ЛитМир - Электронная Библиотека

- Товарищи, хочу поздравить вас с очередной победой над фашистами! - торжественно произнёс комиссар, стоя в полный рост. - Предлагаю чисто символически выпить за силу советского духа и бойцов Красной армии!

На столе перед нами стояли стаканы с тёмно-коричневым напитком - коньяк. Грамм по семьдесят в каждом.

- Сегодня мы нанесли сильнейший удар по духу и силе немецко-фашистских захватчиков, - продолжил вещать Маслов. - Нами уничтожены две танковых роты и три батальона пехоты, захвачены огромные трофеи, в том числе и исправная бронетехника...

Всё это мы знали и так, видели своими глазами, трогали руками, подсчитывали и радовались потерям врага. Но комиссару удавалось преподносить эти всем известные вещи так, что в душе поднималась гордость и счастье от хорошо проделанной работы. Он называл имена и фамилии отличившихся солдат и их командиров, озвучивал сами подвиги героев. Умел говорить и акцентировать на нужных моментах, этого у Маслова было не отнять. Ему бы амулет для усиления ментального воздействия на окружающих и он, пожалуй, имея достаточно времени для агитационных речей, сумеет убедить врагов сдастся или даже перейти на нашу сторону.

-... враг стянул к нам силы танкового полка и двух мотопехотных полков. И половину этих войск мы уже уничтожили! - и ведь, зараза, обо мне напомнил мельком, парой слов, создавая ощущение, что красноармейцы справились бы и без моей помощи и все заслуги по уничтожению ударной группировки 'фрицев' целиком лежат на нём, на генерале, командирах рот и батальонов.

'Да и к чёрту, - равнодушно подумал я. - Пока мне слава не нужна. Точнее, пользы от неё не видно. Работать она начнёт позже, когда сведения обо мне дойдут до Москвы. Интересно, что комиссар с генералом написали в донесениях? Сами молчат, как воды в рот набрали. Даже не хотят подтвердить мои догадки про депеши'.

После пламенного выступления комиссара, который не забыл ввернуть и о Партии, и про Сталина, о долге и чести советского человека и воина, заговорил генерал. Этот перешёл к более прагматичным вещам. Уточнил боеспособный численный состав, напомнил, что из Пинска вновь пришло подкрепление в лице добровольцев, почти четыре сотни человек всех возрастов - от семнадцати до пятидесяти. Половина как бойцы ничего не стоят, и их придётся в обоз отправить. Подсчитали растраченные боеприпасы, пересмотрели позиции особых расчётов - орудий и пулемётов. В этой речи моя фамилия звучала куда чаще, чем в комиссарской.

- Новые пулемёты, все четыре, передадим морячкам, - решил Невнегин. - И по полторы тысячи патронов к каждому, пятьдесят винтовок с полусотней патронов и сто гранат. Товарищ Глебов, вы можете часть из этого превратить в особое оружие? Знаю, что тяжело, но каждая специальная единица оружия делает нас сильнее и уменьшает потери. Очень вас прошу помочь усилить речную флотилию. Думаю, что скоро гитлеровцы ударят изо всех сил по Рогачёву.

- Сделаю, - кивнул я, сдерживая кислую мину на лице. - Многого не обещаю. Не больше пяти винтовок, сотню патронов и пять-десять гранат. Это максимум, что к завтрашнему дню сумею предоставить.

- Амулетами поможете? - быстро спросил генерал. - Было бы очень хорошо защитить пару мониторов от немецких снарядов.

- Сделаю, - на этот раз я не стал сдерживаться и скривился. Наверное, только гримаса спасла меня от желания окружающих содрать с меня ещё парочку обещаний. Нет, я не против и полностью 'за' в плане помощи. То время, когда я паниковал и пребывал в растерянности уже давно прошло. Я сумел отыскать самые эффективные из самых простых заклинаний, которые помогают удерживать врага на расстоянии и нам самим чувствовать себя защищенными. Будь у меня дней пять, то занялся более сложными чарами. Увы, пока этого времени у меня нет. Только пресытив оборону зачарованным оружием и амулетами, чтобы бойцы без моей помощи, без привлечения абмирутаруами справлялись с врагом, у меня будет возможность разобраться с прочими заклинаниями. Теми же големами.

'Может и в самом деле призвать демонов? - подумал я. - Да на немцев натравить, чтобы получить передышку?'.

