ЛитМир - Электронная Библиотека

- Добрый... м-да, здравствуйте, - произнёс я, подойдя к ним. - Поезд может следовать дальше? И если да, то когда?

Свои слова я снабдил заклинанием внушения и документом сотрудника милиции, который мне выписал начальник райотдела в Кобрине.

- Не скоро. Ждём дрезину с ремонтниками, чтобы машину починили, товарищ, - ответил один из них. - Клятые германцы осколками пробили котёл, там две дырки с кулак размером...

- Чуть не сварились заживо с Петро, - вставил его напарник. - Енти дыры чопиками не забить никак, рямонту таперича на несколько часов. А то и вовсе отцеплять и буксировать в тупик паровоз до поры.

- ... ещё полотно впереди повредили, опять же рельсы со шпалами нужны. Уж извини, но до темноты точно не поедем никуда, - развёл руками первый. - Дорога встала надолго.

- А дрезина может меня подкинуть до... что тут ближе всего? - поинтересовался я.

- Житковичи проехали минут за десять до бомбёжки. А дальше только Мозырь, енто исшо сотня вёрст с лишком.

- М-да, - крякнул я, - дела.

Развернувшись, я пошёл вдоль состава, стараясь абстрагироваться от вида мёртвых тел, которых хватало, детских криков, плача родственников над погибшими. А потом дошёл до места, где мужчина и женщина в белых халатах возились с ранеными. Последних было несколько десятков. Среди них были и неподвижно лежащие на земле, и стоящие на своих двоих со свежими повязками из платков и разорванных на полосы рубашек. Несколько секунд я стоял в сомнениях, а потом решительно зашагал к импровизированному лазарету.

Поезд был набит битком, так как слишком многие хотели покинуть Пинск, над которым пролетели полки фашистской авиации. Отсюда и огромное количество убитых и раненых.

- Здравствуйте, я помогу, - сходу заявил я докторам, поддержав свои слова мощными чарами внушения. - Ничему не удивляйтесь, никому не рассказывайте лишнего про увиденное, и поскорей устройте ширму, что ли, какую-то, чтобы посторонние не видели операционную. И, пожалуйста, поторопитесь.

- Да, хорошо, - кивнул мне мужчина, каким-то чутьём сразу поверив в то, что могу помочь, потом посмотрел на помощницу. - Мария Владимировна, нужно сделать, как говорит этот молодой человек.

- Запасной халат у вас есть? - остановил я его, уже почти убежавшего на выполнение моего указания.

- Нет, но могу отдать свой.

- Давайте.

Пока мои будущие помощники искали из чего бы сделать ширму, я прошёлся вдоль рядов раненых, мимоходом представившись помощником врача и наложив на себя самоё легкое отведение внимания. Меня видели, но не хотели отвлекать от некоего важного дела, именно эта мысль появлялась в голове того, кто бросал взгляд в мою сторону.

Обойдя всех, я пятерым самым тяжёлым подправил здоровье, так как было опасение, что до основной помощи они могут не дожить.

Вскоре появились врачи (как позже узнал, врачом была лишь женщина, а мужчина оказался сельским ветеринаром с богатой практикой), которые принесли две плащ-палатки и несколько простыней, а так же какие-то палки для опор. С помощью непострадавших пассажиров была сооружена корявая, так сказать, комнатка без потолка. Роль операционного стола играли носилки, приподнятые до уровня пояса при помощи фанерных чемоданов.

Раненый заходил или его заносили, укладывали на носилки, после чего им занималась наша троица. Сначала работал я, накладывая заклинание сна и исцеления, потом он попадал в руки врача с фельдшером, которые накладывали повязку. В качестве бинтов использовали полосы чистой ткани от постельного белья и одежды, так как настоящих бинтов было очень мало и они все ушли ещё до моего появления.

За это время над нами трижды пролетали группы самолётов. Два раза они двигались на восток, один раз на запад. Определить принадлежность авиации ни я, ни окружающие люди не могли. Кто-то испугано косился в небо, считая самолёты вражескими. Другие радовались, предполагая, что раз нас не бомбят, то это советская авиация, возвращающаяся после ударов по немецкому агрессору.

