ЛитМир - Электронная Библиотека

- Товарищ Глебов, вы не могли раньше вернуться? Немцы уже практически закончили погрузку, осталось немного совсем. И ещё они узнали о пропаже своих солдат и сейчас их усилено ищут.

- Пусть ищут, - отмахнулся я от его слов. – Тем более уже пришло время действовать…

На то, чтобы захватить склады и нейтрализовать немцев у моего отряда ушло меньше часа. Те не успевали ничего увидеть и понять, как падали убитыми или оглушенными, сражённые бойцами, что были скрыты от их взглядов амулетами.

Как только на постах вместо солдат в фельдграу встали бойцы в советской форме, я переломил пополам косточку-амулет и бросил её перед собой на землю. Через минуту на том месте раскрылся портал в виде шара диаметром в три метра.

- Это что? – с изумлением посмотрел на сверкающую всеми цветами радуги огромную сферу.

- Это быстрый путь домой и возможность вычистить склады до донышка, - ответил я. – Только нужно торопиться, так как у нас всего три часа в запасе имеется.

Портал открывал проход в окрестности Пинска в укромную просторную балку, откуда достаточно легко выберется техника, даром, что погода стоит сухая и машинам негде буксовать.

Большую часть бойцов пришлось оставить на постах, которые окружили склады. Оцепление получилось жиденьким, так как часовых было мало на такую огромную территорию.

Зато потом, когда Невнегин узнал о возможности быстро опустошить склады, он прислал почти три сотни человек. В создавшейся ситуации даже наплевал на те жалкие остатки секретности, которые старался поддерживать в моём случае.

Поначалу люди входили в портал с опаской, даже командирские окрики и мат с угрозами помогали плохо, но уже после второго раза стали воспринимать факт, что один шаг переносит их на десятки километров, как нечто привычное.

До момента, когда портал закончил действовать, удалось вытащить к себе очень многое. Пара тысяч винтовок, в основном СВТ-40. Больше сотни ручных пулемётов, несколько десятков станковых и крупнокалиберных пулемётов. Несколько десятков противотанковых ружей (удивительно, но их оказалось на складах куда больше, чем во всей дивизии), больше сотни ППД-41, которыми должны были оказаться в погранзаставах (это мне потом рассказали знающие люди). Гора патронов, счёт которым был на сотни и сотни тысяч (может и больше миллиона). Досталась и амуниция в виде котелков, кружек с ложками, вещевые мешки и разную мелочёвку, сильно облегчающую жизнь солдата. А так же примерно тысяча комплектов формы, сапог, плащ-палаток. Продовольственный склад очистили весь, буквально на руках вынеся десятки тонн мясных консервов и мешков с сухарями, сахар и соль. К сожалению, немцы уже успели похозяйничать и прибрать к своим рукам внушительную часть продуктов. Всё то, что забрать мы не успевали – сожгли.

Всего одна операция устранила множество дыр в планах военачальников.

У меня же в голове зародилась сырая идея, как нанести немцам серьёзный удар по моральному духу и материальному оснащению. Портальная магия, к которой я пока что не знаю как подойти (но могу воспользоваться помощью наёмников-специалистов), открывает огромные возможности. так я могу нанести серию мощных ударов по немцам в любой точке фронта. К сожалению, пока дивизия Невнегина не окрепнет и не будет насыщена волшебными предметами о подобном не стоит и думать.

"Но к осени я точно попробую повторить трюк с порталом куда-нибудь в самое сердце немецких сил", - подумал я.

Глава 9

Глава 9

Операция, которую я провернул на складах, разом помогла вооружить и одеть бойцов «семьдесят пятой», в том числе и добровольное ополчение, заставляющее кривиться лица кадровых командиров видом гражданских пиджаков, рубашек и кепок. А уж продовольствию командование дивизии было радо, мягко говоря, до соплей!

Часть имущества будет передана на днях Коршу и Рогачёву, как поступали ранее. Им было хоть и легче, так как обороняли те направления, где немцам было тяжелее наступать, но зато с ними не было меня. К тому же, получив по зубам на нашем рубеже, гитлеровцы переключались на морячков и ополченцев.