От мысли никогда не связываться с выходцами из тёмных миров я всё больше и больше отходил. Чем лучше знакомился с содержимым Книги, тем яснее становились некоторые нюансы. Например, тёмных миров было великое множество и во многих обитатели не грезили о душах иномирян. Им вполне хватало и праны, которую они вытягивали из тел убиваемых или маны мага-призывателя. Ещё была возможность расплатиться некими предметами, ресурсами, в том числе рабами или животными, в которых тёмномиряне испытывали жуткий дефицит. А ещё я подозревать стал, что неприятие связи с демонами проистекает из подарка» Царя царей. То есть, джинны и демоны являются злейшими врагами и свою ненависть на них джинн вложил в меня, как и понимание основ магии. Но хоть спасибо ему за то, что не стал вставлять в меня категорическое неприятие использование помощи демонов. А то ведь мало ли когда придётся с ними связаться. Даже подозреваю, что это случиться скорее рано, чем поздно.

Я с этими мыслями как-то незаметно выпал из общего разговора. Вырвал из задумчивости вопрос генерала.

- Товарищ Глебов, вы с нами? - поинтересовался он.

- Что? - вскинулся я.

- Вы с нами или заняты? Не мешаем? - чуть улыбнулся тот.

- Извините, задумался. А о чём речь шла?

- О питании и амуниции. Одними трофеями сыт и одет не будешь. Тем более, половина наших бойцов вооружена советским оружием и все носят советскую форму.

- Я помочь ничем не смогу. Какую-то часть накормить и одеть сумею, - развёл я руками, примерно сотню человек. Но сил у меня уйдёт на это много. Я только этим и буду заниматься.

- Хм, - погрустнел мужчина, - жаль. Значит, нужны склады. К сожалению, ближайшие захвачены врагом или находятся далеко от нас.

- Из Мозыря нам могут чем-то помочь? - на генерала посмотрел один из комбатов.

- Пока нет, - ответил Невнегин, поджав губы. - Точно неизвестно, но судя по всему, немцы решили обойти нас с севера и ударить по ним. Пообещали дать стрелковый полк в помощь, чтобы мы закрыли дорогу немцам севернее наших позиций, но пока подкрепления нет. Между нами и ими действуют немецкие разведывательные части, которые перехватывают посыльных, устраивают диверсии на дорогах, в том числе и на железном полотне. Немецкие стервятники полностью господствуют в воздухе на всех направлениях, кроме наших позиций.

Все как-то резко приуныли. Даже я понимал, что нам светит блокада, если с востока Красной Армией не будет нанесён сильный встречный удар в нашем направлении. Все понимали, но военные ещё и знали, что такое окружение, 'котёл' и полная блокада.

- Нам бы ещё амулетов невидимости для часовых, - произнёс командир разведроты капитан Воронцов, сменивший предыдущего, погибшего от случайной пули или снайпера. - Думаю, фашисты обязательно решат использовать диверсантов, чтобы прояснить наши успехи и свои огромные потери. У меня мало опытных бойцов, а в остальных ротах и вовсе никого нет, кто сможет противостоять немецким скорохватам. Вот с амулетами, которые делают невидимыми постовых - все шансы будут на нашей стороне.

- Да погоди ты со своими амулетами, - махнул на него рукой Невнегин. - Позже разберёмся.

- А далеко склады вообще? - спросил я.

- Километров восемьдесят до нужных нам. На них стрелковое оружие, боеприпасы, обмундирование и продукты, топливо. Только они на северо-западе расположены, - ответил Невнегин. - Дивизионные склады, часть их.

- Нужна техника для того, чтобы забрать часть имущества с них, - следом за ним произнёс начальник штаба. - И солдаты для погрузочных работ.

О том, что там немцы и придётся с ними что-то делать никто и слова не сказал. Все уже давно уверились в моих способностях и верили, что я решу этот момент с лёгкостью.

- Думаю, с немцами на месте сумеем разобраться с особым оружием и приборами от товарища Глебова, - заметил Маслов, бросив взгляд в мою сторону.

- Товарищу Глебову стоит самому отправиться к складам на случай чрезвычайных происшествий. Нельзя допустить оплошности в деле, от которого зависит слишком многое, - тут же внёс свои пять копеек Воронцов.

22
{"b":"629398","o":1}