ЛитМир - Электронная Библиотека

Маны при этом потратил столько, сколько можно было бы вложить в Армагедон или массовый Огонь Гибила. А эти два заклинания из школы Огня могут уничтожить небольшой городок с населением в пятнадцать-двадцать тысяч человек.

После таких экспериментов жутко захотелось есть. В книге были чары, которые синтезируют пищу, но сил колдовать дальше у меня не было. Да и боялся что-то попробовать на вкус результаты своих экспериментов. Оставалось или идти на охоту, или к людям, у которых можно попросить поесть. На всякий случай отыскал слабенькое заклинание ментального подчинения. Если договориться не выйдет никак, то...

- Вот же балбес! - я хлопнул себя по лбу. - А как договариваться-то?

Как бы сильно ни хотелось кушать, но проблему взаимоотношений требовалось решить в первую очередь. Неправильно сказанное слово, акцент в речи и всё - даже личные защиты могут не спасти. Особенно во время войны, когда шпиономания раздута у населения до гротеска.

В книге нашёл несколько способов, как решить эту проблему. Можно было воспользоваться заклинанием из магии Разума. Проблема была в том, что чары эти слишком сложные для моего нынешнего уровня магического развития. С непривычки, несмотря на всю свою мощь, я просто-напросто не справлюсь с таким заклинанием. Был вариант призвать мелкого демона, который обучал любому языку от и до, после услуг с инфернальной тварюшкой я мог даже преподавать в университете знание языка. И третий вариант - воспользоваться неким существом, которое в книге носило название вавилонской рыбки. Кажется, я даже слышал нечто похожее в своей прошлой жизни, если не ошибаюсь, то читал про это в книге 'Автостопом по галактике'. Рыбку было достаточно поместить в ухо, после чего она переводила чужую речь. Но давала она только понимание чужой речи, разговаривать на другом языке нельзя было, для этого требовалось разделить рыбку с носителем чужого языка.

Почесав затылок, я решил воспользоваться последним вариантом. Ментальное заклинание требовало постоянного контроля, с демоном я банально опасался связываться, оставалась вавилонская рыбка. Для её вызова нужен был простенький ритуал, для которого требовалось совсем немного: рисунок, свежая кровь и мана.

Кровь я взял из лесных птах, которых вилось вокруг видимо-невидимо. Приложил по кусту, на котором они сидели, заготовленными ранее ментальными чарами, после чего проткнул их тонкие тельца сухим сучком.

К ритуалу готовился очень долго, скрупулёзно вычерчивая линии и фигуры, чтобы не испортить в спешке и браться за это повторно. И магической энергии влил от души, не жалея. В результате стал обладателем трёх ярких разноцветных рыбок размером раза в три меньше гуппи, которые материализовались в центре рисунка вместе с небольшим количеством воды.

Выбрав самую маленькую, я боязливо поднёс её к уху, собрался с духом и вложил в него. В этот момент я испытал острую боль, словно, кто-то уколол меня иглой. Но через секунду всё прошло.

- Всё, что ли? - произнёс я вслух.

Что ж, половину дела сделал: теперь я стану понимать чужую речь. До момента, пока не скормлю половину рыбки кому-то из местных, нужно просто будет притворяться немым или контуженым.

Двух оставшихся рыбёшек я проколок сухой веточкой и привязал к цепочке, так как карманов у меня не было.

Обновив ментальное заклинание я, наконец-то, двинулся в путь, подбадриваемый громким урчанием в желудке.

Чёртов джинн выбросил меня очень далеко от жилья. Мне пришлось топать до самого вечера, чтобы выйти к какому-то хутору из пяти домов. И всё время босиком, кормя насекомых и то и дело, попадая в заросли крапивы. Последней росло так много, что складывалось впечатление, будто весь мир состоит только из неё. И личные защиты от неё совсем не помогали. Проще стало, когда вышел на дорогу - узкую полузаросшую грунтовку, на которой хватало отпечатков конских копыт и тележных колёс, и не было следов автомобильных шин. Эта дорога вывела меня к жилью.

Возле самого большого дома стояла бабка в сером платье и тёмно синем платке, плотно повязанном на голове. Наверное, увидела меня издалека и решила дождаться, пока подойду.