Кроме того, мне удалось настоять на том, чтобы в тот же вечер отправить группу разведчиков с амулетами в тыл к немцам, в поисках их штабов. Ушли восемь человек, все опытные, не молодые, трое успели повоевать в Зимнюю кампанию, четверо были сержантами и лейтенантом, остальные рядовыми, но опытом могли поделиться со своими командирами щедро.

Ночью немецкие бомбардировщики попытались оставить нас без имущества, но я их уже ждал. И едва в воздухе загудели их моторы, как в ту сторону понеслись два абмирутаруами, которые закрутили среди «хенкелей»-высотников бурю с молниями и ледяным градом.

- Так вам, суки, - злорадно произнёс я, увидев, как высоко над головой полыхнули несколько огненных вспышек и в какофонию грома вплелись взрывы. Духи сумели подорвать у части самолётов бомбы в укладке бомболюков, а остальные бомбардировщики отправили к земле, закрутив в штопоре.

Я уже подумал, что больше гитлеровцы не решатся побеспокоить наши позиции, но увы – ошибся.

В четвертом часу, когда вот-вот уже должен был наступить рассвет, за линией передовых траншей, можно сказать, что в тылу, вспыхнула перестрелка, которая доросла до использования гранат. И самое главное, что всё это происходило, чуть ли не рядом с моей палаткой, меньше чем в трёхстах метрах от меня. Сам бы я внимания не обратил на шум, который надёжно отсекался чарами, наложенными на моё жильё. Разбудил меня часовой, которой постоянно находился рядом по настоянию Невнегина и Маслова, которые давили, что мне по статусу положен боец с винтовкой. Пришлось согласиться и даже вручить амулет, который давал разрешение миновать некоторые охранные чары. Этот волшебный предмет был снабжён драгоценным камнем и не нуждался в периодической подпитке маной, как большинство амулетов, что я создал к этому времени. Ну, и ещё он передавался от часового к часовому во время пересменки. За этим следил кто-то из командиров, выполняющих роль разводящего постов на особо важных объектах: у моей палатки, возле командного блиндажа, возле палаток комдива и дивизионного комиссара.

Узнав, что происходит, я заскочил в штаны, накинул на голое тело куртку, сунул ноги в ботинки и бросился в сторону разгоревшейся перестрелки с начала которой, по словам часового, оставшегося возле пустой палатки, не прошло и двух минут. Оказавшись рядом с местом боя, где уже дошло дело до рукопашной, в которой сошлись несколько десятков человек, я приложил их массовым параличом.

Досталось всем – нашим-ненашим, и тем, кто прибежал на шум и оказался рядом с дерущимися. Я специально расширил площадь заклинания, чтобы не дать убежать кому-то из врагов и на тот случай, если кто-то из них затаился в сторонке.

- Не сметь! – рявкнул я, когда увидел, как один из красноармейцев занёс штык СВТ над неподвижным телом в пятнистой чужой форме.

- Так это ж фашист, ихний диверсант, - удивлённо произнёс тот, но оружие от лежачего отвёл. – Эвон наших скока побили гады енти.

- Не ты его взял в плен, не тебе и приговор выносить. Или считаешь, что можешь такое себе позволить? – процедил я.

- Нет, нет, - замотал тот головой, а потом заторопился затеряться в толпе бойцов.

«Балбесы, блин, кого допрашивать, если всех перебить сейчас? – мысленно вздохнул я. – А допрашивать нужно, иначе как узнать, почему часовые не заметили такую толпу».

Дальше началась сортировка парализованных тел, причём я приказал связывать всех немцев и бойцов в красноармейской форме, если те незнакомы. Потом разберёмся.

Отдых был испорчен. Какой уж тут сон, когда чуть ли не в центре расположения оказались враги. И как они вообще сумели проскользнуть мимо секретов, где имелся боец с амулетом, отводящим взгляды? Причём он был один, чтобы напарник или товарищи не выдали его своим присутствием.

Ночная вражеская вылазка стоила нам семи убитых и двенадцати раненых. Захватить в плен удалось девятерых немцев, погибло в ходе короткой стычке ещё шестеро «камуфляжных».

26
{"b":"629398","o":1}