Пока телом я был занят в работе, в голове проносились табуны мыслей на тему: что делать дальше? Я вспоминал всё, что мне было известно по урокам истории, виденное по телевидению, в интернете. Эти кусочки совмещал с информацией из окружающего мира. Например, я вспомнил, что Минск был (или будет) захвачен в конце этого месяца, что-то в пределах шести-восьми дней. А вот Мозырь, до которого от меня было около сотни километров, попал в руки врага едва ли не в начале осени или в последние дни августа (на точные даты и цифры у меня с памятью беда, даже улучшения тела, произведенные джинном, не помогли исправить эту проблему). Почему так вышло - я стал догадываться только сейчас, когда услышал несколько бесед, произошедших между пассажирами поезда. Подозреваю, что дело в Пинских болотах, которые местными жителями возведены в разряд легендарных. А ещё подозреваю, что в моём мире немцы вспомнили своё топтание у этих болот в первую мировую, дальше которых они так и не ушли. Про болота и истории из первой германской я узнал от своих товарищей по несчастью, застрявших у поврежденного поезда. Совместив одно с другим, я получил вполне себе рабочую версию: немцы опасаются увязнуть там, где уже застряли однажды пару с лишним десятилетий назад.

Вскоре раненые закончились, и я смог передохнуть и восстановить запас маны, которую вновь потратил почти всю. А когда медитация закончилась, то узнал, что пришла ремлетучка, которая занялась восстановлением паровоза и путей. Вторыми в первую очередь, так как из Мозыря должен выдвинуться состав с солдатами и боевой техникой. Думаю, что это были части второго эшелона.

'Ох, балбесы, - я покачал про себя головой, - что ж делаете-то?'.

По моему мнению, сейчас нужно налаживать оборону далеко от границы, пока там сражаются передовые части и пограничники, а не слать прямо с колёс части в бой. Тем более, многих из этих подкреплений подлавливали фашистские бомбардировщики и разносили в пух и прах. Это как мясо кусок за куском подкидывать в мясорубку. Да, эти мысли были связаны с послезнанием и просмотренными телепередачами в будущем. Но ведь здесь же сидят умные люди, которые прошли не одну войну, закончили военные академии! Неужели они думают, что сумеют столкнуть назад немцев - тех, кто подготовился к нападению на СССР, а перед этим захватил половину Европы? Сейчас, когда память работает всё лучше и лучше благодаря обновлённому организму, организму мага, я многое вспомнил. Правда, урывками, моментами, но всё не белые пятна. Вот прямо сейчас всплыло воспоминание о, якобы, приказе (было или нет - не знаю, но в сети он мусолился) Павлова, суть которого сводилась к 'коротким контрударом выбить вражеские банды из Бреста и восстановить контроль над советской территорией'. Зараза, это дивизии под командованием Лееда, Бока, Рундштедта - просто банды?

- Дебилы, - в сердцах произнёс я.

В этот момент рядом проходил какой-то мужчина. При звуке моего голоса он вздрогнул и с опаской посмотрел на меня:

- Простите?

- Я не вам, просто мысли вслух.

- А-а, - понятливо кивнул тот.

'Итак, что мне делать дальше? Бежать дальше, пока не окажусь в местах, где не будет оккупации? Попробовать пересечь границу и перебраться, например, в США или Австралию, где смогу хорошо развернуться со своим магическим талантом? Или затеряться в местных лесах, показывая немцам 'мать Кузьмы'? - промелькнули в голове варианты своих действий в ближайшем будущем. - Нет, можно ещё навестить Сталина и раскрыться перед ним, но поверит ли он мне даже с демонстрацией чар? А уж о том, чтобы подчинить такую сильную личность доморощенному магу-новичку нечего и мечтать. У меня все силы будут уходить на контроль только Виссарионыча, а ближайшее окружение уже будет не по силам. Эх, мне бы годик перекантоваться в тишине, научиться пользоваться своими силами!'.

После короткого раздумья вариант с уходом на территорию за линию фронта я отмёл. Там мне никакая ментальная магия не поможет, если осяду на одном месте. Обязательно найдутся внимательные глаза, до которых чары не дотянуться. А я ещё и выгляжу под призывной возраст. Подозрительно будет, если молодой лоб в военное время шляется сам по себе, а военкомат обходит его вниманием.

7
{"b":"629398","o":1}