- З...м-м-м-м... - я чуть не испортил свою легенду, когда решил первым поздороваться. Вовремя спохватился и издал вместо приветствия невнятные горловые звуки.

- Кто такой? Откуда? Где одежду потерял? - спросила бабка, даже не проявив ни грамма уважения.

- М-м-м-м!!!

- Немой? - нахмурилась та.

- М-м! - я похлопал себя по голове, потом открыл рот и высунул язык. - М-м-м!

- Контуженый?

- А-а-а!!!

- Понятно. То-то смотрю, что без всякого стыда ходишь, - с облегчением ответила та. - Чего от меня хочешь?

Я изобразил, как подношу ложку ко рту, потом словно бы копаю лопатой землю.

- Поработать за еду готов? А умеешь? А то по тебе не скажешь, что работник великий.

Я показал ей ладони, на которых хватало мозолей, полученных за время раскопок городища.

- Работы у меня нет, но поесть я тебе дам, так и быть. Харчи простые совсем - тюря гороховая, будешь?

Я часто-часто закивал.

- Пошли в хату тогда.

В комнате обстановка была простенькая, небогатая. Бревенчатые стены, пол некрашеный, большая печь, побеленная известью, низкие потолки. Никакого намека на электропроводку и лампочки. В одном углу на стене висели несколько икон, перед которыми тускло мерцал огонёк масляной лампадки.

Старуха посадила меня за стол, перед этим стянув белую скатерть с него, потом поставила эмалированную тарелку, вручила алюминиевую ложку. Из печки достала чугунок, из которого навалила мне половину миски густой гороховой каши, сверху покрошила немного чёрного хлеба, и пододвинула посудину мне:

- Ешь.

Не скажу, что было вкусно, но исподволь я был готов к куда худшей пище. А тут всё равно, что гуща постного горохового супа досталась.

Бабка всё время, пока ел, не сводила с меня внимательного взгляда.

'Почти что хорошо, но всё равно мало', - хмыкнул я про себя, когда собрал ложкой остатки гороховой каши.

- Поел?

- М-м-м.

- А теперь пора тебе. Иди обратно по дороге, она выведет тебя до города. До темноты вряд ли успеешь, но сейчас тепло, переночуешь под кустом каким.

'Вот же карга старая, могла бы и предложить переночевать на сеновале', - подумал я с раздражением и попытался знаками донести эту мысль до собеседницы. Но та или не поняла, или сделала вид.

Единственное, что успел сделать, когда бабка отвернулась, это разорвать пополам вавилонские рыбки и их хвостики забросить в чугунок с кашей, который так и стоял на столе. Половинки с головами тут же проглотил сам. Авось, кто-то их съест, и я получу знание языка. К слову, польского, если не ошибаюсь. Интересно, я в Западной Белоруссии или в Польше оказался волей царя царей? Если он вытащил мои мысли из головы воспоминания про прочитанную книгу, то там герой был у пшеков и потом форсировал Буг, чтобы сообщить советским пограничникам о скором нападении, выдав себя за разведчика. Мне бы такого не хотелось. С другой стороны, с магией мне будет проще перейти границу.

Помахав на прощание бабке, я повернулся к ней спиной и неторопливо пошёл по дороге в обратном направлении, стараясь наступать в пыль, которая, словно, вата мягко облегала мои ноги.

Понемногу восстанавливался внутренний запас маны, настроение на полный желудок улучшалось, и даже подступающая темнота ничуть не мешала. Я даже подумал, что стоит отыскать в магической книге заклинание ночного зрения и продолжить путь в темноте.

Та-да-дах! Тр-р-рух!

Внезапно справа раздались несколько выстрелов, оглушив и ослепив меня. От неожиданности я высоко подскочил на месте, замер и уставился в ту сторону. И только спустя пару секунд до меня дошло, что стреляли по мне, и попали. И если бы не магическая защита, то сейчас бы я корчился в агонии на пыльной дороге.

- Млин! - я взмахнул рукой, отправляя в сторону неизвестных убийц ментальное заклинание, и рванул в другую сторону.

3
{"b":"629398","o":1}