ЛитМир - Электронная Библиотека

После моих слов оба собеседника набычились, на скулах у них заиграли желваки. Но меня уже понесло дальше, сказалась усталость, недосыпание, опустошение внутреннего резерва маны.

- Ещё Наполеон, если меня память не подводит, сказал, что для победы в войне нужны три вещи: деньги, деньги и деньги! – повысил я голос. – Вот эти амулеты принесут стране те самые три вещи, озвученные древним императором. Золото, алмазы, вольфрам для брони и снарядов, алюминий и молибден для авиации! Эти жезлы и пластины сохранят тысячи жизней женщин и детей, которые заменят в шахтах мужчин, что вскоре уйдут на фронт! Ай, да идите вы! – я в сердцах махнул рукой и быстро вышел из комнаты. На душе было тяжело, глодала сильнейшая обида. Я же хотел как лучше, думал, что меня поймут, оценят мои старания, сумеют заглянуть чуть подальше завтрашнего дня. Рвал жилы под временным куполом, не щадил себя. А этим баранам лишь бы получить палку побольше, чем у противника, вместо того, чтобы научиться вырезать хорошие дубинки самостоятельно или даже вовсе перейти к выплавке металла, чтобы изготовить меч, который разрубит чужую деревяшку. – Тьфу, как же достали все своей тупостью!

В общем, поддавшись эмоциям, я сильно подмочил свою репутацию в глазах командования дивизии. Мало того, что появилась первая трещина в том самом имидже, о котором пекся, так ещё такая пацанская выходка могла зародить сомнения в правдивости слов о моём возрасте.

*****

Кто бы мог подумать, что успехи семьдесят пятой дивизии так вскружат голову её командованию и тем, кто сидит выше. По слухам, наше наступление и уничтожение крупных сил немцев привело к тому, что те замедлили своё продвижение на других направлениях. На карте сейчас наш плацдарм смотрелся длинным узким клином.

«Или огромным членом, положенным на пожелания и планы германского командования», - усмехнулся я про себя.

Укрепившись в Иваново и контролируя окрестности вокруг городка и железной дороги от него до Пинска, командирам внезапно захотелось щёлкнуть гитлеровцев еще раз по носу. И ничего лучше придумать не смогли, как нанести удар по Кобрину (вплоть до рейда в Брест, где всё ещё оборонялись бойцы Красной армии, засев в цитаделе). Моторизированной группе предстояло пройти около сотни километров с боями и потом ещё показать мать Кузьмы захватчикам в немаленьком городе, где было полно капитальных кирпичных построек. И каждое такое здание немцами могло быть превращено в ДОТ. Вот поэтому бойцам группы требовались амулеты и зачарованное оружие, особенно много гранат с рунами.

После холодного приёма в ответ на амулеты с элементалями, так и хотелось послать этих заигравшихся полководцев куда подальше. Мешали несколько факторов. Во-первых, я слишком долго и тяжело работал над своим Именем, имиджем, если так понятнее. Стоит мне встать в позу, и сразу из друга и товарища превращусь во врага народа (мысленно, в реальности из меня таким сделать проблемно для местных, сил не хватит). И так предыдущая ссора заметно развела меня с Невнегиным и Масловым в разные стороны в отношениях.

Во-вторых, мне как-то стало всё равно на поступки предков. Да-да, всё никак не отойду от недавней обиды. Пусть переломный возраст уже прошёл, но я всё ещё молод и да, ещё вспыльчив. Здесь флегматику было бы неплохо, но не мне с моим характером. В общем, хотят всё, мягко выражаясь, просрать? Да флаг им в руки и барабан на шею! Мою голову открутить с плеч сложно, а чужие я не нанимался охранять и раз уж решили их потерять, то пусть так и будет.

Есть ещё и в-третьих, что слегка расходится со вторым пунктом. Мне было жаль тех, кому придётся выполнять дурацкий план командования, лезть на ДОТы, зачищать траншеи от немцев, встречать грудью танки. Как обычно и бывает – простому народу приходится воплощать в жизнь дурные решения сверхусидящих. Может, и неправильно я рассуждаю (как сказал бы товарищ Саахов: аполитично рассуждаешь, клянусь, честное слово!), но это моё мнение. И оно таково: на волне удачи у генералов-комиссаров башню напрочь сорвало. А ещё вспомню поговорку: аппетит приходит во время еды.

«Эх, нужно было не к регулярам примыкать, а уходить в леса и сколачивать там партизанский отряд, какую-нибудь «молодую гвардию во главе с собой. Сам себе командир – это куда как лучше», - посетовал я про себя.

