крупных искр, как упали неуклюже несколько фрицев на лугу. Прочие залегли, укрывшись за кочками и в промоинах. На другом фланге происходило всё в точно таком же ключе: несколько немцев были убиты или ранены, остальные укрылись за бронёй БТРа и среди ржи.

Сделав несколько выстрелов, красноармейцы притихли - берегли патроны. В этой стычке жидкий огонь вёлся только из винтовок и одного 'дегтеря'. Прочие пулемёты, пушка и танки молчали. Молчали и стрелки с артефактным оружием.

- Нам не нужен артналёт и бомбёжка, - сказал генерал, когда составлялся план боя сегодня утром. - Если ответим разведке из тяжёлого оружия, то немцы решат смешать нас с землёй. Нужно? - И сам же ответил. - Разумеется, нет. Да, всё это будет после, но к тому моменту я рассчитываю, что мы сумеем выбить часть вражеских танков и нанести урон в живой силе. Считаю неразумным раньше времени демонстрировать свои силы. Возможно, командующий силами авангарда решит резким ударом снести наш заслон, бросив все силы. Тогда мы и откроем все свои карты, товарищи.

К этому времени я узнал, что накатанная дорога, примерно посередине наших позиций, есть самая главная магистраль Кобрин-Пинск. В будущем она станет М-10 (вот какие плюшки подкидывает мне память, работающая всё лучше и лучше, вот только толку мне с этих моментов сейчас). Левее в трёх или четырёх километрах тянулась железная дорога, которую защищали части НКВД и народного ополчения, которым командовал некто Корш, а мост и река была под защитой моряков и их речных мониторов и катеров. Впрочем, судя по всему, первый и самый сильный удар придётся по остаткам семьдесят пятой дивизии, которая стоит на самом удобном пути для наступления на восток. Южнее нет удобных дорог, а дальше только на Украине они будут, где хватает немецких войск и так, чтобы перегружать транспортные магистрали частями из Белоруссии.

Через полтора часа после разведки немцы ударили.

Со стороны луга атаковала пехота числом примерно в две роты. А по полям покатили восемь танков, поддерживаемые двумя ротами. Это только кажется, что солдат мало, на самом деле роты (что в РККА, что в Вермахте) были под двести человек. Может, конечно, немцы послали неполноценные подразделения, но больше трех сотен народу на лугу точно было.

Танки открыли стрельбу с километровой дистанции, останавливаясь на несколько секунд, выплёвывая огненный факел с дымом и резко трогаясь дальше.

Всё чаще фонтаны земли и дыма поднимались на брустверах наших окопов и в самих траншеях. Чем ближе танки подъезжали, тем точнее и смертоноснее была их стрельба. В ответ раздавались лишь разрозненные выстрелы со стороны красноармейцев. И только выждав, когда до врагов окажется двести пятьдесят или триста метров, Невнегин отдал приказ открыть огонь по врагу из всего оружия.

И в одно мгновение ситуация поменялась.

Через минуту среди ржи чадили шесть танков и лежали десятки трупов в форме мышиного цвета. Особенно убийственными были пулемётчики, которые на такой дистанции не знали промахов.

Чуть позже были подбиты уцелевшие танки, и немецкая пехота откатилась назад.

- Товарищ генерал, - я обратился к комдиву.

- Слушаю.

- Дайте мне трёх человек посильнее и похрабрее, я хочу с ними сходить на поле и набрать трофеев. А то ведь у нас с оружием и патронами к нему совсем плохо. Тут же несколько пулемётов и тысячи патронов лежат прямо на виду, только бери.

- Не боитесь недобитков или гитлеровских наблюдателей?

- Так я с бойцами пойду под прикрытием магии, - усмехнулся я. - Нас даже зная, что мы там будем, хрен кто заметит.

- Хорошо, будут вам помощники. Но почему только трое? Вчетвером много не унесёте же.

- Амулетов всего три штуки, - развёл я руками. - Если силы будут, то этой ночью смогу сделать ещё несколько.

- А сейчас как себя чувствуете? - влез в беседу Маслов, который стоял рядом и внимательно слушал.

- Терпимо, пока не падаю, - уклончиво ответил я. Признаваться в премерзком самочувствии не захотел, не было желания демонстрировать им свою слабость после того, как представился магом огромной силы, у которого Мессинг лишь ученик. По правде же, после ночи проведенной за амулетами и артефактным оружием мне хотелось только одного - упасть в постель часов на десять. Маны осталось очень мало, и восстанавливалась она очень и очень медленно. Вот вернусь с трофеями, так сразу засяду на часок медитировать, а потом часа четыре сна перехвачу.

15
{"b":"629398","o":1}