Чтобы рейд прошёл удачно, для ударной группы были собраны практически все амулеты, которые я успел сделать к этому времени. Все – защитные, маскировочные, боевые, зачарованное оружие. Тридцать танков, двадцать бронеавтомобилей и четыреста человек. На всех, конечно, магических вещей не хватило, но технику и половину штурмовиков ими оснастили.

Группе предстояло пройти с боями около сотни километров и потом как можно громче и эффективнее покуролесить в Кобрине. Лучше всего было бы переправить отряд через портал сразу на место и пусть они дальше самостоятельно возвращаются назад. Вот только интуиция советовала этого не делать, намекая, что демон запросто устроит пакость, которую я не смогу вот сразу определить. Инфернальная тварь в силу характера могла выбросить группу в опасное место, на тот же склад ГСМ и боеприпасов, где амулеты не спасли бы при взрыве всего этого добра. Или переход вытянул бы ману из волшебных вещей. Или… да многое чего могло произойти. Я просто не в силах всё предусмотреть и оговорить в договоре. Так что, бойцам предстояло добираться до места самостоятельно.

В принципе, особых проблем я не видел. Отправь отцы-командиры пару взводов пехотинцев и танковую роту, а не чуть ли танковую бригаду (если посчитать и броневики, чьё пулемётное оружие с нанесёнными рунами теперь превосходит мощностью танковые пушки, а на БА-10 и вовсе стоит «сорокопятка», которая после зачарования пробивает два Т-3 навылет), то итог был такой же, зато не пришлось бы рисковать занятыми позициями в Иваново и его окрестностях, оставляя бойцов обескровленной дивизии без магического усиления. Я вспомнил истории, как одинокий повреждённый КВ-2 несколько дней сдерживал наступление крупного немецкого подразделения на перекрёстке дорог. Как Т-28 заставил немцев наложить в штаны в Минске, промчавшись по улицам города и ведя стрельбу по ошарашенному врагу. И таких случаев хватало в войну. И сейчас хватило бы десятка тех же БА-10 и БА-9. Последний даже предпочтительнее, так как вместо пушки вооружён крупнокалиберным пулемётом, а, значит, и боеприпаса несёт значительно больше «десятки». Руны на пулемёте сделали тот мощнее 45-миллиметровой пушки. Как по мне, зачарованная пушка – это мощь, но избыточная мощь. Для этих орудий нет нужных целей, разве что, бетонные стенки ДОТов. Только через два года появятся «тигры» и «фердинанды» (а этих вообще всего около сотни или даже меньше выпустили за всю войну) с десятисантиметровыми бортами. И вот против них уже «сорокопятка» с моими доработками будет идеальным противником.

«Надеюсь, через два года война закончится или уже вот-вот закончится», - помечтал я.

Со всеми этими приготовлениями мне опять пришлось лезть под магический купол и заниматься амулетами с оружием. Руку я к тому времени набил неплохо и амулеты из пластинок алюминия выходили из-под моих рук как горячие пирожки.

Слышали такое утверждение, что лень – это двигатель прогресса? Так вот, я с этим полностью согласен. И решил снять с себя бремя не только по заполнению маной уже созданных амулетов, но и созданию новых. Для этого за те десять суток, что провёл в ускоренном потоке времени, я сделал два уникальных, как сам считал, амулета. Первый пополнял ману и восстанавливал износившиеся руны на простых магических вещах, в которых исчерпался заряд. Второй делал защитные амулеты, амулеты отвода внимания, амулеты невидимости, накладывал несколько рун на оружие. К каждому такому конструкту набросал по листку ТТХ и пособие по пользованию. Там указал материал, размеры заготовок, как переключать устройства для перехода от одного типа амулетов к другому. Для оружия ограничил размер, так как за каждые десять сантиметров приходилось платить временем, маной и материалами. Кавалерийский карабин Мосина кое-как умещался в устройство, а вот пехотная винтовка уже никак. Не влезут пулемёты и СВТ и АВС. Зато можно использовать пистолеты-пулемёты, а тот же ППШ после зачарования давал сто очков форы станковому «максиму» без рун. В этом устройстве установкой рун на стрелковое оружие дело не ограничивалось. В нём можно было модернизировать патроны, гранаты, мины и снаряды. Последние, правда, лишь небольшого калибра, не крупнее 45 миллиметров. Такое же ограничение было и для мин.

36
{"b":"629398","o":1}